Безнаказанные не значит невиновные

Безнаказанные не значит невиновные

Резонансные ДТП, коррупция шокирующих масштабов, злоупотребление служебным положением – малая толика того, что позволяют себе «хозяева жизни» в Украине, оставаясь, при этом, безнаказанными. УНИАН вспомнил, сколько за время «жизни по-новому» в Украине было громких преступлений, и чем, в результате, все закончилось. 

Резонансное ДТП в Харькове произошло 18 октября / фото npu.gov.ua

Резонанс вокруг дела 20-летней Елены Зайцевой, которая 18 октября стала причиной гибели в ДТП пяти человек, не утихает. Несмотря на то, что в пятницу, 20 октября, Киевский районный суд Харькова избрал для нее меру пресечения в виде содержания под стражей без возможности внесения залога сроком на 60 суток, некоторые наблюдатели за процессом справедливо отмечают: виновные могут отделаться легким испугом, оказав лишь материальную помощь семьям пострадавших, поскольку через два месяца общество забудет про преступление.

Украинцы, правда, слишком часто и очень быстро забывают о таких происшествиях, поскольку следить за судебными перипетиями, длящимися годами, становится попросту скучно. Примеры? Сколько угодно!

Убийцы на дорогах

Взять хотя бы одну из громких историй, которой в этом году исполнилось 10 лет. Это дело пасынка украинского олигарха Дмитрия Фирташа Сергея Калиновского, который в 2007 году спровоцировал ДТП (как и Зайцева, мчался на большой скорости и въехал в авто, припаркованное на обочине), в котором погибли два человека. После аварии Калиновского доставили в больницу, но оттуда он сбежал. Был задержан в аэропорту «Жуляны», когда пытался вылететь в Израиль. Суд отпустил преступника под подписку о невыезде, что, в конце концов, все равно привело к тому, что Калиновский скрылся из Украины, а в 2008 году прокуратура приостановила его дело. Возобновить следствие правоохранителям пришлось под давлением общественности. Пасынок Фирташа был объявлен в международный розыск. Но задержали Калиновского, как ни странно, в Киеве. Случилось это в сентябре 2015 года, когда он, в который раз, грубо нарушил правила дорожного движения. А после этого начались долгие судебные тяжбы. К примеру, в марте 2016 года Сергей Калиновский сначала терял в суде сознание, потом и вовсе не являлся на заседания, поскольку якобы находился в больнице… Дело по существу Шевченковский районный суд Киева начал только 15 марта 2017 года.

Или совсем свежий случай – ДТП на трассе Львов-Краковец 18 августа этого года, где одним из подозреваемых в смерти молодой девушки Наталии Трилы был назван украинский олигарх, президент футбольного клуба «Карпаты» Петр Дыминский. Дело в том, что ответственность за ДТП взял на себя охранник Дыминского, но ДНК-экспертиза показала, что за рулем находился не он. Свидетели же указывали, что после происшествия водительское место покинул сам львовский бизнесмен. В пользу этой версии играет хотя бы тот факт, что Петр Дыминский сразу после ДТП… сбежал из Украины. Правда, по версии его адвоката, Дыминский от следствия не скрывается, вовсе не сбегал в Швейцарию, а находится там на лечении. Пока Нацполиция продолжает искать доказательства и ожидает экспертизы биологических образцов, взятых в авто и офисе бизнесмена, свидетели ДТП уже начинают менять свои показания. По словам матери погибшей девушки, если ранее они говорили, что из авто выходил сам Дыминский, то сейчас отказываются от своих слов. Она считает, что их просто запугали. Мария Трила также отмечает, что после похорон дочери к ней подходили люди «от Дыминского» и предлагали деньги за то, чтобы забыть о причастности олигарха к трагедии.

Скриншот

К слову, когда подозреваемые в совершении преступлений начинают неожиданно «болеть» - кто на скамье подсудимых, а кто и раньше, еще на этапе следствия – это тоже свидетельствует о разрешении дела не в пользу пострадавших. К примеру, сын бизнесмена из Дружковки Станислав Толстошеев, который в январе 2016 года совершил в столице смертельное ДТП, был признан неподсудным, поскольку, согласно данным экспертиз, в момент, когда его автомобиль въехал в женщину на тротуаре, у самого водителя якобы произошел «эпилептический припадок с тонико-клоническими судорогами», что привело к «временной потере контроля» над управляемостью авто.

«Борьба» с коррупцией

Одно из первых заметных дел в сфере «борьбы с коррупцией» началось еще при власти Януковича и Ко: в июле 2013 года в своем кабинете при получении взятки в 120 тысяч гривен для организации «беспроблемного» поступления в ВУЗ был задержан ректор Национального университета Государственной налоговой службы Петр Мельник. Уже в начале августа, сорвав с себя электронный браслет, Мельник, который до этого успешно притворялся смертельно больным, сбежал из Украины.

Вернуться на родину решился уже в «новые» времена и 1 апреля 2014 года был задержан в аэропорту «Борисполь», но в СИЗО не остался – залог около 600 тыс гривен решил вопрос в пользу подозреваемого в коррупции. В августе этого же года началось рассмотрение дела бывшего ректора в суде, где прокуратура требовала для него наказания в виде 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Но уже через год, в июле 2015-го, Мельник был оправдан.

Правда, история на этом не закончилась, и уже через год, в июне 2016 года, прошел слух, что Петр Мельник попытался восстановиться в должности через суд. Однако, по словам защитника экс-ректора, в иске о восстановлении в должности Мельнику было отказано.

В июле 2015 года Мельник был оправдан / фото УНИАН

А вот если не самым громким, то одним из самых заметных коррупционным скандалом уже нового времени, о котором общество уже благополучно забыло, можно считать дело экс-главы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Сергея Бочковского и его заместителя Василия Стоецкого, которых 25 марта 2015 года правоохранители задерживали в прямом эфире, на заседании Кабмина. Им инкриминировали взятку, вымогательство и причинение убытков государству почти 7 млн гривен. Но уже через четыре дня после ареста оба вышли на свободу под залог 2 млн гривен. Дело Бочковского и Стоецкого до сих пор слушается в Шевченковском районном суде Киева. Однако, если учесть, что на заседания не приходят пострадавшие, а сам Бочковский даже заявляет, что часть свидетелей отказываются от своих показаний, в положительный (в смысле появления обвинительного приговора) исход дела верится с трудом. Более того, в 2016 году Бочковский выиграл апелляцию о восстановлении в должности. Правда, по словам его адвоката, права выйти на работу ему это не дает.

Еще один высокопоставленный чиновник, яркая история которого должна была надолго остаться в памяти украинцев, отстраненный от работы глава Государственной фискальной службы Роман Насиров. Его подозревают в том, что с мая 2015 года по март 2016 года он принял ряд незаконный решений о рассрочке платежей по рентной плате за пользование недрами, задействованных в «газовой схеме» депутата Александра Онищенко, что повлекло убытки государства в более 2 млрд гривен.

«Неожиданное» ухудшение самочувствия подозреваемого, эпопея с вручением ему подозрения в «Феофании», мужественный вахтер известной клиники, в одиночку противостоящий силовикам, клетчатый плед в суде - в марте текущего года все это не обсуждал только ленивый. И если за судебными перипетиями во время избрания Насирову меры пресечения (содержание под стражей на 60 дней с альтернативой внесения 100 млн гривен залога) следили все, то после того, как жена подозреваемого внесла за него залог, и он вышел на свободу, общественность забыла и о самом главе ГФС, и о его деле.

/ фото УНИАН

Вместе с тем, Насиров уже пожаловался в Европейский суд по правам человека относительно «незаконных действий детективов НАБУ, прокуроров САП и судей». И, по его словам, жалоба принята к рассмотрению. Кроме того, на сегодня суд разрешил Насирову перемещаться по Киеву и Киевской области (хотя раньше он не мог покидать пределы столицы), а также временно снимать электронный браслет, если того требуют медицинские процедуры. Разрешение действует до 14 декабря.

«Чистые» прокуроры и «честные» судьи

Не менее запоминающимися казались дела не чистых на руку прокуроров и судей. Но на деле выясняется, что украинцы не утруждают себя отслеживанием того, чем заканчиваются даже громкие истории относительно правоохранителей и служителей Фемиды.

К примеру, одним из «символов борьбы» с коррупцией в Украине можно считать дело «бриллиантовых прокуроров», о котором общество также благополучно забыло, как забывает и о менее резонансных делах. Первый замначальника Главного следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и зампрокурора Киевской области Александр Корниец были задержаны в июле 2015 года по подозрению в получении взятки на сумму более 3 млн гривен. В ходе обысков у них было изъято сотни тысяч долларов наличными, ювелирные изделия, в том числе, бриллианты, а также оружие. Оба были уволены из прокуратуры, оба вышли под залог (за Шапакина – почти 6,5 млн гривен, за Корнийца – более 3 млн гривен). По состоянию на начало осени 2017 года в суде по делу «бриллиантовых прокуроров» проходят допросы свидетелей.

фото УНИАН

Или дело судей из Днепра Геннадия Подберезного и Натальи Овчаренко, которые пытались дать взятку в размере 300 тысяч долларов главе Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назару Холодницкому. Судьи были задержаны при передаче части этой суммы (50 тыс долларов) прямо в кабинете главы САП 21 сентября. А дальше их судьбы складывались по-разному. Главе районного суда Подберезному 4 октября удалось выйти под залог в 5 млн гривен. Рядовая судья Овчаренко была арестована на 60 дней. При этом, она была уволена сразу. А вот Подберезный, по факту, до 17 октября, вполне мог совершать правосудие и выносить решения относительно рядовых украинцев. Дело в том, что только на прошлой неделе Высший совет правосудия отстранил его от работы (до 21 ноября)...

Депутат ни в чем не виноват

Но, зачастую, больше всего на слуху остаются дела, связанные с народными депутатами. Хотя и тут внимание общественности рассеивается довольно быстро.

Так, не будь беглый Александр Онищенко падок на внимание прессы, его забыли бы так же быстро, как другого депутата-беглеца Сергея Клюева. Впрочем, интерес к его «пленкам» все равно угас.

Что касается первого, НАБУ проводит досудебное расследование по факту хищения газа. По версии следствия, в период с января 2013 по июнь 2016 члены преступной организации противоправно завладели средствами, полученными от реализации газа в размере более 1,6 млрд грн, вследствие чего «Укргаздобыча» понесло убытки на более чем 740 млн грн. Причастность к участию в «газовой схеме» установлена относительно 29 человек. Сейчас 7 человек, в том числе народный депутат Украины Александр Онищенко, находящихся в розыске, 12 обвинительных актов в отношении 18 человек направлено в суд, по 7 из них вступил в законную силу обвинительный приговор. В то же время сам Онищенко недавно заявил, что еще в апреле 2017 года получил политическое убежище. Правда, в какой именно стране, уточнять не стал.

фото УНИАН

Что же касается Сергея Клюева, который в 2015 году был объявлен Генеральной прокуратурой в розыск по подозрению в завладении государственным имуществом, о нем предпочитают не вспоминать даже силовики. Оно и не удивительно, если учесть, что в мае текущего года Интерпол снял его с розыска.

Любопытно также, что оба депутата до сих пор не утратили депутатских мандатов. В отличие от своего коллеги по депутатскому корпусу Николая Мартыненко, нашумевшая история которого тоже уже забылась. Экс-парламентарию, по подозрению в злоупотреблениях при выполнении контракта купли-продажи уранового концентрата для ГП «ВостоГОК» через австрийскую компанию-посредника Steuermann, по словам главы САП, грозит до 12 лет лишения свободы. Мартыненко был задержан 20 апреля этого года, а через два дня Соломенский районный суд Киева избрал для него меру пресечения в виде личного поручительства (на поруки его взяли 18 народных депутатов, министр молодежи и спорта и замглавы Центризбиркома).

Кстати, если бы народный депутат Борислав Розенблат, обвиняемый, наряду с еще одним парламентарием Максимом Поляковым, в получении крупной суммы за влияние на решения чиновников Госслужбы геологии и недр, а также местную власть для предоставления компании-нерезиденту спецразрешений на пользование недрами (речь идет о добыче янтаря), не пытался выехать из Украины, да еще прихватив «багаж» драгоценностей, вероятность того, что о его деле украинцы забыли бы, как и о деле Мартыненко, Клюева и прочих, очень высока. И продолжал бы депутат Розенблат спокойно вершить судьбы украинцев, как и депутат Игорь Мосийчук, в 2016 году обвиняемый в получении взятки в особо крупном размере.

…Уже несколько лет в Украине проходят судебные заседания, но не по сути обвинения, а по избранию меры пресечения подозреваемым депутатам, прокурорам, судьям, министрам и другим чиновникам. Все эти истории сопряжены с громкими задержаниями под телекамеры, потерей сознания подозреваемым в суде, «скорыми», высокопоставленными поручителями, именитыми адвокатами и т.д. Но вряд ли кому-то удастся вспомнить хотя бы один приговор, вступивший в силу. И одним из факторов, почему правосудие не свершается, можно считать короткую память украинцев. Ведь это так нудно – вникать в тонкости судебных процессов, поддерживать свидетелей, готовых говорить, следить «за руками» преступников и их покровителей до конца. Гораздо проще переключиться на очередное «громкое дело». И, немного возмущавшись, забыть о нем также, как о предыдущих. Так и живем, «по-новому».

Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter