На месте погибли пять человек / УНИАН

Годовщина ДТП в Харькове: Шесть смертей и ни одного виновного

Год назад в Харькове внедорожник харьковчанки Елены Зайцевой на огромной скорости влетел в группу людей на тротуаре, в результате чего погибли шесть человек. Виновные в ДТП не наказаны до сих пор, и, создается впечатление, что в суде дело старательно разваливают.

На месте погибли пять человек / УНИАН

Вечером 18 октября 2017 года на перекрестке улицы Сумской и переулка Мечникова в Харькове произошло столкновение внедорожника Lexus, за рулем которого была 20-летняя Елена Зайцева, двигающегося на красный свет светофора, и автомобиля Volkswagen Touareg, начавшего движение на желтый, которым управлял 49-летний Геннадий Дронов. В результате ДТП Lexus вылетел на тротуар и сбил 11 пешеходов, которые, на момент аварии, ожидали разрешающего сигнала светофора на пешеходном переходе.

На месте погибли пять человек – 46-летняя Алла Сокол и ее 19-летняя дочь Анастасия, 27-летний Александр Евтеев, 28-летняя Нина Кобисева и 46-летняя Наталья Умаева. Еще шестерых пострадавших отправили в больницу с повреждениями различной тяжести. Одна из них, 24-летняя Диана Берченко, младшая сестра жены погибшего Александра Евтеева, скончалась в больнице, не приходя в сознание после комы, в которой девушка находилась неделю.

По факту ДТП в полиции открыли уголовное производство по ч.3 ст.286 (нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицами, управляющими транспортными средствами) Уголовного кодекса Украины, которая предусматривает до 10 лет лишения свободы.

На первых порах обвинение выдвигали только студентке ХНУ имени Каразина, приемной дочери харьковского бизнесмена Василия Зайцева, президента ТОВ «Група – Тайфун», генерального директора «Укренергочермет» и сводной сестре экс-сотрудника прокуратуры Черкасской области Дмитрия Зайцева 20-летней Елене Зайцевой. По данным Нацполиции, за два года с момента получения прав, за Зайцевой уже значились несколько нарушений ПДД, которые, впрочем, касались парковки в неположенных местах. Спустя три дня после ДТП Зайцеву взяли под стражу и лишили прав.

Второй обвиняемый, Геннадий Дронов, сначала проходил по делу как свидетель. По его словам, Lexus Зайцевой взялся из ниоткуда, а он сам двигался на зеленый сигнал светофора. «Автомобиль Lexus выскочил на перекресток внезапно, из ниоткуда! Я не видел его и не мог видеть, поскольку Lexus вылетел на перекресток с бешеной скоростью. Его не было, когда я начинал движение, а с того момента до столкновения прошли считанные секунды», - оправдывался он.

Однако вскоре статус Дронова в процессе следствия изменился и его также отправили под арест.

Второй обвиняемый, Геннадий Дронов, сначала проходил по делу как свидетель / УНИАН

В полиции пообещали приложить все усилия для быстрого и прозрачного завершения уголовного производства и расследования трагического ДТП в Харькове. «Мы сделаем все необходимое, чтобы максимально быстрым и прозрачным было расследование. Ход расследование взял на контроль министр внутренних дел, глава Нацполиции, генеральный прокурор, прокурор области», - заявлял год назад руководитель управления полиции в Харьковской области Олег Бех.

В МВД после происшествия пообещали не спускать дело на тормозах и довести его до реального срока Зайцевой. «Погибли люди. Она превысила скорость и проехала на запрещающий сигнал светофора. Этого достаточно для того, чтобы она получила реальный срок лишения свободы. Общество не воспримет после гибели харьковчан, если эта девушка окажется на условном сроке. Ее молодой возраст не должен ее защитить от этого. Она должна была следить за дорожным движением, не нарушать правила», - утверждал внештатный советник главы МВД Антон Геращенко.

Но, судя по всему, никакие обещания и «высокий» контроль вовсе не гарантия того, что дело действительно доведут до логического вынесения реального приговора.

Момент столкновения

Хотя правоохранителями и была проведена большая работа – допрошены десятки людей, проведены более десятка экспертиз и несколько следственных экспериментов – да и сама Зайцева признала свою вину, сегодня создается впечатление, что дело в суде разваливается на глазах.

«Первой ласточкой» в подтверждение такого мнения стал допрос экспертов, которые проводили техническую экспертизу и, несмотря на наличие массы видеозаписей и свидетельств очевидцев, не смогли установить скорость, с которой двигался внедорожник Зайцевой, а также определить, нарушил ли Дронов правила проезда перекрестков.  

Дальше – больше. Хотя, по данным прокуратуры Харьковской области, первые анализы в крови Зайцевой обнаружили опиаты, в частности, кодеин, а сама девушка не заявляла, что принимает какие-либо медпрепараты, позже в ее показаниях появляется версия многолетних головных болей и необходимости принимать «Пенталгин» после давней аварии. При этом сам факт наличия опиатов в ее крови следствие не относит к отягчающим обстоятельствам. Мол, с кем не бывает, лечится бедолага.

В то же время, 50 тысяч грн, которые семья Зайцевой перечислила каждой из семей пострадавших и родственникам погибших (большинство из них вернули эти деньги), в обвинительном акте почему-то признаны смягчающим «частичным возмещением ущерба» и причислены к смягчающим обстоятельствам…

Впрочем, общественное недовольство таким избирательным отношением к «мажорным» водителям заставило суд дать добро на допрос нарколога Елены Федирко, которая проводила первичный осмотр Зайцевой. Дело в том, что, по словам адвоката Геннадия Дронова Сергея Перепелицы, Федирко – врач с многолетним стажем – почему-то отправила на анализ не 60 мл крови, как делала это не раз с другими участниками различных ДТП, а меньше. «Поэтому не было установлено, какие именно наркотические вещества были в крови Зайцевой», - констатировал адвокат.

В МВД после происшествия пообещали не спускать дело на тормозах и довести его до реального срока Зайцевой / УНИАН

Но тут вскрылась очередная зрада – оказалось, что женщина уволилась из наркодиспансера практически сразу после забора анализов и не выходит на связь. Позже выяснилось, что она скрывается на неподконтрольных Украине территориях.

Впрочем, содержание опиатов в крови Зайцевой подтвердили в Минздраве. «В соответствии с перечнем наркотических средств и психотропных веществ, кодеин относится к списку, оборот которых ограничен. С учетом приведенных в заключении выводов, можно определить, что «Персона 1» (Елена Зайцева, - УНИАН), по состоянию на 18.10.2017 года, пребывала в состоянии, вызванном употреблением наркотических и психотропных веществ или иных одурманивающих средств», - сообщала в суде адвокат потерпевших Лариса Матвеева.

По ее словам, шанс допросить свидетеля, который мог бы подтвердить наличие опиатов в крови у Зайцевой, еще есть. Этим свидетелем может быть медсестра, которая, вместе с пропавшим наркологом, осматривала Зайцеву после ДТП.

Однако рассмотреть новые данные в суде мешает то, что каждое заседание постоянно прерывается вызовом «скорой» для кого-то из подсудимых, после чего заседания, зачастую, переносятся. «Без госпитализации и надлежащего медицинской помощи мы вообще не сможем рассматривать дело. Поэтому прошу отложить дело», - заявила адвокат Зайцевой Юлия Козырь на одном из последних судебных заседаний.

До этого было заявлено, что Зайцева не может выйти в зал суда из-за судорог, приступы которых у нее внезапно начались.

Было заявлено, что Зайцева не может выйти в зал суда из-за судорог, приступы которых у нее внезапно начались / фото facebook.com/tetyana.dotsyak

Однако, когда адвокат потерпевших потребовала вызвать «скорую» прямо в зал суда для получения оперативной информации о состоянии обвиняемой, медики, прибывшие на вызов, не нашли причин для госпитализации подсудимой.

Родственники погибших убеждены, что все это происходит для затягивания дела. «Это просто клоунада. На прошлом заседании адвокат Зайцевой зачитала список ее заболеваний. А как при таком количестве справок ей вообще могли предоставить возможность получать права?», - недоумевает отец погибшей Дианы Берченко Игорь.

Подобного мнения придерживается и харьковчанка Людмила Фабрис, которая потеряла в этой аварии дочь Аллу и внучку Настю. «Все идет к тому, чтобы, я так думаю, их оправдать», - говорит она.

Однако, по словам адвоката семьи Фабрис Дмитрия Марцоня, задание номер один для всех потерпевших – справедливый приговор. «Если не будет справедливости, я не знаю, чем это закончится и для судебной, и для правоохранительной системы Украины», - говорит он.

В начале октября пострадавшие и родственники погибших в этом страшном ДТП обратились с жалобой и просьбой взять на контроль рассмотрение этого дела даже в Администрацию президента. Правда, в то, что все перечисленные в этой жалобе странности дела будут учтены, верится с трудом. УНИАН уже описывал множество аналогичных происшествий с участием «мажоров», которые, несмотря на доказательства их вины, все же остаются безнаказанными

Анастасия Кучкина, Татьяна Стежар

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter