День Соборности: хотя власть оказывала сопротивление, праздник состоялся

День Соборности: хотя власть оказывала сопротивление, праздник состоялся

“Оперативная информация о кровопролитии” не подтвердилась, власть, поняв, что праздник отменить не удалось, попробовала его возглавить. “Ночью милиция расспрашивала у пассажиров поезда, зачем они едут в Киев...

Впервые после 2005 года в центре столицы царил дух солидарности, доверия и надежды...

С Почтовой площади на Софийскую можно подняться на Фуникулере. Сегодня на Фуникулер стояла очередь. Люди, для которых День Соборности, – праздник, ехали на Софийскую площадь. Ожидая, когда спустится этот трамвайчик, я почему-то подумала: 92 года тому назад, в этот день 22 января 1919 года по Михайловской канатной дороге, так ее называли, мог подниматься на площадь, кто-то из отцов Акта Объединения, кто-то из членов Директории, правительства УНР или ЗУНР. Например, Лонгин Цегельский. Нужно спросить у Олега Тягнибока, это же его прадед от делегации ЗУНР зачитывал Акт Объединения. Может, семейные легенды содержат детали, как он добирался на площадь. А может, они все приезжали туда конным экипажем? Не знаю, но стопроцентно уверена, что и тогда, и сейчас на площади Святой Софии было много людей, и Фуникулер в этот день 92 года тому назад едва успевал возить тех, кто хотел присутствовать на этом событии, где провозглашалось, что отныне “осуществились вековечные мечты... есть единая независимая Украинская Республика”.

Киевляне – везунчики. Нам, чтобы попраздновать День Объединения, нужно потратить максимум сорок минут на дорогу, именно столько может занять путь к Софии из любого конца столицы. А для людей из других городов приехать в столицу было маленьким гражданским подвигом. Напомним, что власть боялась в этот день так, как она боится Майдана. Не успела Тимошенко в начале января пригласить людей на празднование дня Соборности, как началось... Случайно или нет, но руководство МВД начало дергать участников налоговой Майдана, потом 14 января министр внутренних дел Анатолий Могилев сказал, что 22 января “планируется кровопролитие”. Ни с того ни с сего власти на Майдане Независимости решили провести ярмарку, концерт творческих коллективов с фейерверком и объявили, что Майдан будут реконструировать наподобие Гайд-парка. (Наверное, они не знали, что Акт Объединения зачитывался на Софийской площади, потому решили занять Майдан).

Но организаторы митинга вели себя дипломатически. Обещали порядок. Обратились с просьбой о встрече с Могилевым. Наконец, власти сдались. “Оперативная информация о кровопролитии” не подтвердилась, власть, поняв, что праздник отменить не удалось, в столице попробовала его возглавить. Президент решил возложить цветы к памятнику Грушевскому. Администрация наскоро подсобрала народ, который бы за деньги создал “лидеру” массовку при возложении цветов.

Впрочем, в регионах должностные лица особо не церемонились. Мэр Ужгорода запретил акции оппозиции возле памятника Шевченко. Донецкий окружной административный суд запретил в День Соборности проводить какое-либо шествие. И “Свобода”, и “Батькивщина” рассказали, как перевозчики отказались везти партийных активистов в столицу, ссылаясь на давление власти.

Начальник ГУВД Днепропетровской области господин Бабенко не рекомендовал ехать людям в Киев, отметив, что присутствие жителей региона там будет задокументировано, и им “будет дана оценка”.

По пути от фуникулера к самой площади на бил-бордах висел портрет Януковича с поздравлением ко дню Соборности и подписью “Одна страна – одна история”. “Пусть тебе историю Табачник пишет”, говорили люди, двигаясь на площадь...

На площади собралось, по разным оценкам, от 7 до 20 тысяч людей. Довольно много, если учесть, сколько власть приложила усилий, чтобы не допустить участников из регионов.

Я подошла к делегации из Днепропетровска и спросила:

– Как вы доехали?

– Поездом. Но среди ночи начала ходить милиция интересуясь у пассажиров, зачем мы едем. Я сказала, что здесь открывается выставка обуви, и я на нее еду, – рассказала одна девушка.

– А я выдумала, что на работу. Они всех нас попереписывали, спросили, знаем ли мы об этих празднованиях. Мы сказали, что не знаем, потому что очень хотели на них попасть, – смеется вторая.

Имена девушек я решила не спрашивать, учитывая, что этой ночью сделала наша милиция.

До митинга оставалось несколько минут. Народ группировался, порой спорил, но так, по-мирному. “Настоящий патриот тот, кто любит страну и бедной”, – слышала с одной стороны. “Нет, Ющенко хорошо начинал. Но его обманули те, кто был рядом”, - защищал кто-то нашего бывшего.

После небольшого молебна за Украину, начался митинг. Первой выступила Юлия Тимошенко:

  – День Соборности — это не акт гражданского неповиновения. Это общий праздник ъединения людей, которые живут в разных частях нашего государства. Это праздник объединения Западной и Восточной Украины. Это праздник, который дает надежду на то, что народ Украины станет сильным, потому что будет единым. День Соборности должен засвидетельствовать, что мы едины.

Юлия Тимошенко рассказала, как во время “налогового” Майдана президент, премьер-министр на четвереньках (боясь людей) «заползали в палатки предпринимателей» и сказала, что есть шанс поменять эту власть на очередных парламентских выборах.

– Вы готовы принести в нашу страну гармонию и покой? Вы готовы собраться на всех площадях, чтобы свергнуть власть? – вопрошала Тимошенко.

– Да, да, да, – отвечали люди.

Всюду реяли партийные флаги. Я решила стать там, где знамена “Батькивщины” стыковались со стягами “Свободы”. Большую часть митинга стояла на этой границе двух конкурирующих, но сегодня единых политических сил. И не пожалела.

Одной из первых выступила представительница “Свободы” Ирина Фарион.

– Я не собираюсь митинговать. Я хотела бы углубиться в тему Соборности и вспомнить, что я представляю землю (Галичину. – Авт.), устами которой был провозглашен Акт Объединения. Лонгин Цегельский, доктор права, прадед Тягнибока, зачитывал данный Акт. Мы с вами едины Основной капитал нашей страны не недра, не предприятия, а вы, кто собрался на этой Площади. Сегодня под эти колокола я провозглашаю: Львов порывает с либеральной идеологией. Украина для украинцев. Украинцы будут лелеять в своих объятиях нацменьшины, но эти нацменьшины должны знать язык, культуру и уважать украинский закон.

Женщина с флагом “Батькивщины” восторженно сказала:

– Вот такую Юле нашей надо помощницу.

И никаких ссор – День Соборности, господа.

Ребята с флагами “Свободы” искренне приветствовали как Фарион, так и Тимошенко.

– Вы так прилично ведете себя, всех внимательно слушаете. Вас отдельно инструктировали? – спросила я свободовцев.

– Наш главный инструктор – наше сердце, – услышала дипломатически-патетический ответ.

– Откуда вы?

– Из Житомира.

– А как вы сами добирались в Киев, учитывая ситуацию? – поинтересовалась я.

– Этого не можем сказать. Чтобы в следующий раз добраться так же легко, как сейчас, – засмеялся мой собеседник.

Начал выступать народный депутат Украины Тарас Стецькив.

– Тарас, солнце наше, выступи за Юрасика, который в тюрьме, – кричала женщина с флагом “Народной самобороны”, приветствуя Стецькива.

Председатель Львовского областного Совета, свободовец Олег Панькевич тоже сорвал овацию. Он рассказывал о том, что они выделили деньги на памятник Бандере (600 тысяч гривен) и миллион гривен в поддержку воинов УПА.

– Скажите, ну что такое 600 тысяч гривен, которые мы взяли из управленческих расходов в областной администрации? Да их машины и туалеты в Межгорье дороже стоят.

Благодаря тому, что на сцене сурово выдерживался регламент, здесь выступили лидеры всех заявленных политических партий. Выступил Борис Тарасюк, Николай Катеринчук, Анатолий Гриценко. Основные мессиджы, мы – едины, как бы это не отрицала эта неукраинская власть.

Те, кто выступал от “Тризуба” благодарили за помощь заключенным членам организации, те, кто говорил от диаспоры, говорили, что молятся и будут всячески поддерживать национальные Движения в Украине, а участники Мемориала советовали каждый раз, если кто-то почувствует недружелюбное отношение к украинскому языку в каком-то магазине, – бойкотировать этот магазин и воплощать принцип: “Свой к своему за своим”.

Меня кто-то взял за руку. Это была женщина-предприниматель, активистка “налогового” Майдана Валентина Остринская. У нее была повязка “Голодаю”. Она рассказала то, что я в принципе знала из сообщений собственного информагентства. Комендантов палаточного городка “налогового” Майдана таскают в МВД, она не может торговать на рынке, потому что постоянно наведываются контрольные органы. Власть не прощает активистам “налогового” Майдана их участия и своего компромисса.

Ближе к завершению я стояла с мужчинами в военной форме.

– А мне казалось, что сюда ходят только воины УПА, – пошутила я к военным.

– Мы не УПА, но мы творили новую украинскую армию, мы празднуем День Объединения уже двадцать лет, – услышала в ответ.

Мой собеседник оказался руководителем союза офицеров. Вячеслав Билоус рассказал, что каждый год они устраивали праздничные мероприятия в Доме учителя, помещении бывшей Центральной Рады, но в этом году руководство им отказало.

– Вдруг президент захочет здесь что-то провести – так мотивировали отказ, - рассказал господин Билоус. – В итоге и президент не захотел там что-либо проводить, и мы не смогли.

Митинг заканчивался, хор пел “Червону калину”. Люди подпевали.

Наверное, впервые после 2005 года я чувствовала такую атмосферу единства, доверия и надежды. Я не знаю, когда этот праздник родился для новейшей Украины, в 1990 году, или в 1999-м, когда его официально провозгласили. Но он есть. И все на Софийской площади, а может, и в других местах почувствовали его энергетику...

Маша Мищенко

Фото УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter