Иллюстрация REUTERS

Балансовая дыра Украины. "Расцвет" сырьевого придатка и парадоксы национальной экономики

Украина продолжает наращивать дефицит торгового баланса. Он уже превысил психологическую отметку 9 млрд долларов. Перспективы на будущее тоже неутешительные. Чем грозит эта экономическая «дыра» и как ее залатать?

Иллюстрация REUTERS

Госстат на днях «порадовал» негативными новостями. Дефицит внешней торговли товарами Украины за 11 месяцев 2019 года продолжил рост, достигнув очередного рекорда - 9,3 млрд долларов. Если сравнивать с показателем за аналогичный период 2018 года, то «дыра» в торговом балансе увеличилась почти на 6%. По данным Национального банка, показатель еще хуже – разрыв на сегодня составляет более 10 млрд долларов.

Как бы не отличались оценки регулятора и Госстата, ситуация, мягко говоря, неприятная. Дело в том, что торговый дефицит означает вывод капитала, валюты, так как она тратится на закупку иностранных товаров, и низкую способность страны в производстве конкурентной продукции.

При этом правительство ожидает, что в 2020 году разрыв в торговом балансе составит 13,78 млрд долларов, в 2021-м – 14,92 млрд долларов, в 2022-м – 16,11 млрд долларов. 

Но это – позитивный сценарий. Есть и негативный. Он предполагает, что рост дефицита торгового баланса с 13,96 млрд в 2020 году составит 15,60 млрд в 2021 году и 17,25 млрд долларов – в 2022 году.

О чем говорят эти цифры?

Что хорошо «гигантам», «карликам» - удар ниже пояса 

Согласно законам экономики, торговый дефицит – не крах страны. Зачастую, он корректируется со временем. К тому же, увеличение импорта товаров из других стран приводит к снижению цен на потребительские товары по мере роста иностранной конкуренции. А снижение цен помогает укротить инфляцию в местной экономике. Рост импорта также увеличивает разнообразие товаров и услуг.

Но эта теория касается исключительно развитых стран. Рост импорта там связан с возможностью населения потреблять больше, чем страна может произвести. Следовательно, торговый дефицит может указывать на рост экономики. Это хорошо видно на примере США и Великобритании. Там торговый дефицит (а он достиг уже миллиардных сумм) как раз и сдерживает инфляцию, что помогает поддерживать высокий уровень жизни за счет переноса трудоемких производств за пределы государства.

Это касается всех стран, которые имеют капиталоемкие и высокотехнологичные отрасли экономики, что привлекает существенные объемы капитала со всего мира в виде портфельных или прямых инвестиций. Тем не менее, из-за недостаточной конкурентоспособности экспортных отраслей, основную часть дефицита торгового баланса эти страны вынуждены покрывать за счет эмиссии частных и правительственных долговых инструментов.

Несмотря на более десятилетний рост разрыва в торговом балансе, на сегодня, судя по данным правительства, экономика растет, а гривня укрепляется / фото УНИАН

Но в развивающихся странах, к которым относится Украина, в долгосрочной перспективе дефицит торгового баланса может привести только к негативу. Показатель говорит о неконкурентоспособности экспортных отраслей экономики, что, зачастую, приводит к девальвации национальной валюты. Если страна импортирует больше иностранных товаров, то отечественные компании перестают производить конкурентоспособную продукцию.

Больше всего страдает промышленность. Как следствие - сокращение рабочих мест, снижение доходов работников. Меньшее количество рабочих мест означает, что в экономике производится меньше продукции. А это, в свою очередь, приводит к еще большему импорту и большему торговому дефициту. Как следствие - к падению экономики.

В Украине создалась парадоксальная ситуация. Несмотря на более десятилетний рост разрыва в торговом балансе, на сегодня, судя по данным правительства, экономика растет, а гривня укрепляется. Что за этим стоит? 

«Сырьевой придаток» или…

Глава Совета НБУ Богдан Данилишин считает, что на сегодня причина происходящего – это четкий курс Украины от статуса экспортера металлургической и химической продукции к статусу экспортера аграрно-минерального сырья и металлургических полуфабрикатов. Нужны кардинальные изменения, чтобы добиться экономического перелома. 

«Оба статуса не престижны, мы просто меняем специализацию, оставаясь в низшей лиге мировых экспортеров. Пока открытость украинской экономики не приводит к положительным изменениям в ее структуре, что четко видно из анализа экспорта и импорта. Я не призываю к тому, чтобы начинать закрываться от мира. Да это и нереально. Нужен другой подход: в истории есть примеры, когда государства диверсифицировали структуру экспорта, увеличивая удельный вес технологического экспорта, причем за сравнительно короткий срок - 7-10 лет. Это сделали Словакия и Чехия. Важнейшую роль в этом играли иностранные инвесторы. Их целью было включение местных компаний в глобальные цепочки добавленной стоимости с целью обслуживания внешних рынков и наполнения внутренних, на которых преобладал импорт», - пояснил эксперт.

По его мнению, чтобы украинские предприятия могли стать промежуточными, а, в идеальном случае, и конечными звеньями глобальных цепочек добавленной стоимости, необходимы политическая стабильность, верховенство права, создание качественной логистической инфраструктуры и эффективное тарифно-таможенное регулирование.

«Думаю, парламенту и правительству важно сосредоточиться на вопросах, позволяющих нам к окончанию их каденции увидеть тенденции роста высокотехнологичного экспорта и снижение импорта продукции, которую мы вполне можем производить внутри страны», - подчеркнул Данилишин.

По словам финансового аналитика, члена Совета НБУ Виталия Шапрана, несмотря на плохой торговый баланс, Украина 2019 год закончила на мажорной ноте, хотя это произошло, в основном, из-за притока средств от «Нафтогаза». Но ревальвация гривни, которая происходит сейчас, ускоряет рост импорта и снижает объем экспорта.

«Долго так продолжаться не может, отрицательное сальдо по торговле мы финансируем за счет заробитчан и притока средств иностранцев на рынок ОВГЗ. Первая же смена трендов на международном рынке капиталов может оказать кардинальное влияние на курс гривни. Для этого НБУ нужно интенсивнее наращивать золотовалютные резервы. Не концентрировать операции по их пополнению в конце года, а стараться наполнять резервы на протяжении всего года, готовясь к возможной смене трендов», - убежден Шапран.

Иллюстрация REUTERS

Ведущий аналитик Института социально-экономической трансформации Слава Черкашин уверяет, что пока исправно работает минфиновский «насос» облигаций внутреннего госзайма, а украинские гастарбайтеры присылают в страну по 12-14 млрд долларов в год, особо губительных событий от роста торгового дефицита ожидать не нужно. (Кстати, объем вложений нерезидентов в облигации внутреннего государственного займа с начала года вырос на 103,7 миллиарда гривен, или более чем в 17 раз, - до 110,1 миллиарда гривен. Погасить все эти выплаты планируется в течение двух лет). 

«Исправить ситуацию может только еще один рекордный урожай от аграриев в 2020 году. А если серьезно, то необходимы банальное прекращение каннибальской налоговой политики, снижение вмешательства государства в экономику, активная политика экспансии в ЕС - поощрение экспортеров, привлечение инвестиций. Торговый дефицит - повод для беспокойства и системных решений, но не для паники. Украина жила при таком балансе годами. Но это означает - неконкурентоспособность экономики в целом. Наши товары не могут, а производители нередко и не хотят осваивать новые внешние рынки. Ситуацию почти невозможно исправить сиюминутно. Требуется, как минимум, план действий и долгосрочные усилия по его имплементации. Государство может пробовать стимулировать, но должно перестать грубо вмешиваться и тотально регулировать экспорт», - считает он.  

Экономический эксперт Олег Пендзин называет происходящее в торговой политике Украины ожидаемым: «Если страна продает сырье, а покупает конечную продукцию, то иное сальдо торгового баланса трудно ожидать. За 2019 год наши соотечественники, которые работают за границей, перечислили в Украину более 12 млрд долларов. Эти деньги - не инвестиции в создание рабочих мест. Они идут на потребительский рынок, и за них покупают машины, бытовую технику, все то, что мы сами не производим, а импортируем. Поэтому, когда наши руководители хвастаются, что ВВП Украины вырос на 3,2%, то хорошо бы, что бы они объяснили - за счет чего такой рост. При том, что украинская промышленность за 11 месяцев упала на 7,5 процентов. Тогда мы бы услышали, что рост достигнут, в основном, за счет розничной торговли, которая выросла более чем на 11 процентов. Справедливости ради, нужно вспомнить и село с его 2,5% роста, спасибо урожаю. Но основной вклад в ВВП - розничная торговля за деньги наших заробитчан», - считает Пендзин.

Мы скатываемся к аграрному государству, которое априори будет погружаться в долги и терять субъективность, говорит эксперт / Фото УНИАН

Эксперт по налоговому праву и финансовым расследованиям Святослав Дубина обращает внимание на то, что отрицательное экспортно-импортное сальдо наблюдается уже 13 лет подряд и, судя по динамике, 2019 год не стал переломным. Более того, по итогам прошлого года «разрыв» превысил психологическую отметку в 10 млрд долларов. А это свидетельствует о том, что к данной проблеме комплексно не подходило ни одно украинское правительство.

«Каждое правительство, с приходом во властные кабинеты, начинает с тушения пожаров и тактических действий интересантов, которые их делегировали в эти кабинеты. В результате мы получали постоянно стагнирующую экономику с небольшими всплесками, в случае увеличения цен на сырье, которое составляет от 60% продукции производимой Украиной на экспорт. Ситуацию временно удерживают экспаты, которые только официально перечисляют свыше 11 млрд долларов ежегодно, по сути, являются основным инвестором в Украину. С такой структурой экономики, где 40% составляет АПК, около 25% - продукт первичной переработки природных ископаемых и лишь 15% промпроизводство и 15% высокомаржинальные продукты и услуги, невозможно говорить о перспективах развития экономики. И нужно еще учитывать, что это все составляет 0,13 процентов мировой экономики. Если мы посмотрим на самую мощную экономику мира (почти четверть мировой экономики), которой является США, то там в структуре - 1,5% АПК, 25% производство и 70% услуги. То есть, структура успешных стран - это производство услуг, но никак не экспорт сырья, или даже промышленное производство. Мы же скатываемся к аграрному государству, которое априори будет погружаться в долги и терять субъективность, что мы и наблюдаем последнее десятилетие», - отметил эксперт.

Для изменения такой неутешительной картины в Украине необходимы глубокие структурные изменения во всех сферах. Сейчас они несколько ускорились, но глобально не решают проблемы – упущено слишком много времени.

Нам необходима полноценная и агрессивная стратегия развития государства, а она, к сожалению, отсутствует. Основная задача на перспективу - максимальная переработка сырья и выпуск конечного конкурентного продукта с активным его продвижением на внешние рынки. Для этого нужен масштабный стратегический план, так сказать «план Маршала», во всех секторах жизнедеятельности страны. Украине необходимо определиться с ролью и местом в мировой экономике, а обществу ответить на вопрос, готовы ли мы менять картину дня и добиться права существовать как государство в будущем. Окно возможностей еще не закрыто.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter