Игорь Сирота: Сейчас все говорят об интеграции украинской энергосистемы с ЕС. Но нас с таким небалансом никто не примет…

Игорь Сирота: Сейчас все говорят об интеграции украинской энергосистемы с ЕС. Но нас с таким небалансом никто не примет…

Украина приступает к масштабному проекту модернизации каскада днепровских и днестровских ГЭС и ГАЭС, призванному повысить эффективность использования энергии воды в производстве электроэнергии, а с ней – уровень стабильности единой энергетической системы страны. Привлечение к финансированию международных финансовых организаций, включая Всемирный банк, станет гарантией соблюдения самых высоких экологических стандартов этого процесса.

Созданный в 1927-1975 годах тяжелым трудом нескольких поколений инженеров и строителей комплекс гидроэлектростанций на Днепре требует модернизации по многим причинам, в первую очередь, экологическим и техническим. Понятное дело, что отстаивающая энергетическую независимость Украина не может пойти на реализацию мечты некоторых радикальных экологов и вернуть Днепр в девственное состояние времен Киевской Руси или казачества. Возведенные за последние 50-80 лет на украинском Иордане плотины и другие энерготехнические сооружения никто разрушать не будет, и ушедших под воду 700 тыс. гектаров плодородных черноземов и тысяч сел и хуторов, к сожалению, уже не вернуть. Это та цена, которую Украина заплатила за право иметь собственное энергетическое сердце.

И сейчас это сердце ждет не инфаркт, а второе дыхание. Для этого правительство, профильное министерство и «Укргидроэнерго» разработали детальную Программу развития гидроэнергетики до 2026 года, в рамках которой планируется достроить Днестровскую ГАЭС, построить с нуля Каневскую ГАЭС, а также провести реконструкцию большинства уже работающих гидроагрегатов.

Генеральный директор государственной компании-оператора ГЭС и ГАЭС "Укргидроэнерго" Игорь Сирота в интервью УНИАН рассказал о том, какие работы планируются в ближайшие годы, как проект изменит национальную энергетическую систему и, возможно, приведет к снижению цены на электроэнергию в Украине.

Генеральный директор

Какие финансовые и производственные показатели были достигнуты компанией в 2016 году?

На капитальные инвестиции в 2016 году у нас было запланировано 2,7 млрд грн, а реализовано программу на 2 млрд грн. На 2017 год план по инвестициям составляет 3,5 млрд грн. Отмечу, что в инвестиционной составляющей учитываются собственные и кредитные деньги, направленные на строительство и ремонты, а также проценты по кредитам, которые мы выплачиваем банкам.

Если говорить об уплате налогов, то при плане 1,5 млрд грн в прошлом году мы уплатили 2,074 млрд грн в бюджет. При этом в 2016 году мы произвели 8,683 млрд кВт/ч электроэнергии, чистый доход составил 5,987 млрд грн, а средний тариф составлял 70,27 коп./кВт-ч. В этом году мы планируем выработать 8,9 млрд кВт-ч, получить 5,9 млрд грн чистого дохода, а средний тариф составит 66,57 коп./кВт.

Получается, что Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, снизила вам тариф на этот год?

Да, снизила, но мы планируем инициировать пересмотр тарифа на второй квартал. Сейчас у нас на экспертизе находится проект четвертого гидроагрегата для Днестровской ГАЭС, до конца января она должна завершится и к середине марта мы должны утвердить проект в Кабмине, после чего с 1 апреля 2017 года планируется дополнительный тариф на строительство четвертого гидроагрегата. Отмечу, что согласно Программе, которая ранее была утверждена Кабмином (Программа развития гидроэнергетики до 2026 года – УНИАН), мы должны в 2019 году сдать четвертый гидроагрегат в эксплуатацию.

Чтобы изготовить агрегат, «Туброатому» и «Электротяжмашу» необходимо приблизительно 22 месяца, плюс нам нужно еще 7 месяцев на монтаж, то есть, в целом выходит более 2,5 лет. Поэтому необходимо уже в апреле авансировать производство этого агрегата. Пока Кабмином не утвержден проект, невозможно определить тариф. Как только будет проект утвержден и определена стоимость проекта, а это около 4-4,2 млрд грн, тогда мы сможем рассчитать надбавку к действующему тарифу. Думаю, что после учета надбавки, тариф останется приблизительно на уровне прошлого года – 71 коп./кВт-ч, то есть прирост к действующему значению составит около 5 коп./кВт-ч.

Какие еще объекты планирует построить компания?

Сейчас мы активно проводим тендеры на реконструкцию гидроагрегатов. На сегодня 60% агрегатов мы уже реконструировали. До 2021 года необходимо модернизировать еще 23 агрегата и до 2026 года – планируем полностью завершить модернизацию. Эти процессы призваны увеличить рабочую мощность каждого гидроагрегата в среднем на 10%. Отмечу, что мы уже увеличили общую мощность на 300 МВт (на 5% по сравнению с суммарной установленной мощностью компании, которая составляет 5744 МВт – УНИАН) и по завершению реконструкции мы прибавим еще около 125 МВт. Данные работы также позволят увеличить срок эксплуатации гидроагрегата на 40 лет, а также повысить его экологичность, чего требовали от нас наши кредиторы (Всемирный банк, ЕБРР и Европейский инвестиционный банк – УНИАН) и, конечно же, это - увеличение уровня техногенной безопасности. 

В этом году будут проведены тендеры на 152 млн евро для реконструкции 8 агрегатов. Работы по реконструкции и модернизации выполняются ежегодно. Практически каждый год мы вводим в эксплуатацию по 2 модернизированных агрегата. В этом году мы планируем начать строительство четвертого гидроагрегата на Днестровской ГАЭС. Также мы начнем подготовительные работы для строительства Каневской ГАЭС, а именно - строительство дорог, электросетей, системы водоснабжения и стройплощадок.

Когда планируется начать строительство Каневской ГАЭС?

Подготовительные работы – это уже строительство. Для финансирования этого проекта мы инвестируем собственные средства, а также планируем задействовать кредитные деньги. Во втором полугодии 2017 года планируется подписание с банками кредитных соглашений. В первом полугодии мы должны доработать технологию с консультантами и провести общественные слушания.

Стоимость строительства такой станции, скажем, в странах ЕС - 2-3 тыс. евро за 1 кВт мощности, то есть станция такой же мощности, как Каневская ГАЭС, будет стоить примерно 2,5 млрд долл. Спроектированная Каневская ГАЭС в пересчете на доллары стоит 1,5 млрд. Эти расчеты мы делали, когда тонна угля стоила 650 грн, и тогда строительство станции было экономически целесообразно. Сейчас тонна угля стоит 1730 грн – вот вам экономическое сравнение с тепловой генерацией.

Почему мы сравниваем с тепловой генерацией? Объясняю: нам сегодня в Украине не хватает регулирующих мощностей (блоков или агрегатов электростанций, которые могут работать в маневренном режиме и, таким образом, регулировать производство или потребление электроэнергии в энергосистеме Украины – УНИАН). Кто их предоставляет? Это - гидроэлектростанции и тепловая генерация. Теплова генерация как регулятор – неэффективна, это признали во всем мире. Она должна быть в балансе, но должна быть в базе (работать в базовом, постоянном режиме, а не в маневренном режиме – УНИАН). При этом на ТЭС оборудование на 90% отработало свой ресурс и наибольший износ оборудования именно происходит при резких колебаниях.

Стоимость строительства Днестровской ГАЭС на сегодня составляет 660 долл. за 1 кВт. При этом с вводом каждого следующего агрегата стоимость будет снижаться, поскольку мы уже провели основные работы и построили верхний водоем и достраиваем нижний. Также хочу отметить нагрузки, в которых работает станция при нынешних 3-х агрегатах: станция производит 3,5-4 млн/кВт каждые сутки, агрегаты в целом работают по 13 часов. Дальше - если случается какая-нибудь авария в общей энергосистеме, и выпадет 1000 МВт, то нам нужно всего 7 минут, чтобы выдать такую мощность, а тепловой генерации, если они в горячем резерве, – минимум 4 часа.

Кроме того, мы в прошлом году сэкономили стране 1,1 млн тонн угля и газа на 60 млн долл. В общем подсчете – до 3,5 млрд грн. Кстати, мы на сегодня имеем 5 744 МВт рабочей мощности ГЭС и ГАЭС вместе взятых, с них на ГАЭС приходится 1280 МВт (на Днестр – почти 1 000 МВт и 280 – это Киевская ГАЭС).

Как в будущем может измениться доля гидроэнергетики в общем балансе производства электроэнергии?

На сегодня мы имеем 8% в общем балансе мощности энергосистемы Украины, выполнив Программу до 2026 года, мы заберем у тепловой генерации еще 7-8% и получим целевых 15%. Но важно отметить, что кроме того, что мы увеличим долю гидрогенерации, мы также даем возможность для роста атомной генерации. Атомная энергетика не может днем выработать больше, чем на сегодня уже есть, поскольку ночью нет значительного потребления, для этого нужны гидроаккумулирующие станции. То есть, для того, чтобы поднять в общем балансе долю атомщиков, нужен ночной потребитель, а его нет. Следовательно, если бы мы имели дополнительные 1000 МВт, то возникла бы возможность поднять в базе (базовом, постоянном режиме работы электростанций – УНИАН) также 1000 МВт атомной генерации и тем самым снизить долю тепловой. Таким образом, рост доли гидрогенерации даст возможность поднять долю атомной составляющей.

Когда гидро- и атомная генерации поднимутся, тогда мы сможем говорить о снижении цен на электроэнергию. Можно сравнить: у нас сегодня тариф 60 коп./кВт-ч, у тепловой – 1,4 грн/кВт-ч, у «Энергоатома» - около 49 коп./кВт-ч. Таким образом, чем больше будет доля дешевой энергии, тем ниже сможет опуститься ОРЦ (оптовая рыночная цена на электроэнергию, которая формируется как средневзвешенный показатель от всех видов генерации – УНИАН), а следовательно и тариф для конечного потребителя.

Говорят, что нужно развивать солнечную и ветровую энергетику, но при этом все забывают, что, во-первых, они работают в нестабильном режиме и их нужно чем-то регулировать, кроме того, тарифы для такой генерации достаточно высокие, например, 4 грн/кВт-ч. Кто сейчас готов заплатить 4 грн/кВт-ч? Таким образом, «зеленую» энергетику дотирует «Энергоатом» и «Укргидроэнерго».

Каким образом происходит это дотирование?

К примеру, вы, как конечный потребитель, будете платить за электроэнергию приблизительно 1 грн/кВт-ч. Мы («Укргидроэнерго») производим пиковую электроэнергию, которая стоит 1,5-2 грн/кВт-ч. Мы отпускаем ее по 9-10 млрд кВт/ч в год, которые стоят вам, как потребителю, 20 млрд грн. При этом мы с рынка забираем 5,7 млрд грн в год. Следовательно, 14,3 млрд грн в год, которые мы заработали, остаются на рынке. Куда идут эти деньги? Эти деньги идут, например, на покрытие стоимости тепловой генерации, тариф которой составляет 1,4 грн/кВт/ч.

«Укргидроэнерго» сможет выполнить план правительства по наращиванию доли гидроэнергетики с нынешних 8% до 15% к 2026 году?

У нас все получится, если мы достигнем конструктивного диалога с общественными организациями. Согласно показателям Программы развития до 2026 года, у нас все выходит. В этом документе расписаны этапы, график строительства и источники финансирования.

Расскажите о ваших отношениях с экологическими и другими общественными организациями?

Когда мы общаемся с местным населением, где реализуются проекты компании, то понимаем, что 96-97% из них поддерживают проекты, но они, к сожалению, занимают пассивную позицию, а остальные 3% (те, кто против) – слишком активные. Когда приезжаю на разные объекты, встречаю все время одни и те же лица – это приблизительно 10-20 человек, которые провоцируют и организовывают протесты, а также не упускают возможности постоянно появляться в СМИ.

Наша компания прислушивается к мнению людей. Но вот, к примеру, ситуация. За недавнее время я посетил пять европейских стран, где имел возможность побывать на 10 ГАЭС, которые были сданы в эксплуатацию в 2015-2016 годах или будут сдаваться в 2017 году. Но при этом мы слышим от разных «профессиональных» общественных организаций, что ГАЭС уже нигде не строятся.

Кроме того, мы активно сотрудничаем не только с экологами, но и археологами. В рамках реализации проекта по строительству Каневской ГАЭС мы заключили договор с Институтом археологии НАНУ на сумму 4,9 млн грн на проведение археологических раскопок для изучения Трипольской культуры. В 2016 году выполнены 3 этапа работ, профинансировано 1,2 млн грн. В 2017 году запланировано еще 9 этапов. Перед началом выемки котлованов, которые предусмотрены проектом строительства, выделяется время для проведения археологических раскопок, например, один год. Более того, когда выполняются земляные работы по строительству, археологи также  ведут постоянное наблюдение.

Возвращаясь к экологам, хочу привести пример европейской практики. Там никто не говорит, что «мы совсем не хотим этого проекта». Ноборот, экологические организации выдвигают свои конкретные и конструктивные предложения, которые включаются в общую стоимость проекта. Таким образом просто увеличивается его цена. В нашей практике по каждому проекту выделяются средства на развитие социальной сферы местности, куда, в том числе, закладываются  растраты и на  экологические мероприятия. Например, по проекту «Строительство первой очереди Днестровской ГАЭС» было заложено 300 млн грн на развитие социальной сферы. У компании позиция перед местной общественностью следующая - мы выделяем вам 300 млн грн на развитие социальной сферы, пожалуйста, распределяйте их, как сочтете нужным. В вопросы распределения компания не вмешивается, единственное – осуществляется контроль расходов согласно указанному и согласованному перечню целевого назначения по этой программе, когда она уже утверждена местными органами в соответствии с законодательством Украины.

Более того, наша компания вышла с инициативой к Минэкологии относительно реализации Программы по восстановлению Днепра. Мы предлагаем вначале оценить ущерб и определить, кто и в каком объеме причиняет вред реке, после чего готовы профинансировать меры по восстановлению Днепра согласно своей доле от общего нанесенного ущерба. Также мы ведем переговоры с венгерской компанией о строительстве солнечных станций на охраняемой территории ГЭС и ГАЭС, поскольку эта земля не используется нами для хозяйственных целей, но она имеет готовую энергетическую инфраструктуру. По сути, есть намерение отдать в аренду такую землю для работы солнечной генерации.  

Приведу еще один пример. Мы в обновленном проекте перенесли ось водоводов, которые будут соединять верхний и нижний водоемы Каневской ГАЭС, чтобы не навредить природному озеру. Перенести саму станцию невозможно, поскольку необходим максимальный перепад высот – минимум 100 м между верхним и нижним водоемами. Для строительства верхнего водоема Каневской ГАЭС есть преимущество – природный яр, который мы вычистим, построим подушку толщиной 1 м, которая будет состоять из суглинка, щебня, песка, камня, чтобы не просачивалась вода. Такую подушку мы построили для Днестровской ГАЭС и видим результат – вода не просачивается сквозь грунт. Для фиксации этого результата было поставлено 1800 датчиков для мониторинга влажности земли (берегов) вокруг водоема.   

Также важно отметить, что Каневская ГЭС отчисляет в местный бюджет 37 млн грн в год, если состоится Каневская ГАЭС, то, соответственно, это еще 37 млн грн дополнительно. Основными преимуществами являются также создание инфраструктуры и рабочих мест. В дополнение - на 80% при реализации проектов используется отечественная продукция, например, того же «Турбоатома». 

Возвращаясь к роли «Укргидроэнерго», я также хочу подчеркнуть важность наших регулирующих мощностей. Они очень нужны нашей энергосистеме, наращивая их мы можем говорить о росте мощностей генерации, которые работают в базовом режиме – например, атомной генерации. Мощности ГАЭС нужны, чтобы создавать ночное потребление энергии в промышленном масштабе. Когда я слышу о намерениях балансировать систему с помощью ночного потребления среди населения, например, электрокарами или используя бытовую технику, то отвечаю на это - энергосистема не может рассчитывать на то, что вы ночью встанете и включите стиральную машину. Такое потребление будет хаотичным, в то же время должен быть 100% регулятор, поскольку необходимо удерживать частоту в системе 50 Гц. Я больше вам скажу, в таких европейских странах, как Португалия и Австрия, строят ГАЭС, чтобы продавать на рынке ЕС услуги по балансированию.

Кроме того, водохранилища «Укргидроэнерго» выполняют функцию по обеспечению пресной водой областей, через которые протекает Днепр. Более того, 75-80% пресной воды для нужд Украины поступает из Днепра. Перед нами стоит задача - обеспечить города пресной водой. Нам Межведомственная комиссия по установлению режима работы днепровских и днестровских водохранилищ выдает обязательные к выполнению требования, на какой мы имеем право опустить уровень водохранилищ, чтобы не допустить ситуации, когда города останутся без пресной воды. Круглогодичное обеспечение пресной водой населения – это первое требование!  

Сможете ли вы поставлять электроэнергию конечным потребителям в новой модели рынка?

Мы не сможем продавать электроэнергию конечным потребителям. Думаю, что у нас не будет двусторонних, прямых контрактов. Электроэнергия все равно будет реализовываться через рынок и гидроэнергетики вместе с атомщиками продолжат дотировать развитие альтернативной энергетики. Если бы компания стала равноправным участником рынка, то производимую нами электроэнергию с таким низким тарифом раскупили бы в первую очередь. А так мы по-прежнему остаемся поставщиком услуг по балансированию и регулированию для оператора рынка. Полагаю, что при новой модели рынка у «Укргидроэнерго» услуги по балансированию должна покупать компания «Укрэнерго».

Может нам стоит докупить услуги по балансированию в ЕС и не создавать собственные?

Сейчас все говорят об интеграции украинской энергосистемы с ЕС. Но нас с таким небалансом (недостатком регулирующих мощностей - УНИАН) никто не примет… Необходимо также учесть, что в Европе стоимость строительства 1 кВт мощности ГАЭС составляет до 3 тыс. евро, в то время как мы – отечественные гтдроэнергетики можем построить за 1,3 тыс. евро. И что в итоге получается - мы заявляем, что «готовы платить в 2 раза больше, тогда как за этот же период, который нужен для интеграции, могли сами построить более дешевые мощности и сами себя обеспечивать и прийти в Европу уже сбалансированными.

Какие погодные условия наиболее благоприятные для работы компании?

Наибольшее проседание отмечается летом, когда прослеживаются редкие осадки и имеют место значительные испарения при высоких температурах… Для нас главное это - приток, который увеличивает полезный отпуск электроэнергии. Зимой для выработки сопутствующая погода при наличии снега и температуры плюс 3-5 градусов по Цельсию, а весной нам способствуют паводки.       

Дмитрий Сидоров (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter