Суббота,
10 декабря 2016

Наши сообщества

В поисках мирной жизни: как бойцы АТО трудоустраиваются "на гражданке"

Психологи утверждают, что все участники боевых действий, так или иначе, заражены «синдромом АТО». Поэтому после демобилизации воинам трудно возвращаться к мирной жизни. УНИАН поинтересовался одним из аспектов адаптации бойцов – их трудоустройством.

 / УНИАН
Для многих бойцов АТО вопрос социализации состоит в трудоустройстве / Фото УНИАН

Для многих бойцов АТО вопрос социализации, помимо лечения, реабилитации и выполнения обещаний государства в предоставлении льгот, состоит и в трудоустройстве. Еще в конце прошлого года Международный кадровый портал HeadHunter Украина провел опрос, согласно которому, по меньшей мере, в половине украинских компаний были мобилизованные сотрудники. И большинство работодателей (66%) выразили готовность предоставить бойцам АТО их рабочее место после демобилизации (согласно украинского законодательства, за мобилизованным работником рабочее место сохраняется «на особый период, но не более одного года»). Ну, а кто-то и так был сам себе работодателем.

Так, бывший сотник 14-й сотни самообороны Майдана, бывший боец 79-й отдельной аэромобильной бригады Андрей Хоманчук после дембеля вернулся к своему небольшому бизнесу – известному в волонтерских и армейских кругах магазину «Каптерка». В нем можно приобрести «мелочи» вроде шевронов и флагов, а еще носки, перчатки, флиски и берцы – ассортимент обширен. Кроме того, в магазине можно «подвесить» любой товар для бойцов АТО.

Хоманчук / facebook.com
Хоманчук после дембеля вернулся к своему небольшому бизнесу / facebook.com

В свою очередь, один из защитников Донецкого аэропорта Максим Музыка, будучи мастером восточных единоборств, после демобилизации из спецназа возвращается к ведению курсов самообороны. Во время Евромайдана Максим уже тренировал и активистов протестного движения, и журналистов, и, по его собственным словам, «обычных хороших людей». Новый курс – комплексная система самообороны, основанная на подходах и принципах японских воинских школ, которые адаптированы к сегодняшним реалиям – начнется с июля.

Музыка / facebook.com/muzamax
Музыка после демобилизации возвращается к ведению курсов самообороны / facebook.com/muzamax

В новую жизнь с собственным делом

Вместе с тем, уже по результатам 2015 года, около трети демобилизованных, по разным причинам, не смогли вернуться на предыдущее место работы. Кто-то не сделал этого по состоянию здоровья, некоторые бойцы АТО, вернувшись, уволились из-за проблем с адаптацией, а некоторые написали заявления об уходе по собственному желанию потому, что не хотели больше заниматься старой деятельностью. Они-то и составляют костяк тех, кто посчитал нужным открыть собственное дело.

До начала боевых действий на Востоке Украины киевлянин Виталий Мартыненко был барменом-бариста. Парень разливал бесплатный кофе для протестующих на Майдане, по окончанию Революции Достоинства, когда его друг, прошедший с ним Майдан, ушел добровольцем на фронт и вернулся с ранением, Виталий записался волонтером в Главный военный клинический госпиталь. Там познакомился с волонтером Инной Ткачевой, которая взяла парня под свою опеку и долго на войну не отпускала. Только после того, как Виталий побывал в зоне АТО в Счастье и Луганске с волонтерскими миссиями, ушел в АТО добровольцем. Изначально «Ветер» (такой позывной у Виталия был во время службы) попал в учебный корпус батальона «Айдар», позже подписал контракт и служил в 93-й отдельной механизированной бригаде.

На сегодняшний день контракт разорван по состоянию здоровья. И боец, находясь в запасе, начал свое дело – шьет пуфики – мягкую, бескаркасную мебель. Идею для бизнеса «Ветру» подсказала Инна Ткачева, увидев такие пуфы в витрине одного из столичных магазинов. «Я понял, что я, может быть, смогу сделать их лучше, хотя понятия не имел, как они делаются», - рассказывает Виталий Мартыненко.

Виталий Мартыненко / facebook.com
Мартыненко начал свое дело – шьет пуфики / facebook.com

Для пробного пошива, на материал парень потратил всю свою зарплату. А первый пуф шил всю ночь. «И понял, что он – плохой. Тогда договорился со швеей», - говорит «Ветер».

В поисках заказчиков бойцу помогли бывшие сослуживцы, волонтеры и подписчики его страницы в одной из социальных сетей. И дело пошло. Сегодня клиенты звонят Виталию Мартыненко сами, а производство пуфов «от «Ветра» расширилось: парень делает их в форме конусов, груш и больших подушек-матов. В планах - открыть полноценную мастерскую, но пока нужно подсобрать денег. Как? Виталий продолжает работать барменом-бариста. И даже планирует открыть собственную кофейню, дабы заработок от кофе вкладывать в развитие пуфо-бизнеса. И, кто знает, возможно, к «Ветру» в этом деле присоединятся и другие ветераны АТО.

Помог себе – помоги другим

К примеру, так, как это произошло с проектом «VeteranoPizza», который заработал в Киеве в декабре прошлого года. По словам одного из его создателей, участников и организаторов, бывшего бойца 30 отдельной механизированной бригады Леонида Остальцева, перед «VeteranoPizza» стояло несколько задач. Во-первых, адаптация военных к мирной жизни, выработка умений вести диалог вместо драки. Для этого в проекте есть штатный психолог, который и помогает в этом бойцам. Изначально в «VeteranoPizza» работали только ветераны АТО, но позже, чтобы восстановить у бойцов, вернувшихся с фронта, навыки жизни в мирном пространстве, воины стали работать в смешанном коллективе с теми, кто видел войну только по телевизору.

facebook.com/diliriya
Проект "VeteranoPizza" заработал в Киеве в декабре прошлого года / facebook.com/diliriya

Во-вторых, обучение ветеранов АТО новым специальностям – от пиццайоло до управляющего – чтобы сотрудники «Пицца Ветерано», получив востребованную профессию, в дальнейшем могли трудоустроиться в любом регионе страны и зарабатывать самостоятельно.

В-третьих, создание собственных проектов – от написания бизнес-плана до поиска инвесторов под его реализацию. «Если человек не готов открывать свое дело, то он просто продолжает работать в проекте», - отмечает Остальцев.

Остальцев / facebook.com/diliriya
Остальцев: Проект «VeteranoPizza» – это не только пицца / facebook.com/diliriya

Таким образом, по словам Леонида, проект «VeteranoPizza» – это не только пицца. «Это возможность для ветеранов найти себя в мирной жизни, создать себя и помочь другим», - написал он на своей странице в одной из социальных сетей.

Помогают в поиске инвесторов для воплощения бизнес-идей благотворительные фонды и общественные организации. К примеру, в Украине (в четырех городах – Киеве, Харькове, Львове и Одессе) работает программа поддержки малого бизнеса и самозанятости, в том числе, ветеранов АТО, «Новый отсчет», в рамках которой ее участники получают гранты (от 30 000 до 80 000 гривен на одну бизнес-идею) для начала или развития собственного дела. Среди проектов, которые предлагают реализовывать участники «Нового отсчета» - сельское хозяйство, пчеловодство, изготовление мебели, окон, дверей, пекарни, садоводство, автоматизация домовых систем и тому подобное.

Получить помощь на реализацию своей бизнес-идеи можно и в Государственной службе занятости Украины. По словам и.о. главы этого ведомства Сергея Кравченко, по состоянию на 1 июня 2016 года, в статусе безработного числятся более 21 000 участников АТО. При этом, с начала текущего года, лишь 562 ветерана АТО, получив помощь по безработице единоразово, последовали примеру Мартыненко и Остальцева – открыли собственное дело.

Дело воина боится

К сожалению, в этих сухих цифрах отдельной строкой не выделены ветераны АТО, которые демобилизованы по состоянию здоровья и получили инвалидность. Действительно, многие из них все еще проходят длительное лечение и не менее долгие месяцы реабилитации, поэтому пока не озабочены вопросами трудоустройства. Вместе с тем, HR cпециалисты констатируют, что, наряду с работодателями, которые открывают вакансии (от продавцов, офис-менеджеров и web-разработчиков до юристов, кризис-менеджеров, и аналитиков) для ветеранов АТО, есть и работодатели, которые берут людей с ограниченными возможностями на работу неохотно, несмотря на налоговые льготы, связанные с реализацией такой социальной политики. Мол, проще заплатить штраф за невыполнение норм законодательства.

Зато, что уже вошло в Украине в традицию, опекунство над инвалидами АТО не прекращают волонтеры, при поддержке социально-ответственного бизнеса. Так, к примеру, некоторые компании предлагают инвалидам АТО бесплатное обучение престижным IT-специальностям, кто-то – навыкам вождения авто, кто-то из ветеранов-инвалидов начинает волонтерить, а кто-то, также, как побратимы без инвалидности, находит новую профессию или переквалифицируется в предпринимателя.

К примеру, харьковчанин Олег Березовский потерял на войне кисти обеих рук. После демобилизации вышел на работу в должности младшего научного сотрудника Харьковской академии Национальной гвардии Украины и начал помогать инвалидам в качестве адаптолога в местном реабилитационном центре. А, чтобы получить профессию реабилитолога, поступил в Академию физкультуры, за несколько месяцев освоил несколько видов массажа и стал массажистом.

Еще один ветеран АТО из Кировоградской области Александр Чалапчий потерял на войне обе ноги выше колен. После госпиталя вернулся к работе преподавателя в профтехучилище. Но предпринимательская жилка взяла гору и, вложив в открытие своего дела всю государственную помощь, полученную из-за ранения, Александр открыл предприятие по производству экотоплива из соломы.

Чалапчий / facebook.com/aleksey.krasnoschokov
Чалапчий потерял на войне обе ноги выше колен / facebook.com/aleksey.krasnoschokov

В свою очередь, Александр Кикин из Черкасской области, потеряв на войне ногу и долго добиваясь получения статуса инвалида АТО, в мирной жизни посвящает себя волонтерству. Причем, проблемы с бюрократией и чиновничьим равнодушием, с которыми пришлось столкнуться самому, заставили парня задуматься об открытии центра по трудоустройству инвалидов.

Кикин / facebook.com
Кикин в мирной жизни посвящает себя волонтерству / facebook.com

Война как профессия

Еще одна интересная официальная цифра – количество военнослужащих, которые трудоустроились… на военную службу по контракту. С начала 2016 года через центры занятости контрактниками стали 939 человек. В целом же, по информации Минобороны, с начала года контракт с ВСУ подписали около 33 тысяч человек.

Один из таких – житель Винницкой области Виталий Чердаков (позывной «Прапор»). Впервые парень попал на фронт добровольцем в 2014 году. По собственным словам, мобилизовался за три минуты. Служил пулеметчиком в 18-м батальоне территориальной обороны «Одесса», пережил на фронте многое: проблемы с продуктами и нехватку воды, психологические срывы сослуживцев, необходимость давать отпор диверсионным группам противника, находясь в самых сложных бытовых ситуациях.

армія солдати всу збройні / upogau.org
С начала года контракт с ВСУ подписали около 33 тысяч человек / upogau.org

По словам Виталия, чувство патриотизма, с которым шел на фронт, прошло после рассказов сослуживцев, вышедших из Дебальцево. Зато пришло понимание, что война – это для многих работа. Осознавая, что в родных краях, в мирной жизни, с трудоустройством проблемы, «Прапор» после дембеля оказался в Одессе, где начал строить военную карьеру и семью (скоро у него родится сын).

Виталий рассказывает, что, чтобы попасть на контрактную службу, ему пришлось пройти проверку с пятью психологами. Сейчас парень бывает наездами в Киеве, проходит обучение с иностранными инструкторами, проводимое под эгидой НАТО. «Нам сказали, что учебы будет много. И, я думаю, это полезное дело. Но нужно, минимум, еще лет пять, чтобы внедрить у нас их (НАТО – УНИАН) принципы работы. Думаю, через 10 лет уже увидим результаты», - считает он.

Так или иначе, истории наших героев доказывают, что работа для ветеранов АТО найдется, даже если работодателем приходится становиться самому. И жизнь после войны - возможна.

Татьяна Урбанская, Ольга Ерохина

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение