На чьи средства Табачник развернул ремонт?

На чьи средства Табачник развернул ремонт?

В платежке, которую Минобразования спустило вузам, указывалась сумма и фирма, которой ректоры должны были перечислить деньги... Сумма на ремонт оказалась завышенной в четыре раза...Табачник не послушал Азарова...

В платежке, которую Минобразования спустило вузам, указывалась сумма и фирма, которой ректоры должны были перечислить деньги... Сумма на ремонт оказалась завышенной в четыре раза... Табачник не послушал Азарова...

Министр образования Дмитрий Табачник опять ослушался премьера Николая Азарова. Напомним, глава Кабмина подчеркивал, что  бюджет в следующем году должен быть экономным, и наложил табу на автомобили, мебель и ремонты для министерств. Но в ведомстве Табачника сейчас горячая пора – не только вступительная кампания, но и активные ремонтные работы в центральном здании МОН. За чей счет Табачник наводит марафет в своей резиденции?

ФИНАНСОВАЯ ЗАВЕСА МИНИСТЕРСКИХ ОКОН

Хотя история с заменой окон в министерстве образования давняя, в ней и поныне остается много неизвестных. Свет на нее немного пролил теперь уже и.о. ректора Винницкого национального технического университета Борис Мокин. 25 июня 2010 года он обнародовал на своем персональном веб-сайте открытое письмо Табачнику, в котором жаловался на промедление с проведением конкурса на замену должности ректора ВНТУ.

“У меня создалось впечатление, что задержка в объявлении конкурса на замещение вакантной должности ректора Винницкого национального технического университета вызвана тем, что я еще не перечислил благотворительный взнос в сумме 59 тысяч гривен на счет Харьковской фирмы «Модерн XXI», что мне предложил сделать после принятия моего отчета за предыдущие 7 лет работы на должности ректора заместитель министра Евгений Николаевич Сулима”, – пишет ректор.

По словам Мокина, 19 мая Сулима “предложил” ему проплатити замену окон в министерстве и вручил соответствующую платежку, продиктовав контакты посредника, с которым нужно было связаться, чтобы провести оплату. На платежке был указан и дедлайн внесения – 31 мая 2010 года, и печать ООО “Модерн XXI” г. Харьков.

“Я, кстати, предложил Евгению Сулиме услуги нашего университета по изготовлению окон по цене, на порядок дешевле харьковской, но он отказался и попросил оплатить изготовление окон харьковчанами”, – отметил Борис Иванович.

По словам Мокина, аналогичные платежки получили в тот день также ректор Харьковского национального автодорожного университета профессор Туренко, ректор Одесского национального морского университета профессор Морозова, ректор Криворожского государственного педагогического университета профессор Буряк, ректор Тернопольского национального педагогического университета профессор Кравец, и еще несколько ректоров, которые в тот день (19 мая) отчитывались. Борис Иванович встретил руководителей вузов в приемной Сулимы.

“Они выходили от него через 2–3 минуты, загадочно улыбаясь, и отвечали на вопрос: «Что хочет Сулима?» – одной и той же фразой: «Зайдешь, узнаешь!» – отмечает Мокин.

Но понятно, что ректоры неохотно будут рассказывать о каких-то финансовых обязательствах перед МОН, тем более если они их в конце концов выполнили. Например, ректор Тернопольского национального педагогического университета профессор Кравец категорически отрицал, что получал такую платіжку. И утверждал, что об этом впервые услышал от нас.

Источники в МОН рассказали нам об отработанном механизме проверок вузов при нынешнем руководстве. Инспектору, который едет проверять тот или иной вуз, иногда заранее дают установку привезти негативный отчет. Потом представители МОН обращаются к ректору, отмечая плохое состояние дел в университете, но говорят, что ситуацию можно “замять”, если этот ректор сделает “доброе дело” – и заплатит за “ремонт окон, дверей” и т.д.

Кстати, 59 тысяч в платежке Мокина – это стоимость лишь 4-х окон. В то же время в одной из столичных фирм по изготовлению окон нам сообщили, что окно 1,5 на 2 м (приблизительно такого размера окна в здании МОН) стоит от 4 тысяч гривен (из сосны, дубовые – порядка 6 тысяч гривен).

9 июня Сулима позвонил Мокину и заметил, что платить за изготовление окон нужно “не университетскими средствами”.

30 июня утром Мокину позвонил Табачник, “извинился за действия своего заместителя и пообещал разобраться и определить меру его наказания после того, как тот вернется из командировки”.

В тот же день народный депутат от “Единого центра” Леся Оробец, которая занимается вопросами образования, направила депутатское обращение в Генпрокуратуру и МОН с просьбой разобраться в ситуации с Мокиным и Сулимой. Прокуратура передала обращение в МВД. А в МОН по приказу Табачника от 6 июля создали комиссию для проведения служебного расследования. Интересно, что эту комиссию возглавил директор департамента персонала и руководящих кадров МОН Сергей Баранов-Мохорт. Выходит, что подчиненный, то есть директор департамента, проверяет свое руководство, то есть заместителя министра.

ЧТО ЖДЕТ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ВУЗОВ В СЛУЧАЕ НЕПОВИНОВЕНИЯ

8 июля Мокина по приглашению Баранова-Мохорта вызывают в министерство. В “профилактической беседе”, кроме Баранова-Мохорта принимают участие другие члены комиссии по проведению служебного расследования, а именно – директор административно-хозяйственного департамента МОН Олег Ворошиловский и директор департамента профессионально-технического образования Тимофей Десятов.

По словам Мокина, Ворошиловский зачитал ему справку, “в которой я обвинен ревизорами КРУ в нецелевой трате 11 миллионов гривен, и информация о том, что моя жена купила в салоне иномарку и подарила сыну. Он же выразил предположение, что, возможно, мои нападки на заместителя министра Евгения Сулиму вызваны моей попыткой таким образом отвлечь внимание от себя за допущенные нецелевые расходы бюджетных средств”. 

Ректор ответил, что ревизоры КРУ считают нецелевым использование бюджетных средств на подготовку студентов по госзаказу, 70% из которых по окончании университета идут работать не в государственные структуры. Но это бессмысленный упрек, ведь МОН обычно не заботится о трудоустройстве выпускников в государственный сектор экономики.

“Что же касается того, что за мои деньги жена купила автомобиль, который подарила сыну, то я объяснил, что в этом ничего незаконного нет, и деньги у меня вполне легальные – это пенсия народного депутата Украины, которая намного больше ректорской зарплаты и ее достаточно, чтобы за год собрать на автомобиль”, – отметил бывший народный избранник.

Получая в этом году госзаказ для своего вуза, Мокин был удивлен его сокращением на 7%, по сравнению с прошлогодним. Хотя раньше Табачник заявлял, что будет увеличен заказ на подготовку по инженерно-техническим направлениям и высокотехнологичным специальностям.

“Поскольку план государственного заказа для ВНТУ на 2010 год подписал заместитель министра Евгений Сулима, то создается впечатление, что имеет место его месть мне за то, что я обнародовал информацию о требовании оплатить 59 тысяч гривен харьковской фирме «Модерн XXI» изготовление окон для министерства и отказался осуществить эту проплату”, – считает Мокин.

Следует отметить, что владельцем ООО “Модерн XXI”, от имени которого вручали платежки ректорам, является Сергей Калмыков. СМИ писали, что это давний бизнес-партнер Александра Кагановского – зятя покойного Евгения Кушнарева. А Кушнарев и Табачник имели дружеские отношения...

– Мы не занимаемся установкой окон в министерстве. Это какая-то ошибка, – уверенно сообщили нам в фирме “Модерн XXI”.

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ РЕМОНТ ИДЕТ ПОЛНЫМ ХОДОМ: ОСТАЛЬНЫЕ РЕКТОРЫ ВСЕ ТАКИ ЗАПЛАТИЛИ?

В разгар расследования и вступительной кампании главный фигурант этой истории Евгений Сулима уходит в отпуск (некоторые приближены к МОН люди очень сомневаются, что он вернется после отпуска в министерство). На телефонные звонки он не отвечает. Поэтому мы решили поинтересоваться у его непосредственного шефа – господина Табачника, известно ли ему, что Сулима требовал у ректоров оплачивать платежки харьковской фирме “Модерн XXI” за изготовление окон для министерства, действительно ли в здании Министерства образования планируют менять окна, какое наказание ждет Сулиму и почему в этом году винницкому вузу уменьшили государственный заказ.

Но на все эти вопросы мы получили один-единственный ответ, что комиссия по проведению служебного расследования создана, ее работа продолжается.

В то же время МВД отреагировало более оперативно. Винницкие стражи порядка установили, что Мокину в МОН таки вручили платежку “с целью перечисления в качестве благотворительного взноса средств для проведения ремонтных работ”.

Но привлечь к ответственности вроде бы никого невозможно.

“В связи с тем, что на момент принятия решения в материалах проверки отсутствуют доказательства, указывающие на признаки преступления, ГУМВД Украины в Винницкой области принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 (за отсутствием в деянии состава преступления) ст. 6 УКУ”, – говорится в ответе МВД народному депутату Лесе Оробец.

Но... окна в министерстве все-таки меняют. Причем первый этаж здания уже весь обновлен. Работа идет. А вокруг по периметру здания МОН рабочие роют какую-то канаву.

– Похоже, вокруг министерства будут ставить ограждение? – интересуюсь у них.

– Да, – отвечают рабочие.

– А какой высоты?

– Да мы не знаем, наше дело маленькое – выкопать. А дальше другие будут работать.

Следует заметить, что бюджетом-2010 финансирование никаких ремонтных работ в МОН не предусмотрено. Мы решили поинтересоваться, откуда в министерстве деньги на ремонт. Но в приемной знакомого уже нам Олега Ворошиловского, который занимается хозяйственными вопросами, сначала отвечали, что начальника нет на месте. А на следующий день вообще перестали брать трубку. Директор департамента финансов МОН Светлана Даниленко все время занята, поэтому не смогла дать нам нужную информацию. Наконец мы дозвонились к заместителю министра Ирине Зайцевой.

– Я не имею никакого отношения к финансовому обеспечению, – услышали мы в ответ. – Звоните в административно-хозяйственный отдел.

– Но второй день подряд Ворошиловского невозможно застать на рабочем месте.

– Нет Ворошиловского, так должен быть его заместитель. Там достаточно большой штат. У меня совсем другие отрасли, в которых я являюсь куратором, - сказала госпожа Зайцева.

Когда мы позвонили по другим номерам административно-хозяйственного отдела, то либо не услышали никакого ответа, либо что-то наподобие “я не знаю, это не мой вопрос”.

Поэтому господин министр, на какие средства делаете ремонт? Остальные ректоры все-таки скинулись на “окна-двери”?

P.S. Недавно в СМИ появилась публикация о том, как Сулима лично проводил “ревизию” в республиканском высшем училище физкультуры, обвиняя коллектив в неудовлетворительной работе и требуя увольнения директора. А преподаватели понимают: министерство хочет заменить нынешнего директора на “своего”, чтобы “раздерибанить” имущество учебного заведения.

Яна Солнцева

Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter