Маломуж уверен, что судьба нового миропорядка решается в Украине / фото Ратинский Вячеслав / УНИАН

Экс-глава внешней разведки Николай Маломуж: После развала южные и западные регионы РФ захотят в Украину

14:20, 14.10.2022
25 мин. 14678 Интервью

Бывший глава внешней разведки, генерал Николай Маломуж в интервью "УНИАН" рассказал, как может закончиться война и какое место в новом миропорядке займет Украина.

Давайте начнем с последнего заявления ФСБ. Россияне порадовали нас "расследованием" взрыва Крымского моста. Как вам их выводы? Обвиняют во всем Главное управление разведки и лично Буданова.

Это было ожидаемо. Если мы рассматриваем версию, что это операция ФСБ, то они подготовили все аргументы, конечно, с обвинением спецслужб Украины – ГУР и ее руководителя Буданова. Эту версию запускают для обвинений Украины в терроризме, в том, что мы проводим диверсионные операции по особо важным объектам - перед россиянами, в первую очередь. А мировой общественности показать, что мы применяем такие методы против мирных граждан России, взрываем мост.

Вот такую версию они готовили заранее, это готовая модель на фоне больших неудач и провалов на фронте. Путину нужно было в первую очередь мобилизовать российское население, которое не хочет идти на фронт, избегает призыва. Стратегическая оценка самого Путина и в России, и международными партнерами очень негативная. И вот эта ситуация - наши успехи - породила очень большие ожидания, что Путин проиграет, а ВСУ будут эффективно освобождать и юг, и восток, и Крым. Это была не только военная, но и общественно-политическая, международная угроза Путину. Потому, что на этом фоне нам увеличили поставку вооружений, техники, начали менять позицию и Китай, и Индия.

Самое главное – внутренняя ситуация, которая позволила и оппозиции, и недовольным военным начать осторожные, но нарастающие действия по смещению режима. Путин просчитал этот вариант, и нужно было провести такую акцию, которая была бы знаковой для россиян. Идеологический символ для России, которым он пожертвовал. Конечно, нужно было наработать конкретные действия, якобы с подготовкой теракта нашими спецслужбами. И тут он расписал уже и маршруты, и лиц, и организаторов, и, конечно, Буданова, который это якобы провел.

"Расследование" россиян не выдерживает критики?

С момента произошедшего все российские СМИ быстро показали картинку… Так не бывает, что кто-то уже ждет, и картинки в разных форматах показываются. Тут же буквально на протяжении дня идет верификация, что это теракт Украины, который подготовлен по такому сценарию, показали маршрут следования. Правильно выступают наши следователи Службы безопасности Украины - так не бывает, чтобы в течение нескольких часов модель стала известна. Это бывает тогда, когда все подготовлено.

Я проводил сотни расследований, а тем более сотни оперативных действий по раскрытию терактов. Это сложная тяжелая работа. Нужно глубинно обработать сотни и тысячи материалов, определиться в связях, контактах, мотивации, специальных действиях. Оперативная и следственная работа, работа экспертов, работа международных партнеров в разных странах – это время, месяцы, а бывает – годы. В данном случае мы видим, что операция сгруппирована под подтасованные факты. Приближение автомобиля, участие конкретных людей, возможность использования агентур российских спецслужб "втемную". Например, водителя и других. Эти люди не были смертниками, но они выполняли свои функции, не зная, что дальше произойдет.

Мы не испугались даже массированных ракетных обстрелов, не стали менее сплоченными

Еще один факт, что ситуация связана с провокацией. Россия говорила, что на въезде и выезде Крымского моста существует пять систем контроля. Технического, радиационного, по взрывчатым веществам… Там практически просто так проехать невозможно. Если мы говорим, что это действия Украины или третьих стран, то это большой просчет российских спецслужб. Там работают ФСБ, Росгвардия, МВД, специальные технические службы. Я думаю, что задача стояла более глобальная. Путин готов частично пожертвовать Крымским мостом, там же не был глобальный взрыв, снёсший весь мост. Раньше Путин, когда у него была тяжелая политическая ситуации по Чечне, он проводил целенаправленные взрывы жилых домов, показывал угрозы взрывов и мобилизовал население на борьбу с терроризмом. А сегодня пытается – на борьбу с Украиной и Западом. Но, по большому счету – не удалось. Просчет получился по всем направлениям. Мы не испугались даже массированных ракетных обстрелов, не стали менее сплоченными.

Путин не может победить, уверен Маломуж / фото ua.depositphotos.com

Я в начале войны говорил, 24-го февраля обратился к самому Путину через наши средства массовой информации, через телевидение, радио, и сказал: "Путин, ты начал войну. Это конец твоего режима и тебя окончательно. Объединенный народ не победить никому". Мы объединились очень мощно, мы показали, что Путин не победил ни на первом этапе, ни на втором, а тем более – сейчас.

То есть команду разрушить Крымский мост, скорее всего, дал Путин?

Да, основной бенефициар этой ситуации сам Путин. И приказ отдавал Путин – исходя из стратегических целей.

Помимо Крымского моста,у российской элиты в последнее время достаточно много потрясений: освобождение Харьковской области, Лиман вернулся под контроль Украины. Успехи ВСУ настолько оглушительны и разгромны для Российской Федерации, что они обязательно должны отражаться на настрое элит и в частности на Путине. Как вы считаете, какая там сейчас обстановка? Не зря же говорят об этой войне Минобороны и ФСБ, что башни Кремля начали грызть друг друга. Что вам известно, как разведчику?

В первую очередь, что Путин находится в очень сложной ситуации. Он загнан в угол. Это я прямо говорю, а не образно. У него нет выхода из ситуации. Он пытался использовать различные инструменты: усиление активных атак по различным направлениям, нанесение глобальных ударов, попытку давить на нас через американцев, европейцев, Шольца и Макрона, системное давление через Эрдогана к склонению к переговорам, но на условиях России. Путин понимает, что он проиграл, но не хочет этого признавать глубинно. Он не может смириться с тем, что мы наступаем. Он не понимает, почему это так. Поэтому он ищет виновника – Шойгу, Герасимова, которых он пока сменить не может, так как это уже символ системного провала. Это его друзья. Шойгу его друг, Герасимов – подручный.

Король не голый, но очень слабый, а в перспективе, может, будет и голый

Поэтому он взял командование над исполнителями конкретных операций на Востоке или других направлениях на себя, но получилось так, что и тут проигрывает. Он в данной ситуации понял, что уже военные и политические элиты, спецслужбы, бизнес и международные партнеры увидели, что он слабый. Король не голый, но очень слабый, а в перспективе, может, будет и голый.

Поэтому в данный момент ему нужно было задействовать такие ресурсы, которые могли бы поднять имидж. Но проигрывая, он пытается найти виновников, смещая их с должностей, арестовывая, нагнетая ситуацию среди военных, обвиняет часть спецслужб. Уже ряд генералов и полковников ФСБ сидят в "Матроской тишине". Поэтому противоречия возникают еще и среди военных. Угрозы он озвучил на закрытых заседаниях и с другой стороны - через политический спектр. Через Пригожина, Кадырова, СМИ и "патриотов", которые начали на всех каналах кричать, что нужно привлечь к ответственности, разжалобить, отправить на фронт российских генералов. Это мощная волна. Он решил стабилизировать ситуацию не только репрессиями, контролем и сменой командующего на Суровикина, который более жесткий во всех отношениях, будет четко выполнять указания и достигнет успеха.

Вы думаете, Путин именно так оценивает Суровикина – как жесткого эффективного военного менеджера? Мне кажется, что многие понимают, наверное, и Путин какое-то понимание в этом имеет, что Суровикин - это полный бездарь в военном деле.

Он понимает, что он выполнит его задание. Что другие его задание не выполнили, а Суровикин тупо, бездарно, но будет выполнять. Они не достигнут успеха. Правильно говорят мои коллеги из Института изучения войны и ЦРУ, что Суровикин не панацея. Он не выполнит задание Путина, но Путин находится в шорах. Зная его много-много лет, и как он часто зацикливается на ситуации… Он зациклился, что тут надо менять стулья, поменять командующего. А с другой стороны будет понуждать Лукашенко все-таки вступать в войну или хотя бы со стороны Беларуси направить 20 тысяч мобилизованных, чтобы начать какие-то наступательные операции.

У Путина нет мотивированной армии / фото ГУР МО

Это его видение глобальной войны, как второго этапа "мы еще не начинали", но перспективы оно не имеет. Путин планирует начать новые атаки со старым вооружением и техникой. Это не сработает. Он уже фактически не имеет системы подготовки, мощной профессиональной армии и главное – мотивированной, что очень важно. Он имеет немотивированную непрофессиональную армию, старое вооружение и технику, и, соответственно постоянные просчеты и провалы на фронтах. Вот реальная ситуация. Можно где-то попытаться затормозить, задействовать какие-то ресурсы, резервы, где-то подавить возможности, наши коммуникации, энергетические средства – это тоже в его формате, но возобновить успешно наступление – нет.

Воля дать отпор агрессору - это очень важная составляющая всех наших побед. Поэтому ее надо подавить. Каким способом? Деморализовать, начать массовые атаки, которые он провел буквально позавчера, ударить по инфраструктуре, гражданским объектам, по энергетике всей Украины. Народ будет требовать что? Переговоры. А Путин выставит условия. Сейчас он будет передавать их в Астане через Эрдогана, возможно, через посредников, и будет пытаться это диктовать на встрече G20.

Кстати, в Астане, как вы думаете, Путин лично будет? Стали ли чаще использоваться его двойники? Буданов постоянно намекает, что реального Путина мы, возможно, не видели уже пару месяцев.

Нет, это реальный Путин. Только в отдельных ситуациях, когда проводятся массовые мероприятия, возможен вариант двойника. Я знаю, он очень боится погибнуть.Один из внешних маркеров: все видели, как он при ковидесадил всех президентов на 15 метров от себя. Точно также он боится погибнуть от ядерной бомбы, террористов, заговорщиков. Он сейчас обставил себя пятью спецслужбами, которые контролируют и элиту, и друг друга. Я знаю его психологию. Мы с ним вели очень жесткие дискуссии в разные периоды. Период прекращения подачи газа в Украину и в Европу. Была очень тяжелая встреча, но мы все-таки тогда победили. Период 2008 года, когда мы были на грани войны, предполагались удары Черноморскому флоту Украины, события Грузии. А это уже начало войны с Украиной. Мы также эту систему упредили. Было очень мощное давление и на Путина,  и на тогдашнего президента Медведева.

Он принимает только такие аргументы – очень мощные силы, ядерные возможности, военные, а также критические аргументы в отношении него лично и его режима. Третий вариант – обязательно контролируемый формат выхода из этой ситуации ему. Но это обязательно должны быть условия Украины и наших партнеров. Тогда оно сработает. Если мы будет дожимать, это только военный путь, дальше это война до победного конца.

Видно, что Путин боится. Недавно в Российской Федерации прозвучало достаточно странное сообщение, что для безопасности президента РФобеспечено все. От кого – тоже, наверное, понятно, вы упомянули об арестах военных. Запахло переворотом? Путин это понимает и боится этого?

Он реально боится, он понимает, что там недовольны. Очень многие представители спецслужб и военные советники, которые находятся в его окружении, были против войны. Прямо сказали, что он совершает большое преступление, как минимум ошибку, и они готовы от него отказаться. Некоторые говорили, что готовы приехать в Украину воевать против Путина, даже такие были.  А дальше пошло по нарастающей. В данный момент он еще держит контроль, все боятся за свою жизнь, но объединение сейчас военных и, конечно, отработка различных спецслужб, от политической до силовой – они имеют право на жизнь.

Но это будут не ближайшие недели, а когда мы начнем массированные наступательные операции. Например, рушится фронт, россияне сдают Херсон, мы начинаем наступать на левом берегу и начинается паника. На Харьковском была локальная паника, тут может быть глобальная. Зайти и освободить Херсонскую область и войти в Крым. Это может быть лучший формат, один из мощнейших сценариев. Точно также может рушиться и восточный фронт. В этой ситуации, конечно, его партнеры резко будут думать, как себя сохранить. Это переговоры с Западом и украинской стороной на условиях сохранения режима, выход из Украины, компенсация Украине, соглашение с гарантиями, сохранение стабильности России. Потому что они также будут показывать, что дестабилизация в России это угроза всему миру, потому что ядерное оружие будет бесконтрольно.

Могут быть переходные этапы, но с новым руководством и режимом

Этот фактор работает. Общался с американским, британским, европейским руководством  - они все говорят: "Да, нельзя допустить развала". Потому что эти сегменты развалятся, отдельные элементы ядерного оружия будут находиться, возможно, у террористов, сформированных группировок. Это будет угроза миру и мировой стабильности. Могут быть переходные этапы, но с новым руководством и режимом, которые обеспечат переходной период и стабильный вариант сдачи всех интересов, которые они имеют в Украине, стабилизации ситуации в мире, и отработку демилитаризации России, компенсации Украине. Формирование нового режима с более демократическими принципами.

Это сейчас готовится и к возможной встрече в Индонезии на G20. Если такой механизм будет подготовлен, это может быть поворотным пунктом в мировом порядке, потому что тогда будет выстраиваться новая модель. На международных форумах в Вашингтоне, в Берлине, Лондоне и Париже вырабатывается новая модель миропорядка. Это началось, когда в США был президент Трамп. Выработали именно условную программу Хельсинки-2 с учетом новых реалий, новых угроз, войн, включая Украину, и как выйти на модель формирования безопасного мира. Трамп лично уже после подготовки западным миром встречался с Путиным. Где? В Хельсинки. Потому что общество настаивало на проведении этой встречи в Хельсинки, как символе тех соглашений, и если Путин согласился с таким планом, то он участник этого миропорядка.

Но сейчас уже мир изменился, война изменила все. Где в создании новой геополитической модели мира будет место Украины после нашей победы?

В первую очередь, мы стали одним из ведущих факторов в этом миропорядке. Потому что все проблемы мира и будущего миропорядка в первую очередь решают в Украине – тут решается вопрос войны между режимом Путина и всем цивилизованным миром в целом. Даже против Китая, Индии и других участников. Угроза ядерной войны и размахивание дубинкой Путиным - это уже угроза всем.

Мы моделировали ситуацию в Вашингтоне. Британские и американские спецслужбы подготовили фильм нанесения ядерных ударов США и России. Это конец всем, Земли, человечества. Никого не будет. Это показали Путину и всем участникам. Поэтому ситуация здесь решается. Вот тут корень проблемы нового мира выстроить новую систему. А Украина будет активным участником этой модели, как стабилизирующий фактор на этом континенте, в центре Европы, имея все ресурсы победителя, чтоб обеспечивать мир вместе с остальными партнерами.

Этого статуса победителя и ресурсов достаточно для того, чтобы быть лидером хотя бы среди стран ЕС, полноправным членом этой семьи? Или мы снова будет сталкиваться с тем, что нас будут пытаться задвинуть на задворки Европы, геополитики и будут переводить в статус любимого, но младшего брата?

Вот это зависит от нас, от руководства страны, чтобы влиять на общемировые системы. На команду Байдена, республиканцев, Макрона, Шольца, Си Цзиньпина и других участников. Есть у нас люди, которые вели с ними переговоры, и они слушали наши аргументы. Потому что они были разумные и глубокие и для их стран, и для мирового правопорядка.

Если заключим соглашение на наших условиях, и Путин выведет войска, будет возможен какой-то вариант мира, но мы ставили четкое условие – вывод полностью на 24 февраля и в перспективе решаем вопрос Донбасса и Крыма, это отдельная была схема.

Украина не только будет отстраиваться - будет новая концепция развития государства на технологическом уровне

Уже проведено несколько форумов в Вашингтоне, в Париже, собрание парижского клуба по восстановлению Украины. Наработали 1 триллион 680 миллиардов долларов на восстановление нашего государства с участием американских корпораций, федеральных властей США, мирового банка,  МВФ. Очень мощных финансовых структур и корпораций Европы, Китая, Индии, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов. Мировые гранты, политики, финансовые системы и модели инновационной экономики предполагают, что Украина не только будет отстраиваться. Будет новая концепция развития государства на технологическом уровне.

Мы пройдем многие этапы. Даже выше чем Европа, это будет 5-6 поколение. Как прошли, например, страны юго-восточной Азии, которые обогнали Европу по технологическим достижениям за счет инновационной модели. Один из участников - родственник одного из президентов США, который возглавляет очень большие финансовые структуры США. Он стал исполнительным директором этого мощнейшего фонда. Это уже не план Маршалла, а несколько планов Маршалла по восстановлению Украины и самое главное – не просто восстановление, а новая концепция развития Украины: экономическое, технологическое, финансовое, коммуникационное. Это дает перспективу, что страна наша станет передовой. Очень важно, чтобы мы не остались на задворках.

Наш коллега в Швейцарии, директор института, который изучает лидеров стран, сказал: "Вам не повезло. У вас не было лидеров, следовавших этой концепции. У вас супер-условия, очень грамотный народ, прекрасная земля, высокий уровень технологий, у вас мощнейшая перспектива, но вам просто не везет, что элиты не дают этой концепции развиться, а менее мощные страны подымались".

Это было не в последнюю очередь потому, что руководство страны, наша элита, были нашпигованы агентами российского влияния. Вы правильно говорите – с ресурсами повезло, с людьми, землями и климатом, но с соседом нам не повезло. Многие из стран Запада не заинтересованы в распаде Российской Федерации, но для Украины этот вариант был бы наиболее оптимальным. И многие эксперты все-таки говорят, что война для Российской Федерации закончится ее распадом. Каким вы видите распад, если он будет: мирным или кровавым?

Я вижу два сценария. Что страны мира на каком-то этапе дожмут этот режим. Путин будет смещен, будет какое-то переходное правительство под гарантии Запада. Мы полностью достигнем своих целей, освободим Украину и при поддержке международного сообщества освободим и Донбасс, и Крым. Переходной этап - это конечно то, на чем будут настаивать Запад и Китай. Хотя при полном военном провале может начаться внутренний распад. Без внутреннего распада, без тенденции противостояния в элитах и национальных республиках не будет той модели разобщения и формирования новых республик.

Национальные республики, например Тува и даже Татарстан, готовы к отсоединению. Они даже одно время в 2014 году после начала войны в Украине, когда мы с ними общались и говорили, что все равно дойдем до Владивостока, отвечали: "По дороге возьмите нас, мы вам поможем завоевать новые территории для себя и в борьбе с режимом Путина". Это тенденция. Совсем другая ситуация будет в Чечне и на Кавказе. Это будут четкие модели формирования новых государственных сообществ, которые будут формировать свою национальную экономику, традиции и руководство.

Примерно сколько таких государств может появиться?

В широком формате – 26 государств. Имея разные республики, они как раз имеют сейчас тенденции формирования независимости и обвиняют, пока глубоко и неформально, центр. 

Тогда ясно, почему болит голова у Запада. Что делать с ядерным оружием тогда, если может быть дробление до 26 республик.

Вот в этой ситуации я все-таки думаю, что будет работать первый вариант. Запад будет настаивать на переходном режиме. Будут договариваться, чтоб была определенная стабильность в России, на новых условиях, со всеми компенсационными выплатами не только Украине, но и в целом из-за того, что Россия принесла большие беды. И, конечно, переходной этап формирования новой реальности, новых партий, правительства и более демократической модели. Для создания нового государства. А там уже как покажет ситуация. Возможно, эти тенденции будут формироваться в составе конфедерации на переходном этапе; возможно, отойдут несколько более радикальных и активных республик. Думаю, пока что американцы на форуме двадцатки будут отстаивать такой сценарий. Они эту концепцию поддерживают прямо. Ее согласовали с британцами и европейцами, а также с третьими странами, включая Китай и Турцию.

Возможно, наивный вопрос, но может так случиться, что Украина прирастет новыми территориями? Кто-то может попроситься из Российской Федерации в состав Украины по результатам войны?

Я думаю, что когда будет развал и большие проблемы, южные и западные регионы РФ, имеющие хорошие традиции нахождения в Украине и население, которое может быть лояльно, потянутся сюда, потому что именно тут формируется новая реальность, новое государство, новый мировой прогрессивный центр. Крымчане тоже будут рады вернуться. После всех проблем и даже эйфорий, которые были. Зная оперативную обстановку, там сейчас большинство готовы прийти в мирную Украину и развиваться в соответствии с мировыми стандартами, а не в путинской модели регрессии и авторитаризма.

Давайте об оперативной обстановке. Какая ситуация у нас сейчас на фронте, для каких прогнозов она дает вам основания?

Сегодня мы разрабатываем стратегические операции на направлениях восток и юг. Одна из основных составляющих для побед. Но понятно, что тут должны быть задействованы более перспективные силы и средства. Нужны комплексные действия по не только освобождению населенных пунктов, а и проведению операции по окружению, по ударам с флангов, в тыл, проведение диверсий на территориях, оккупированных врагом, уничтожение логистики, складов, штабов, резервов – это комплексная система, но она должна быть нестандартной. Нужно действовать по всему фронту.

Движется третий корпус. Мы должны иметь все силы и средства. Это космическая, радиотехническая, радиолокационная и агентурная разведка. Каждый шаг мы должны контролировать и уничтожать резервы, создавая условия для изоляции больших группировок и очень большой напряженности. Отсечение не только поставки вооружения, техники боеприпасов, а и питания, горючего и одежды на зиму – это уже практически провал. И уже дальнейшая операция. Не лобовая атака. Как говорят, на юге сейчас большие бетонные сооружения. Нам не нужно их штурмовать. Нам нужно обходить с тыла, удары с флангов, и одновременно с этим огневое поражение на протяжении дня. И эта ситуация сдвинется. Вот сейчас россияне, видимо, в панике просят Путина оставить оккупированный Херсон. Такая же паника будет перебрасываться на другие направления. Вспомним, как после Харькова панические настроения были в других регионах.

В данный момент, позитивный сценарий – это два-три месяца, пока не подтянут резервы, которые готовятся на, как сказал Шойгу, 80 военных центрах и 12 полигонах России. С октября до Нового года мы должны эту ситуацию завершить. Но это уже дело нашего командования и руководства страны.

И второй сценарий, когда мы не успеваем провести такую операцию. Это подтягивание резервов, хотя и не сильно подготовленных со старым вооружением, но это будет перекрытие многих направлений. Нам нужно будет врезаться постепенно, тем более скоро зима. Это будут сложные варианты наступления или оборонительные позиции на протяжении недель или месяцев. Поэтому это может затянуться на полгода и больше – до весны и до лета. Но все равно перспектива очень позитивная. Страны Запада приняли решение о доставке новейшего вооружения и техники четвертого, а иногда и шестого поколения, которого в России и близко нет. Поэтому получаем NASAMS, IRIS-Т, гаубицы из Германии, Франции.

Если мы возьмем Херсон, возможно ли, что РФ уже после этого посыплется и Крым нам даже освобождать не надо будет, он сам вернется?

Если сейчас мы мощно сработаем, и вражеская группировка рухнет, начнется паника, на плечах этой паники мы можем зайти в Крым. Я думаю, что этот сценарий реальный и на него нужно задействовать все наши ресурсы.

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь