Андерс Ослунд: Сползание доллара бьет по среднему классу

Андерс Ослунд: Сползание доллара бьет по среднему классу

Доллар США упал почти на 8 процентов по отношению к евро с начала апреля и может продолжить падать. Чем это грозит странам бывшего Советского Союза? Интервью с Андерсом Ослундом - старшим исследователем Института международной экономики США...

Вашингтон, 19 мая, 2006 (Радио “Свободная Европа”/Радио “Свобода”): 

Американский доллар упал почти на 8 процентов по отношению к евро с начала апреля и может продолжить падать, причем аналитики допускают, что министры финансов стран мира решили дать сползти стоимости доллара, чтобы сократить большие торговые дисбалансы между несколькими ведущими странами - такими, как США и Китай. Корреспондент беседовала с Андерсом Ослундом, старшим исследователем Института международной экономики, о вероятном будущем курсе доллара и последствиях удешевления доллара для стран бывшего Советского Союза.

Корр.: Можете ли вы помочь нам понять, что толкает доллар к сползанию относительно евро? Не пытается ли администрация президента США Джорджа Буша закрыть американский торговый дефицит выравниваниям мировых валют и сделать американский экспорт более дешевым за рубежом?

Ослунд:

Это официальная политика, о которой объявил помощник министра финансов по иностранным делам Клей Ловери с целью коррекции большого текущего дефицита бюджета, который сейчас имеют США. Вам нужно дать доллару плыть вниз по течению. И я думаю, что есть общее понимание этого. Если посмотреть, импорт США составляет 32 процента ВВП, тогда как экспорт - 25 процентов. Так не может длиться. Что-то нужно менять, и именно то, что может измениться, - это обменный курс.

Корр.: Должна ли быть администрация настороже, чтобы не дать возможность курсу доллара упасть слишком низко?

Ослунд:

Это свободный рынок, значит, они не могут осуществить интервенцию на рынок чего-либо, кроме публичных заявлений. Есть основания считать, что обменный курс доллара упадет дальше - и намного. Но, с другой стороны, в прошлом году были подобные ожидания - и этого не случилось. Скорее всего, это был эффект от нефтодолларов, которые пришли в США в большей степени, чем ожидалось.

Корр.: Какое влияние окажет сползание доллара на экономики стран Восточной Европы, то есть России, Украины и Беларуси?

Ослунд:

Есть три вещи, на которую это повлияет прямым образом. Первое - это влияние на товарные цены, выраженные в долларах, и - в той мере, в которой ценовые контракты на товары являются фиксированными. Это значит, что Россия получает сравнительно меньше экспорта товаров, чем это могло бы быть.

Корр.: Товарные контракты - такие, как на снабжение нефти и газа, - заключаются в долларах?

Ослунд:

Если вы возьмете все газовые поставки, оцененные в долларах, за один год или больше, тогда это определенным образом сокращает огромные сверхдоходы России. Второй эффект заключается в том, что люди держат свои сбережения в долларах, потому это вредит среднему классу. Средний класс чувствует разочарование от того, что его сбережения подрываются не только высокой инфляцией, но и падающим долларом.

Корр.: А третье влияние?

Ослунд:

А третье - то, что много зарплат фиксированы в долларах. Они должны быть изменены. Это зарплаты частного сектора, следовательно, люди страдают. Поэтому средний класс терпит ущерб. Я считаю, что это наибольший эффект - потеря сбережений и заработков.

Корр.: Будут ли долгосрочные следствия изменений по отношению к евро? Начнут ли россияне деноминировать свои доходы от продажи энергии в евро?

Ослунд:

Это большой вопрос. Россияне говорят об этом публично время от времени, частично чтобы досадить американцам, а частично чтобы, так сказать „индексировать” свой экспорт - и это важнее, поскольку они импортируют в первую очередь из зоны евро, тогда как экспортируют деноминированные в долларах товары, что не имеет особого смысла.

Корр.: А как с Центральной Азией? Как повлияет на эти страны сползания доллара?

Ослунд:

Они очень мало торгуют с Европой. Для Казахстана это будет иметь определенное влияние, но небольшое. Конечно, Туркменистан... Туркменистан существенно живет на газе, и его цена фиксирована в долларах, но цены в любом случае сильно выросли.

Корр.: Ожидаете ли вы каких-то решений или заявлений в отношении обменных курсов на заседании лидеров стран „Большой восьмерки” в июле?

Ослунд:

Думаю, сейчас в высокой степени существует консенсус. Старт текущих изменений обменных курсов был - были два стартовых сигнала. Один - это заявление на встрече „G7” (без России) под эгидой МВФ [в Вашингтоне 21 апреля] о том, что будет большая гибкость обменных курсов. Второй - заявление председателя Федерального резервного банка Бена Бернанке в связи с последним совещанием 10 мая в его ведомстве, где предложено существенное повышение учетных ставок [Прим. радио „Свобода”: Обменный курс доллара имеет тенденцию к росту, когда трейдеры ожидают всплеска учетных ставок].

Перевел с английского Николай Писарчук

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter