Он всегда слишком быстро ездил

Он всегда слишком быстро ездил

Покойный фотограф Виктор Суворов каждый день своей жизни он проживал как последний. А таким людям не страшны ни смерть, ни забвение. Планировалось, что средства, вырученные с выставки его работ, открывшейся сегодня в галерее Ра, пойдут на лечение.

Планировалось, что средства, вырученные с выставки работ киевского фотографа Виктора Суворова, открывшейся сегодня в галерее Ра, пойдут на его лечение. И когда еще все замышлялось, автор лежал в  Институте нейрохирургии после автомобильной аварии, в которую попал две недели тому назад. У него было множество переломов и поврежденный позвоночник, но  у нас, его друзей, еще теплилась надежда на то, что он встанет. Не верилось, что такой сильный морально и физически человек может просто так умереть, однако в ночь с десятого на одиннадцатое его не стало. На протяжении нескольких часов он пережил три сердечных приступа: два удалось отбить, третий принес смерть.

Безусловно, Виктор был одним из лучших фотографов Киева. И дело тут даже не в технике съемки, а в его отношении к своей работе. Он снимал все, что шевелится и все, что застыло, отрабатывая каждый объект до последнего. Когда фотографировал, то буквально сливался с тем, что попадало в его объектив в единое целое. Виктор всегда действовал жестко, ломился вперед как танк. Он обладал такой харизмой, что ему не нужно было предъявлять корочки и аккредитационные карточки: перед ним и так распахивались все двери. Для него не было мелочей. Он никогда ни у кого не спрашивал разрешения на съемку, как это делают некоторые. Витя просто считал всех людей  частью мира и видел свою миссию в том, чтобы фотографировать этот мир - таким, каким он его видел. Настоящая его фамилией была Мищенко, но он взял себе псевдоним Суворов, и даже, знаю, хотел обратиться в паспортный стол, чтобы официально изменить данные.

Мы неоднократно ходили с ним на задания. Помню, однажды отправились делать репортаж с баржи, замерзшей на середине Днепра. Шли в оттепель по ломкому льду, ноги стали проваливаться, в ботинки потекла вода. Вите было труднее: он «качок», да еще обвешенный техникой, а потому риска уйти под воду у него было куда больше, чем у меня. Тогда он отдал мне одну из своих сумок, и мы продолжили скользящие движения по льду, держась за руки, готовые в случае опасности вытянуть другого. Дошли. 

- Так и утонуть недолго, - сказал я, когда мы уже отдыхали на барже.

Ответная Витина фраза была предсказуема до невозможности:

- Чего там утонуть. Главное, чтобы аппаратура осталась целой. 

Все так: для истинного мастера инструмент, которым он делает свое дело, всегда важнее собственной жизни. А фото получилось просто чудесное: черно-белая картинка с мостом, по которому мчит поезд метро. При этом видно, что снимок запечатлел кусок крана на барже. Короче, не знающегму человеку это ничего не скажет, знающий поймет, что пришлось преодолеть фотографу, чтобы получилась такая картинка. 

Мы часами готовили его выставки. Я делал подписи к картинкам, он спрашивал совета: какие именно фото выбрать, в каком порядке их следует расставлять.

- Ну, не знаю. Есть ведь, наверное, какие-то правила, как это делать.

- А ты без правил. Как чувствуешь, так и делай, - отвечал Виктор.  Так действовал и он.

Кстати, многие из тех фото вы можете сегодня увидеть в галерее «Ра» (по адресу Богдана Хмельницкого, 32). Здесь, в частности, представлены фотографии из серии «Иртыш. Избранное», сделанные в Казахстане. Также можно особенно выделить его работы о наркоманах и людях, живущих с ВИЧ.

Однажды я поехал в Москву, и Витя попросил меня завезти диск со своими работами на один из проводившихся там фотоконкурсов. Не помню, как это называлось, но то было крупнейшее мероприятие такого рода в бывшем СССР.  Он тогда сказал:

- Забросишь им диск. Я, конечно, ни на что не надеюсь, так как уже четыре года туда посылаю свои фото, и все без толку. Но пусть посмотрят.

Он занял второе место на конкурсе, а я попросил прощения:

- Извини. Плохая нога. Только второе место.

Он ответил:

- Не важно. Я уже победил. Тогда, когда снимал несколько лет все это.   

Двенадцатого мая в галерее «Ра» собрались все, кто знал его – в основном фотографы и журналисты. Мы хотели помочь ему выздороветь, но не успели. Люди уже вносили пожертвования его семье – жене и двухлетнему сыну Ивану, который, кстати, еще не знает о смерти отца.

Он ехал в своем «Фольсвагене» на полной скорости из Житомирской области, где снимал карьеры. Произошла техническая поломка, что-то куда-то слетело (сейчас уже точно не скажу, что именно). Это и стало причиной аварии… Наверное, то было веление судьбы, оставившей нам один главный вопрос: почему? Но при всем том можно с уверенностью сказать, что каждый день своей жизни он проживал как последний. А таким людям не страшны ни смерть, ни забвение. 

Алексей Просекин, фото Дмитрия Стаховского

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter