Виктор Пинзеник: Мы идем дорогой обвала, но это еще не обреченность
Виктор Пинзеник: Мы идем дорогой обвала, но это еще не обреченность

Виктор Пинзеник: Мы идем дорогой обвала, но это еще не обреченность

14:36, 23 декабря 2009
13 мин. 6728

Сейчас бюджет лучше не принимать... Правительство съело деньги на казначейском счете... Прекращение сотрудничества с МВФ даст отрезвление... Мы могли избежать спада в 15%... Интервью

Нынешний бюджетный год мы прожили без министра финансов. Напомним, что в феврале Виктор Пинзеник подал в отставку с должности министра. Объяснил свой шаг тем, что уходит, потому что всегда стремился жить по сбалансированному бюджету, с минимальным бюджетным дефицитом и не эмиссионным источником его покрытия, давая понять, что при нынешней политике так жить не получается. Сегодняшний наш разговор – своеобразный финансовый итог этого году...

СЕЙЧАС БЮДЖЕТ ЛУЧШЕ НЕ ПРИНИМАТЬ

Виктор Михайлович, мои коллеги, редакторы из бизнес-изданий прогнозируют летом такой валютный курс, что страшно и повторять...

Виктор ПинзеникДорога, которой идет Украина, это – дорога к обвалу курса и инфляции. Но избежать этого возможно. Это - не обреченность. Сойти с нее еще есть возможность.

Зависит ли это от личности будущего Президента?

В известной мере да. Если это приведет к смене правительства. Но сегодня основные рычаги влияния на экономику имеет правительство.

Изменениям будет способствовать экономическая ситуация. Язвы уже настолько большие, хотя и скрытые, что ситуация вынудит действовать. Обратите внимание на еженедельные вояжи чиновников в Вашингтон (в штаб-квартиру МВФ. – Авт.)...

Нужны же где-то деньги брать. Такое уже с нами случалось, Кучма тоже так когда-то делал...

Но последние десять лет государство выплачивало заработную плату без поездок в Вашингтон. В нынешнем году ни одного месяца правительство не способно было выплатить зарплату и пенсии, не одолжив денег. Это свидетельствует об очень серьезной язве в бюджете, которая скрывалась. Год ее маскировали за счет денег Валютного фонда. Как только деньги МВФ закончились, проблемы опять всплыли на поверхность. Маскировать проблемы стало ничем.

ВМЕСТО ОТКРЫТОГО РАЗГОВОРА С ОБЩЕСТВОМ ПРАВИТЕЛЬСТВО НАРАЩИВАЕТ ДОЛГИ

Ситуация выглядит так, что правительство не хочет подавать проект госбюджета-2010. Но работать с бюджетом в ручном режиме – заветная мечта любого украинского Кабмина, тем более под выборы. Тимошенко в этом не лучше и не хуже кого-то другого.

Раздел средств бюджета в случае его неприятия определяется Бюджетным кодексом. Бюджет-2010 в той редакции, как он есть, лучше не принимать. Почему? Потому, что нет сейчас шансов принять профессиональный бюджет, бюджет национального спасения. Есть перспектива принять документ усиления проблем, порождения осложнений. На профессиональный документ нет политической воли.

Сейчас мы имеем две серьезных проблемы – Нафтогаз и Пенсионный фонд. И без сбалансирования этих фондов невозможно говорить о профессиональном бюджете, или выходе из петли под названием “жизнь в долг”, в которую втянули Украину. У нас 22 миллиарда гривен составляют только выплаты по процентам.

А может сможем как-то договориться с внешними кредиторами, чтобы реструктурировать долги лет эдак на сто?

А вы бы согласились реструктурировать свою зарплату лет эдак на сто?

Какая разница: внешние или внутренние кредиторы? Это – частные деньги. И это ничего не решает. Если бы страна имела только старые долги, а не наращивала новые, то можно было бы о чем-то говорить. Но реструктурировать долг, если он ежегодно растет, нет смысла. Что это меняет?

На начало года государство имело 189 миллиардов гривен долга. На 1 октября – 280 миллиардов. Реструктурировали 190 млрд. старых и получили 190 новых долгов. Вместо честного, открытого разговора с обществом об экономической ситуации, опять наращивают долги, а с ними и проблемы. Не реструктуризация решает проблему, а просто правило – жить за счет имеющихся ресурсов.

ПРАВИТЕЛЬСТВО СЪЕЛО ДЕНЬГИ НА КАЗНАЧЕЙСКОМ СЧЕТЕ

Президент сказал, что будет обращаться к прокурору в связи с тем, что правительство (цитирую) “украло деньги органов местного самоуправления”. Есть ли у Президента основания для такого утверждения?

Виктор ПинзеникПо крайней мере есть основания для реакции на то, что происходит. Правительство ни одного месяца не может свести концы с концами.

Есть казначейский счет. Там “сидят” деньги не только правительства, но и местных бюджетов, субъектов ведения хозяйства, которые будут ввозить товар через таможню, – это не деньги бюджета. Плюс – 800 миллионов от Одесского припортового завода – залог, который не вернули. Что сделало правительство? “Съело” эти деньги. Хотя юридически они ему не принадлежат. Эти деньги можно использовать в качестве инструмента финансирования дефицита, когда у вас сбалансированный бюджет и вы всегда сможете их возобновить, а местные бюджеты смогут взять их.

А так местные бюджеты оказались в ситуации, когда на счете есть деньги, но забрать их нельзя. Потому что Казначейство – это тот же банк. И вот то, о чем говорит Президент, значит, что какой-то местный бюджет имеет на счете 10 миллионов гривен, а ему платеж не проводят. Я не знаю, насколько массовым стало такое явление, но правительство не имеет, чем заплатить расходы до конца года. Не может страна так жить. Эта проблема тянется еще с января. Ежемесячно ее “замалевывали” средствами МВФ.

Взялись бы вы сделать какие-то макропрогнозы бюджета на следующий год?

Их сделать невозможно при таком рыхлом бюджете. Страна должна знать прогноз. Он дает возможность заглянуть в завтрашний день. Но прогноз становится невозможным, когда вы уже заложили фундамент, который ежесекундно может развалиться. Сейчас говорить о стенах, крыше, нет смысла, потому что в стране есть угроза для фундамента. Если бы страна свела баланс бюджета с дефицитом 3–5 процентов, то можно было бы говорить о прогнозируемом бюджете.

Именно во время вашего пребывания в должности министра началась традиция не подавать бюджетную резолюцию. Вы не жалеете?

Нет. Потому, что она никакой роли не играла. Бюджетную резолюцию должно принимать правительство. Это декларация намерений политики: где, в какой сфере, что решим на текущий год. Таких намерений обычно насчитывается сотни, а то и тысячи. Способна ли Украина за год решить тысячу проблем?

Традиция принятия деклараций была такая. Я с Министерством финансов готовил в 2006 году декларацию на две страницы. После этого из парламента возвращался документ на триста страниц, где каждый депутат высказывал свои предложения. И то такая “каша” выходит... Бюджетная резолюция не нужна. Должны быть задекларированы одна-две, если на несколько лет – пять проблем, – с планом их поэтапного решения.

Основа основ стабильности - это баланс. Ключевой баланс страны, от которого зависит стабильность, то есть, баланс бюджета. Как удержать его, как определить логику приоритетов, когда есть четыреста пятьдесят инициаторов логики приоритетов? Каждый видит свое: один выбил средства на школу в Житомирской области, на второй год о школе забыли. После того во Львовской области начали строить – забыли. А затем начали строить неизвестно где. В цивилизованных странах парламент не может поменять ни одной цифры в бюджете. А мы с вами видим традицию: бюджетную ночь, когда ночью пишется что-то, что утром должно стать бюджетом, в следующем году. А затем – бюджетный день, когда с голоса в парламентском зале правиться ключевой финансовый документ страны.

Страна должна выйти из этих ненормальных вещей. Кстати, в 2006 году я хотел внести изменения в Бюджетный кодекс, чтобы парламент вообще не вмешивался в бюджет – в понимании правок. Это исключительная прерогатива правительства. Парламент должен сказать настоящему документу “да” или нет”. “Нет” должно завершаться отставкой. Потому что это признак отсутствия коалиции.

ПРЕКРАЩЕНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА С МВФ ДАСТ ОТРЕЗВЛЕНИЕ

Как бы вы оценили политику правительства в части рекапитализации банков?

Виктор ПинзеникОчень важно понять, что такое рекапитализация. Это – восстановление банка.

Можем ли мы считать восстановленным банк, если он постоянно нуждается во вливании средств? Такая потребность свидетельствует о том, что банк превратился в кассу по выдаче депозитов. Я не понимаю, чем руководствовалось правительство, определяя перечень банков. Почему до сих пор у нас банки в подвешенном состоянии? Токсичные активы вырезают, немедленно ликвидируют банк, продают активы, возвращают людям деньги. Если же “реставрировать” – рекапитализировать банк, то так, чтобы люди это почувствовали. Чтобы не бежали снимать депозиты, видя, что все работает.

Поэтому оценить положительно работу по рекапитализации я не могу.

Почему в 2008 году вы до последнего отрицали факт переговоров с МВФ?

Почему отрицал? Просто многих вещей я не комментировал. Правительство обращалось к МВФ с просьбой относительно программы „Предупреждающий stand by”, что предусматривала лишь право на деньги. Нам должны были бы выделить средства, и в случае потребности мы могли бы их использовать. Однако после того, как миссия Фонда ознакомилась с ситуацией в банковской сфере, о слове „предупреждающий” или “упреждающий” забыли. Через неделю после отъезда миссии была готова программа, по которой на протяжении года страна получала немедленный доступ к кредиту.

Чем угрожает экономике прекращение сотрудничества с МВФ?

Более быстрым отрезвлением. Прекращение этого сотрудничества пойдет на пользу экономике. Проблемы вылезут – придется их решать.

Это не значит, что нужно отказываться от сотрудничества с МВФ. Но помощь по кредиту приносит пользу, когда есть лечение, а не временное залечивание, а точнее – маскировка проблем.

Как минимум, два кандидата в президенты предлагают консорциум с Россией относительно управления ГТС. Один из них – фаворит избирательных гонок. Наши эксперты убедили нас, что такой консорциум – это потеря нашей магистральной трубы...

Уникальность нашей ГТС в том, что она выполняет функцию аккумулятора. Аккумулировать газ можно только там, где есть хранилища. Это уникальная система, она дает шанс выйти на хорошие цивилизованные отношения с Россией. Я видел в печати проект межправительственного соглашения – между РФ и Украиной – относительно газовых отношений. Там содержится пассаж об отказе Украины от суверенного иммунитета. Что это значит? Это отказ от иммунитета на решение судов. Украинская ГТС не может быть приватизирована. Но если такое международное соглашение будет ратифицировано, то отказ от суверенитета ознаает, что по решению суда, когда спором иска является имущество, то оно имеет высшую силу, чем национальное законодательство. Нужно учитывать то обстоятельство, что у продавцов и покупателей газа не совпадают экономические интересы с транзитером газа. Они диаметрально разные.

МЫ МОГЛИ ИЗБЕЖАТЬ СПАДА В 15%

Правительство продуцировало столько антикризисных отраслевых программ поддержки...

Поддерживали и производителей масла, и металлургов, и аграриев, и химиков, и даже космическую отрасль. И при этом мы имеем такое резкое и глубокое падение экономики. Отчего это не сработало?

Виктор ПинзеникА потому, что никто не принимал никаких программ. Я не знаю ни одной программы, направленной на поддержку. Это все напоминает больницу, где, обнаружив болезнь рук, принимают решение отрубить голову. Чтобы понять, что эти программы ничего не стоят, следовало поставить вопрос: почему упала экономика? Обвал произошел в металлургии, потому что в мире пошло вниз строительство. У нас упали металлургия и строительство и потянули за собой другие отрасли. Причина спада отрасли – отсутствие потребления.

Какое решение должно было принять правительство? Поддержать потребление в этих секторах, заместить внешний рынок внутренним. Строить дороги, мосты, теплотрассы... А от того, что вы освободите от налогов какую-то отрасль, разве увеличится потребление металла или строительства? Эти решения не дают эффекта. Страна не должна была упасть на 15 процентов. Худший прогноз был минус десять, и он назывался сценарий “жесткой посадки”. Мы не могли избежать спада, но мы могли избежать спада в минус 15. Для того следовало поддержать потребление.

Хороший пример с Германией, где правительство давало выплату людям за сдачу старого автомобиля. Таким образом правительство Германии поощряло к приобретение нового автомобиля. У нас крупнейший сектор, которых испытал потери, – металлургия, и он должен был бы получить заказ. Это требовало принятия непопулярных решений. Но это дало бы возможность избежать проблем.

Недавно Березовский призывал большой капитал голосовать за хрестоматийного либерала Ющенко. Спасет ли хрестоматийная либеральная политика Украину?

Я не видел письмо и не готов комментировать это. В нынешней ситуации следует употреблять определенные вещи нестандартного характера. Но есть аксиоматические вещи. Если стало меньше доходов, следует урезать расходы.

Разговаривала Лана Самохвалова

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies