Кого тянет на профсоюзное имущество?

Кого тянет на профсоюзное имущество?

Я не верю профсоюзам. Больше всего не верю ФПУ – она самая старая, и у нее нет традиции системной защиты трудящихся... 28 объектов, которые входят в санаторно-курортные комплексы, продаются по цене 3-комнатной квартиры...

Готовится распродажа профсоюзного имущества. Это еще не последний кусок профсоюзной собственности, это так называемые неперспективные санатории. Возможно поэтому, они продаются за копейки. Каких-то двести тысяч долларов за дом отдыха с корпусами, админблоком, столовыми. Некоторые из них расположены на самом берегу моря, а некоторые на дорогой пристоличной земле. Я бы купила себе один в кредит. Есть так называемый санаторий “Красные зори” в Одессе. Когда-то отдыхала там с родителями, а позже - с друзьями. Сами понимаете: этот санаторий дорог мне как память. Если бы, конечно, руководство Федерации профсоюзов Украины позволило бы купить его по заявленной балансовой стоимости.

В политической и общественной лексике приобрело популярность словосочетание “Вето на мораторий”. Теперь даже ученик средней школы знает, что вето на мораторий, это, когда Президент царской рукой – правом вето - позволяет или не позволяет продавать что-то, что раньше уже своим законом позволила или запретила продавать Верховная Рада.

Так вот, 12 января, в последний день Верховная Рада с небывалой солидарностью 357-ю голосами приняла во втором чтении и в целом закон “О моратории на отчуждение имущества профессиональных союзов Украины”. То есть вопрос распродажи профсоюзной недвижимости был заторможен и, казалось, на некоторое время снят. Но если в нашей политике бывает, что депутаты ищут голоса для преодоления президентского вето, то профсоюзный актив ищет аргументы ради убедить Президента использовать это вето. 12 января закон был принят, а уже 16 января 2007 года Александр Юркин, председатель ФПУ (Федерация профсоюзов Украины – Авт.) провел собрание профсоюзного актива при участии Президента Украины Виктора Ющенко, после которого, по словам участников, уединился с Виктором Андреевичем, отыскивая новые и новые аргументы за то, чтоб наложить вето на мораторий об отчуждении имущества.

По словам генерального секретаря Национальной конфедерации Украины Петра Петриченко, присутствовавшего на последней встрече профактива с Президентом, ему там просто не дали слова.

- Я же не могу двинуться “нахрапом”, брать это слово “силой”, там охрана Виктора Ющенко, - делится с УНИАН Петр Николаевич. - Но встреча выглядела довольно комично. Выходят друг за другом лидеры ФПУ, и все как один говорят о необходимости наложить вето на мораторий об отчуждении имущества. Такое впечатление, что у Федерации профсоюзов нет других проблем, кроме как снять запрет на распродажу имущества. Мне хотелось сказать о том, как непросто сейчас утверждается независимое профсоюзное движение. Как тяжело на предприятии зарегистрировать независимый профсоюз. Я мог бы сказать о том, как активно выходят люди из ФПУ, при этом они не вливаются в независимые профсоюзы. И это свидетельствует об их разочаровании и незащищенности. Я хотел услышать мысли о диалоге государства и профсоюзов. Но участников встречи интересовала только собственность. Президент снисходительно улыбался и говорил, что “он уже знает, что делать с тем законом”. А зал сопровождает это аплодисментами.

В принципе, независимые профсоюзы, объединенные в Профсоюзную коалицию Украины, включающая три независимых профсоюзных союза, объединяя тридцать шесть всеукраинских профсоюзов, уже обратились к Президенту, премьер-министру и спикеру парламента с официальным письмом, провели пресс-конференцию, дали целый ряд интервью.

- Теперь уже от Президента зависит: благословит ли он профсоюзную вакханалию, наложив вето на запрет, сядет ли вместе со всеми профсоюзами, Фондом госимущества и решит, как лучше поступить с профсоюзной недвижимостью, - считают лидеры независимых профсоюзов Петр Петриченко и Виктор Яворский.

На наш вопрос, чьи “ручки тянутся” отменить мораторий, кто из “политических покровителей” стоит за господином Юркиным, лидеры независимых профсоюзов не ответили. Сказали, что сами пытаются в этом разобраться.

А теперь об истории профсоюзной собственности.

В 60-х годах Совет Министров Украины (по примеру центрального правительства) передал на баланс профсоюзов (а тогда существовал единственный профсоюз) все имущество. А в 1991 году, когда все всё приватизировали, Федерация профсоюзов Украины заявила о своем праве на это имущество и, как утверждают эксперты, незаконно приватизировала его. Уже в 1992 году независимые профсоюзы подписали декларацию о совместном использовании санаторно-курортных комплексов и совместном управлении имуществом. Однако ФПУ своих обязанностей не выполняла. Инвентаризации всего имущество проведена не была. С тех пор имущественные комплексы ФПУ отходили новым владельцам.

Лидеры независимых профсоюзов дают такую статистику продаж имущественных комплексов:

в 1991 году у ФПУ было 330 санаторно-лечебных комплексов;

в 2001 году их уже было 197;

в 1996-2004 году было продано 15 имущественных комплексов и 305 отдельных объектов недвижимости (что уменьшило уставный фонд на 200 миллионов гривен);

в 2006 году, по предварительным данным Фонда госимущества, было продано 113 санаторно-лечебных комплексов.

Причем, если в 1991 году, по данным ФГУ, в собственности профсоюзов находилось 350 объектов  стоимостью $3,5 миллиардов, то теперь стоимость всех активов оценивается в $200 миллионов.

В последнее время имущество тает и дешевеет. В списке неперспективных санаториев значится санаторий “Октябрь”. Там лечились киевские роженицы. Он расположен на десяти гектарах земли в лесной зоне под Киевом. Сотка земли здесь стоит десятки тысяч долларов. А средняя балансовая стоимость неперспективного предприятия, как мы посчитали, в среднем составляет двести тысяч долларов.

Как говорили в ходе обсуждения “моратория на отчуждение” народные избранники, за двести тысяч долларов каждый депутат купил бы такой санаторий.

Какие пути решения имущественной проблемы?

- Мы считаем, что санатории должны управляться всеми профсоюзами, - говорит Петр Петриченко. - Так было сделано в некоторых постсоциалистических странах. Частично санатории могут заниматься коммерческой деятельностью, но прибыль должна идти на удешевление путевок.

- А где гарантия того, что в этом случае в санатории будут ездить простые люди, а не профсоюзное начальство, только уже из независимых профсоюзов? - спросили мы профсоюзного лидера.

- В конце концов, если есть такое недоверие к независимым профсоюзам, то давайте просто передадим санаторно-курортные комплексы государству, и не будем растить такого монстра, как ФПУ. Они сидят в хорошо отремонтированных офисах, получают прекрасные зарплаты, распродают имущество, умеют договариваться с начальством. И своим образом жизни тормозят создание независимого движения и подрывают доверие к самой идее профессиональных объединений, - говорит Петр Петриченко.

Итак, судьба закона будет решена в ближайшие дни. Если гипотетически представить, что Президент наложит вето на закон, и он вернется в парламент, то заинтересованных в самой быстрой и самой дешевой распродаже имущества можно будет искать среди тех, кто не будет голосовать за преодоление президентского вето.

Я не верю профсоюзам. Больше всего не верю ФПУ – она самая старая, и у нее нет традиции системной защиты трудящихся. Объективно ничего не знаю о численности и реальности независимых профсоюзных союзов. Но способы, предложенные  ими для решения имущественной проблемы, кажутся мне справедливым. Полная инвентаризация профсоюзного имущества, общее с представителями всех профсоюзов, ФГУ и представителями власти решение судьбы имущественных комплексов. И если это общее управление, то придумать механизм контроля над ними. А если будет решено продавать имущество, то тогда объявлять тендеры и проводить открытые аукционы.

Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter