«Белые нитки» в деле Тимошенко: не умеют «шить» или просто боятся?

«Белые нитки» в деле Тимошенко: не умеют «шить» или просто боятся?

Если бы в 2009-м людям объяснили, что пенсии можно выплатить только «киотскими деньгами», Украина бы взбунтовалась? Вопила бы на улицах: нет! Лучше озеленение!?

Если бы в 2009-м людям объяснили, что пенсии можно выплатить только «киотскими деньгами», Украина бы взбунтовалась? Вопила бы на улицах: нет! Лучше озеленение!?

Как будто мало было шоу с «видеофиксацией объявления о подписке про невыезд». После предъявления Юлии Тимошенко обвинения с формулировкой «из личных интересов выплачивала пенсии» следователь выглядит дурак дураком. Генпрокуратура – сворой злобных глупцов, готовых по первому свистку травить неугодных новому начальству, но не способных придумать для этого хоть сколь-нибудь убедительный повод. Регионалы (те, что поумнее) мучительно подбирают слова, и кажется, уже готовы плюнуть на попытки объяснить, почему в деле Тимошенко «нет политики». Те, что посильнее ,– явные жертвы первобытных инстинктов – во всей красе предстают на фото- и видеокадрах с «разблокирования» Верховной Рады (и выключение света не помогло). Главный дирижер фракции ПР своими мантрами, дескать, все прошло предельно вежливо, толерантно и в рамках закона, доводит прессу до белого каления, и в итоге нарывается на персональный бойкот... Пока создается устойчивое впечатление, что вся репрессивная машина Януковича в поте лица вкалывает на персональный имидж Тимошенко – жертвы политических преследований и личной мести более удачливого конкурента по выборам.

БЮТ же в непримиримой борьбе за свободу своего лидера буквально костьми ложится. Дело доходит до заявлениялидера фракции Ивана Кириленко о готовности снять все политические требования, лишь бы «Верховная Рада обратилась в Генпрокуратуру с просьбой изменить Юлии Тимошенко меру пресечения». Подобного стремления идти до конца БЮТ не демонстрировал ни во время сражения против ратификации Харьковских соглашений, ни когда боролся за интересы малого бизнеса с азаровским Налоговым кодексом. А ведь речь шла о той самой подписке о невыезде, которую Тимошенко, по ее собственным словам, не подписывала и считает недействительной.Впрочем, даже после того, как потешная подписка превратилась во вполне реальный документ, а статус Тимошенко сменили с подозреваемой на обвиняемую, явное несоответствие масштабов проблемы и решимости ее преодолеть продолжает резать глаз. Особенно если учесть, что Юлия Владимировна – лицо не просто публичное – ее без преувеличения в Украине каждая собака знает, да и не только в Украине. Значит, слишком часто встречающегося варианта «по пути к следователю упал на лестнице, утром позвонили родственникам и попросили забрать тело из морга», в отличие от рядовых граждан, ей опасаться нечего. Вопросы в сложившейся ситуации вызывает поведение как властей, так и представителей оппозиции.

Деньги нашлись, так в чем же дело?

«Дело о киотских деньгах» Украина с самого начала поняла «неправильно». И было бы странно, если бы было иначе. Тимошенко не упустила случая повернуть ситуацию в свою пользу. За счет этих денег она, мол, пенсии своевременно выплачивала, и если это все, что на нее сумела накопать нынешняя власть, то в этом преступлении она согласна сколько угодно быть обвиняемой. Да и бютовцы расстарались, вбросив в Интернет копии справок Госказначейства, из которых следует, что «не на те цели» потраченные средства спокойненько лежат на счетах. Пусть не на тех же, ну и что?

Интересный момент: из справок Госказначейства следует, что те самые 200 миллионов евро, из-за которых Тимошенко сейчас таскают на допросы, конвертированные в 2,3 миллиарда гривен, по состоянию на 12 ноября 2010 года находятся на счетах №№ 311290106 и 311260107 специального фонда госбюджета. И могут быть использованы «исключительно на осуществление расходов по КПКВК 6351020 «Государственная поддержка мер, направленных на снижение объемов выбросов (повышение абсорбации) парниковых газов, развитие международного сотрудничества по вопросам изменения климата» на деятельность по озеленению». В то же время 200 миллионов евро «киотских денег», как следует из выписки Госказначейства от 11 сентября 2009 года, были взяты со счета 311290106 общего фонда госбюджета. И конвертированы Нацбанком в гривню, причем комиссия НБУ составила 1 миллион 162 тысячи 785 гривен.

Итак, вопросы: почему полученные о продажи квот на промышленные выбросы 200 миллионов евро в 2009-м числились в общем фонде госбюджета? Их изначально никто не собирался тратить ни на какое «озеленение», а планировали в ручном режиме затыкать дыры в трещащем по швам бюджете? Если проблема выплаты пенсий стояла настолько остро, что премьер вынуждена была пойти на преступление, лишь бы люди свои деньги получили, то почему Тимошенко не могла попросить главу НБУ отконвертировать необходимые стране деньги «за так»? Очевидно же, что в этом случае миллион с хвостиком из бюджета не ушел бы… Он был лишним? Если бы.

Из опубликованных в Интернетеобращений Пенсионного фонда следует, что все полученные в результате операции с «киотскими деньгами» средства, и даже с лихвой, Пенсионный фонд выпросил на «покрытие кассовых резервов» всего-то за 14, 15, 16, 17 и 18 сентября 2009 года. В ПФ заткнули дыру размером в 2 миллиарда 345 миллионов гривен! И это – не считая 69,7 миллиона дотаций Пенсионному фонду за все те же 5 дней. Но и правительство Тимошенко, и она лично весь 2009 год браво рапортовали, что положение дел в ПФ – просто замечательное, устойчивее ничего быть не может… Куда в таком случае за неделю ухнули свыше 2 миллиардов 400 миллионов? Допустим, без них ПФ, и правда, рухнул бы, так зачем надо было дурить людей рассказами о том, как Тимошенко в период кризиса эффективно ведет хозяйство? Если бы людям на пальцах объяснили, что кроме как «киотскими деньгами» пенсии выплачивать нечем, Украина бы взбунтовалась? Вышла бы на улицы с воплями: нет! давайте лучше кусты сажать!?

Думается, все много проще: отечественные власти – и прошлые, и нынешние (и будущие, вне всяких сомнений) – не стремятся обременять «маленького украинца» знаниями о том, как, когда и с какой целью деньги в бюджете перекладываются из кармана в карман. Мол, ты свою маленькую денежку (зарплату, пенсию, дотацию и т.д.) получил вовремя? Ну, хоть не со слишком большим опозданием? Вот сиди и радуйся… Нечего всякими неинтересными вещами людям голову забивать. Знаете, следуя такой логике, пора уже официально разрешить всем, кто имеет доступ к госфинансам. – от премьера до сотрудников госказначейства и распорядителей госсредств, прокручивать «временно свободные» деньги. Только взятую сумму верни на место, а навар – это святое. Вот увидите, «дурацких» уголовных дел в разы меньше станет.

Воровал по чину – основание для амнистии?

С логикой Тимошенко, ее сторонников и всяких экс-, в отношении которых возбуждены уголовные дела или ведется следствие, тоже можно согласиться. Местами. Действительно, почему в государстве, где пышным цветом цветет коррупция, чиновники раскатывают на авто стоимостью в десятки их официальных деклараций и не забывают «прописать» себе доплаты и компенсации по принципу «мелочь, а приятно», основанием для уголовного преследования становится «нецелевое использование средств» с последующим их возвращением? Безосновательная выдача наградного оружия? Предоставление квартиры водителю министра в обход заслуженных очередников того же министерства? Или, прости Господи, нарушение общественного порядка с порчей микрофона в ВР? Неужели других поводов не нашлось? Вот уже некоторые политики начинают открыто высказываться, мол, 20 тысяч для министра – разве это воровство?

Почему бы тем же самым регионалам, раз уж взялись преследовать Тимошенко и (выборочно) членов ее команды, не припомнить, экс-премьеру, закупку чудодейного препарата «Тамифлю» по в разы завышенным ценам? Или автомобили «скорой помощи», о которых Тимошенко неоднократно предупреждали, что носилки для перевозки больных в них физически впихнуть невозможно? Почему не поднять распоряжения (кстати, за 2009 год) об отзыве из Стокгольмского арбитража доказательной базы, которая свидетельствовала в пользу Украины? Что, по словам самой же Тимошенко, привело к миллиардным убыткам страны. Почему не спросить, наконец, из каких таких доходов вырос «скромный домик» экс-премьера? О! кстати, а почему когда Тимошенко пришла к власти, никто из правительства Януковича так и не сел, хотя его команда «воровала 60 долларов в секундубез перерыва на сон, еду и отпуск» и в итоге «украла более ста тонн денег» ? По причине неумеренного человеколюбия нынешней оппозиции? Ой ли?

А не потому, что политики, несмотря на декларируемые различия, прекрасно понимают, что сидят в одной лодке? И все названные, куда как более понятные людям причины, после логичного завершения одного уголовного дела могут побудить общество и дальше спрашивать, откуда взялись остальные домики, квартирки, машинки, часики и костюмчики? И какая уж тогда будет разница, кто сегодня власть, а кто оппозиция? Ведь всегда и во все времена представители любой власти, скажем, на тех же госзакупках имеют дело с компаниями, стремящимися пропихнуть свою продукцию. В идеале – в тендере с одним участником. Да и о кипах финансовых документов с грифом «для служебного пользования» можно напомнить любому, хоть раз побывавшему на высоком посту, какую бы открытость он в бытность свою «там» ни декларировал.

Думается, особо сложные причины того, что подобные дела не просто смердят политикой, а политичны напоказ (чтоб уж точно никто не ошибся), искать не стоит. Та украинская власть, которая решится «сдать с потрохами» своих предшественников, выдвинув серьезные обвинения, подкрепленные фактами, которые поймет и правильно оценит общество, конечно же, будет защищена от подозрений в организации преследования по политическим мотивам. Но где гарантия, что их преемники в высоких креслах не поступят с ними точно так же?

Елена Перегуда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter