Сначала разрушили Сечь, потом запрещали язык, а тогда – Голодомор

Сначала разрушили Сечь, потом запрещали язык, а тогда – Голодомор

Наконец Голодомор начали называть геноцидом... История современной Украины разделяется на периоды до и после Оранжевой революции... Интервью с организатором выставки  Морганом Уильямсом

В Украинском доме проходит выставка, посвященная Голодомору. Один их ее организаторов – Морган Уильямс, председатель выставочного подкомитета Международного Комитета Голодомора, работает в Комитете почитания памяти Голодомора под эгидой Виктора Ющенко, основатель и доверенный владелец коллекции “Голодомор: глазами украинских художников”. Недавно он получил орден от президента Украины Виктора Ющенко за заслуги перед Украиной.

Господин Уильямс в то же время работает в сфере экономического и делового развития Украины с 1993 года.

Украинских корней нет, его семья походит из Уэльса.

Морган Уильямс

Морган Уильямс ответил на вопросы УНИАН.

НАКОНЕЦ ГОЛОДОМОР НАЧАЛИ НАЗЫВАТЬ ГЕНОЦИДОМ

Мистер Уильямс, когда Вас заинтересовала Украина и почему?

Я заинтересовался Украиной, когда начался распад Советского Союза. Мне показалось, что для меня будет большим вызовом работать в стране бывшего Советского Союза, в которую у меня раньше даже не было шанса начать работу. И я начал искать возможности выйти на Восточную Европу, именно на Россию и Украину.

Предыдущие десять лет я занимался развитием сельскохозяйственных систем, пищевого продовольствия.

Первую поезду в Украину я осуществил осенью в 1992 году и даже жил здесь четыре года – с 1997 по 2000 год включительно.

Тогда мне очень понравилась Украина, и я решил, что буду работать именно тут. И, можно сказать, что с 1999 года фактически вся моя работа была направлена на экономическое развитие Украины.

Почему, кроме экономического развития, Вы еще и начали заниматься духовным развитием?

Не могу сказать, что это был какой-то резкий переход, я с самого начала интересовался Украиной в целом: украинской историей, экономикой, украинским искусством, особенно украинской историей. Начал путешествовать, расспрашивать людей о прошлом Украины, потому что я очень мало знал об этом государстве.

Я родом из Канзаса... Канзас – это большой сельскохозяйственный штат, он чем-то похож на Украину.

Дело в том, что когда ты работаешь в системе питания, снабжения продовольствием, то прежде всего интересуешься фактами, когда его не хватало. И мне рассказали о Голоде 32– 33 годов, и это меня очень заинтересовало.

плакат Валерия Витера

Большую часть своей жизни я прожил во времена, когда Соединенные Штаты Америки и Советский Союз позиционировались как враги.

Меня заинтересовал сильный потенциал Украины, я узнал, что Украина была жестоко репрессирована, в частности ее фермеры, что ваша страна была разбита на разные части. Но сейчас Украина имеет уникальный шанс построить действительно независимое, монолитное государство.

Заметили ли Вы позитивные изменения, которые состоялись в Украине, с тех пор, как Вы сюда приехали?

Я очень оптимистично настроен относительно вашего будущего... Сначала, когда я впервые приехал в Украину, прогресс был очень медленным, но сейчас он набрал обороты.

Думаю, что у вас есть все условия для того, чтобы стать ведущей нацией, у вас уникальное расположение – между Европейским Союзом и Россией, у вас есть уникальная земля, сорок семь миллионов человек, то есть, все предпосылки для развития.

Вы организовали масштабную выставку, посвященную Голодомору. Где Вы собирали экспонаты для своей выставки?

Я встречался с местными историками, экспертами, в частности, встретился с, в настоящее время покойным, Джеймсом Мейсом – американским историком, который изучал Голодомор. Также проводил встречи с разными культурными деятелями: художниками, певцами, которые мне рассказывали о Голодоморе.

Чтобы произвести впечатление о трагедии, нужно показать ее визуально.

Картина Виктора Цимбала

В действительности во время Голодомора 32– 33 годов было снято лишь около двух десятков фотографий, на которых зафиксированы люди, которые страдали от голода. У меня, конечно, их всех нет... Большинство фотографий, с помощью которых изображается Голодомор в США, Европе, были сделаны в России в 21– 22 годах, когда там был голод.

Когда узнал, что в советские времена те люди, которые хотели рассказать о Голодоморе, были репрессированы, мне стало очень интересно, что было сделано в этом направлении – что было нарисовано, какие плакаты были сделаны на эту тему.

Мы начали с того, что сначала выпустили альбом с работами, посвященными Голодомору, и с тех пор начали интенсивно искать культурных деятелей, художников, которые что-то делали в этом направлении. Эта работа длится и до сих пор.

Сейчас мы заказываем и покупаем картины на тему Голодомора, хотим всему мирову показать выставку «Голодомор глазами украинских художников».

Очень мало художников рисовали на тему Голодомора, потому что когда развалился Советский Союз, должны были как-то выживать и больше занимались коммерческими вопросами...

Наша коллекция охватывает также картины, посвященные репрессиям конца 30-х годов. У нас есть 100 работ художника Куткана, который сам пережил Голодомор, а также был в Гулаге.

Нынешняя выставка в Украинском доме – это самая большая и лучше всего организованная экспозиция, которая когда-либо была посвящена Голодомору. Ее делали четыре организации, Институт истории представил 64 плакатов, СБУ предоставила соответствующие документы. Всего на выставке 2015 экспонатов, которые могут рассказать об истории Голодомора, в частности – около сотни картин.

Я аплодирую Президенту Украины и его жене за ту работу, которую они проводят, чтобы в мире знали об истории Украины, в частности о Голодоморе. На своем веку я знал много высокопоставленных должностных лиц, в частности и президентов, и хочу сказать, что Виктор Ющенко – по-видимому, единственный президент, который, если едет в другую страну, то рассказывает об истории своего государства.

...В начале украинской независимости все начали говорить о жертвах Голодомора, оплакивать этих жертв, но мало говорили о системе, которая к этому привела. Сейчас мы уже видим другую тенденцию – общество заговорило о самой системе. И одним из показателей такой тенденции является то, что Голодомор начали называть геноцидом.

Картина Валерия Витера

РОССИЯ НЕ ХОЧЕТ ПРАВДЫ О СВОЕМ ПРОШЛОМ

Не удивляет ли Вас то, что в Украине еще многие люди не признают Голодомор, а официальная Россия вообще его отрицает?

Для меня это было очень странно – и тогда, когда я приехал в Украину, и сейчас не перестает удивлять. Просто многие украинцы в действительности не знают собственной истории...

Россия много своих преступлений не признает, и это все последствия имперской политики... Они не хотят говорить правду о своем прошлом.

Вспомните – именно Россия разрушила вашу Казацкую Сечь, издавала указы против украинского языка...

Мне кажется, что они просто не хотят признавать свои ошибки, хотя в России многие люди знают и признают, что в Украине был Голодомор...

По моему мнению, то что происходило от 20-х годов вплоть до начала Второй мировой войны, – было геноцидом украинского народа.

Для меня даже такой вопрос не стоит: был ли это геноцид украинского народа – это однозначно был геноцид, и такую мысль разделяют многие историки, в частности в настоящее время покойный Джеймс Мейс, а также канадский исследователь Роман Сербин.

И для ООН не должен стоять даже вопрос, признавать ли это геноцидом, или нет, потому что это абсолютно очевидный факт.

Вы время от времени бываете в России и, наверное, уже можете сравнить два народа – украинцев и россиян.

Я не так часто посещаю Россию, большинство моих поездок посвящены Украине. Я все-таки больше заинтересован в Украине, потому что она меньше по размеру, у нее более интересная история...

Россия очень большая, и она была империей, уничтожала людей, насаждала свою политику, свои правила, а Украина как раз была пострадавшей стороной. И думаю, что это таки повлияло на менталитет обоих народов.

Очень хорошо, что уже на протяжении шестнадцати лет никто не посягает на вашу страну, вы имеете свое правительство, свои границы...

Многие люди боролись, чтобы Украина стала именно такой, как она есть.

В октябре 1983 года 35 тысяч представителей украинской диаспоры собрались в Вашингтоне по двум причинам. Первое – это была 50-я годовщина Голодомора, потому что для всего мира Голодомор стал ключевым событием, которое отмечало преступления Советского режима против Украины. Голод стал тем событием, о котором они хотели рассказать целому миру и именно на основе которой хотели протестовать против преступлений режима. Вторая причина, по которой они собрались, – хотели выступить против оккупации Советским Союзом Украины (так они это называли).

Вот почему я настаиваю, чтобы ваши лидеры помнили, что за независимость Украины боролись многие люди.

ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЫ РАЗДЕЛЯЕТСЯ НА ПЕРИОДЫ ДО И ПОСЛЕ ОРАНЖЕВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

У Вас была возможность узнать Украину до Оранжевой революции и после. Что, по вашему мнению, изменилось?

Мне кажется, что Оранжевая революция стала примечательным, молниеносным событием в украинской истории, это критически важное событие, и потому можно даже провести такую маркировку – до и после этой революции. Люди узнали, что их обманывали, что выборы были сфальсифицированы, и народ взял власть в свои руки, заявил о том, что устал и уже сыт ложью. В конечном итоге выбрали того президента, которого хотели.

Я надеялся, что прогресс будет большим после Оранжевой революции, но, невзирая ни на что, этот прогресс таки есть, и я убежден, что это был поворотный пункт в украинской истории.

В каких Вы отношениях с президентской семьей, и знали ли Вы Екатерину Ющенко еще в Америке?

С Екатериной Ющенко я встретился впервые в Украине, в конце 90-х, и она уже была замужем за Виктором Ющенко. Она как-то пришла на событие – мы выпустили первую книжку в Украине с открытками о Голодоморе – и мы тогда впервые пообщались. Я ей рассказал, что собираю такие открытки. Я начал это делать абсолютно независимо от них, и уже потом узнал, что они тоже интересуются этой темой.

С тех пор мы начали общаться на тему Голодомора.

В 2003 году я организовал первую выставку в Украинском доме, посвященную Голодомору, мне нужны были некоторые экспонаты – хотел показать украинское село тех времен, – поэтому обратился к Екатерине Ющенко. Она мне предложила экспонаты Виктора Ющенко. Тогда вышла общая выставка – с его и моими экспонатами.

Вы так полюбили Украину, не хотите ли выучить ее язык?

У меня нет врожденного таланта к изучению языков. Когда я приехал в первый раз в Украину, я еще не знал, сколько я времени здесь останусь. Знаю, что у вас есть такая программа для ваших правительственных чиновников, что они должны за шесть месяцев выучить украинский язык, но для меня это что-то фантастическое.

Хочу сказать, что мне повезло попасть в Украину, я очень рад, что здесь пообщался со многими людьми – это приблизительно несколько тысяч.

Я стараюсь приезжать по меньшей мере четыре раза в год, и в этот раз я проведу здесь три недели, остальную часть времени я посвящаю работе над украинскими вопросами в Вашингтоне.

Какие работы Вас больше всего поражают и, по вашему мнению, характеризуют Голодомор?

Это картина украинского американца Виктора Цимбала – одна из наиболее поразительных картин, она показывает, что люди ели все для того, чтобы выжить. На протяжении многих лет эта картина была символом Голодомора в Америке.

Морган Уильямс и Валерий Витер

Также меня сильно поражает одна из последних картин Валерия Витера, которая показывает, как зерна пшеницы переходят в черепа людей...

Эта выставка после Украины поедет в США, Австралию, Канаду

Разговаривали Оксана Климончук, Оксана Романюк

Фото Оксаны Климончук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter