Ситуация начала обостряться 24 августа, когда в тыл украинской группировки с РФ вошли значительные силы \ УНИАН

Четыре года после Иловайска: виновные не найдены

Четыре года назад произошла трагедия, которая навсегда останется в памяти украинцев – украинские военные, которым российские офицеры пообещали «зеленый коридор» для выхода из окружения, были подло расстреляны «братьями». К сожалению, обстоятельства случившегося до сих пор до конца не расследованы.

Ситуация начала обостряться 24 августа, когда в тыл украинской группировки с РФ вошли значительные силы \ УНИАН

Ожесточенные бои вокруг Иловайска Донецкой области шли, начиная с 10 августа 2014 года, когда украинские военные начали блокировать группировки пророссийских боевиков в районе города. Подполковник ВСУ Юрий Литвинский с позывным «Монгол» был одним из тех, кто пытался прорваться в Иловайск в самом начале боев за него.

Несмотря на то, что на момент начала АТО он уже был на пенсии, пошел воевать добровольцем и стал заместителем комбата батальона «Донбасс» по материальной части. Тогда ему было почти 46. «Я не знала, что мой сын там. Он пришел и сказал: «Я пойду в Новые Петровцы («Донбасс» использовал полигон под Киевом в качестве тренировочной базы, - УНИАН), помогу научить. Там же пришли молодые ребята, а я - кадровый военный, - вспоминает его мама Любовь Ефимовна. –Он еще шутил, что стар для АТО и никто его на фронт уже не возьмет».

Позже она узнала, что ни в каких Петровцах ее сын не был. «Легенда» для мамы изменилась – мол, Юрий находится на учениях в Десне. «Я ему каждый раз звонила, слышала, как гремят «Грады», а он на мои вопросы говорил, что этот грохот от машин, которые едут по ухабам», - вспоминает она.

«9 августа я позвонила, но он не ответил. Позвонила невестке, она тоже не говорила, где он, так как он всем сказал, чтобы родителям не говорили. В тот же день мы с его отцом собрались к нему ехать в Десну. А накануне мне сосед по даче говорит, мол, там такое происходит, передали по телевизору, что какой-то «Монгол» погиб. Я не знала, что это мой сын, но меня будто током прошибло. И только мы собрались ехать, у ворот стоял младший сын и уже тогда я догадалась, что Юры больше нет. Он погиб под Иловайском. Они шли разведкой, увидели, что мост перед ними заминирован. Один из парней вышел из машины, на которой они ехали, позвал Юру и еще двух офицеров, но там на том мосту стояли пулеметчики, а в зарослях кукурузы рядом - снайперы. Эти снайперы их и убили».

На тот момент наступательные операции велись, по меньшей мере, в десяти городах Донетчины и Луганщины. Тогда еще казалось, что Луганск и Донецк можно вернуть под украинский контроль. Возможно, так и было бы, не войди в Украину российская армия. Но история не знает сослагательного наклонения…

Впервые украинским бойцам удалось прорваться в Иловайск 18 августа. По информации тогдашнего советника министра внутренних дел Антона Геращенко уже через сутки наши военные контролировали 2/3 города. В то же время сам глава МВД Арсен Аваков сообщал об отправке в Иловайск первого подкрепления.

Украинские военные удерживали контроль над городом, отражая атаки террористов на протяжении нескольких дней. Ситуация начала обостряться 24 августа, когда в тыл украинской группировки с территории РФ вошли значительные силы российских военнослужащих и, в итоге, бойцы фактически оказались в окружении. К сожалению, даже пробив южный проход из города, спокойно выйти из него украинским военным не удалось. По данным Семена Семенченко, который на тот момент возглавлял батальон «Донбасс», находившийся в Иловайске, сепаратисты получили значительное подкрепление из России.

В самой белокаменной вторжение своих войск в Украину всячески отрицали, а в СНБО опровергали и информацию об окружении бойцов АТО, лаконично называя это «перегруппировкой войск».

«Ребятам там действительно «жарко», поскольку происходят постоянные контратаки. Они не в окружении - у нас происходит перегруппировка войск для продолжения наступления по освобождению населенных пунктов на востоке», - сообщал на тот момент спикер СНБО Андрей Лысенко.

Бойцы стали просить подкрепления у тогда еще министра обороны Валерия Гелетея и президента Петра Порошенко, а также выдать добровольческим батальонам необходимую технику и вооружение.

Украинских военных, которые по нему выходили к своим, по сути, сделали живыми мишенями \ Скриншот видео LB.ua

Помощь в Иловайск доставили только 27 августа, тогда же эвакуировали и часть раненых бойцов. Но обещанного подкрепления, несмотря на громкие заявления, так никто и не прислал. Под Минобороны вышли активисты и матери бойцов, которые, перекрыв подъезды и дороги к ведомству, просили выделить бойцам на передовой необходимое подкрепление.

29 августа президент России Владимир Путин «призвал» контролируемое российскими военными «ополчение Новороссии» открыть гуманитарный коридор для украинских военнослужащих. Но коридор этот открыли только на словах. Украинских военных, которые по нему выходили к своим, по сути, сделали живыми мишенями. В СНБО тогда говорили, что им ничего неизвестно ни о каких коридорах. Хотя военных туда стали направлять, чтобы обеспечить колоннам безопасный выход.

Максим Харченко, 36-летний снайпер 42 батальона териториальной обороны ВСУ Кировоградской области «Рух Опору» был одним из тех, кто выходил встречать своих из окружения. Он погиб 28 августа, когда его подразделение прорывалось в Иловайск, чтобы обеспечить отход.

По словам его мамы Надежды Сергеевны, сын закончил Киевскую академию МВД, но через некоторое время он уехал в миротворческую миссию в Ирак. Там стал снайпером и с того момента побывал в нескольких горячих точках. Был на Майдане, выносил раненых с Институтской, а потом пошел на восточный фронт. «Говорил, «моя Родина в опасности, и я должен быть здесь». Я начала его отговаривать, чувствовала что-то недоброе, а он посмотрел на меня и сказал: «Мама, как я буду в глаза своим детям смотреть?» (у Максима осталось два сына 20 и 16 лет, - УНИАН). Он меня все время успокаивал, хотя потом оказалось, что они выходили на боевые задания. И в Иловайск их отправляли вертолетами. Правда, отправляли добровольно. Им так и сказали, что надо помочь вывести колонну с ранеными, мол, ребята попали в окружение. Это было 27-го августа утром. Мой сын погиб 28 августа», - рассказывает она.

Надежда Сергеевна вспоминает, что искала его три месяца. «Все это время были звонки, где говорили сначала, что он жив и в госпитале, потом говорили, что его нет, еще говорили, что он на задании. Каждый раз у нас были разные сведения. О гибели узнали уже позднее – выяснили через волонтеров. А до этого писали повсюду запросы – и в АП, и в Минобороны, и в СБУ - нам ответа нигде не дали», - говорит она.

Как именно погиб ее сын женщина не знает до сих пор. «Говорили даже, что там их добивали, ведь снайперов в плен не берут», - рассказывает Надежда Сергеевна.

Утром 29 августа силам АТО под Иловайском выдвинули ультиматум - сдаться или погибнуть. В ночь на 30 августа из окружения, согласно данным главы МВД Арсена Авакова, сумели выйти около 100 бойцов.

По официальным данным, в Иловайском котле погибли 366 украинских военных, 249 были ранены, 128 попали в плен и 158 пропали без вести. Но кто в этом виноват – неизвестно до сих пор.

Провокации России и «стратегически неважный» объект

Осенью 2014 года Генеральной прокуратурой проводилось расследование в отношении действий руководства Минобороны и Генштаба во время операций возле Иловайска.Причины произошедшего расследовала и временная следственная комиссия Верховной Рады. Но все данные расследований строго засекретили.

Минобороны и на сегодня придерживается той же линии, что и четыре года назад. По мнению командования, происходящее в Иловайске– попытка РФ дискредитировать военное руководство Украины, и вина за расстрел колонны бойцов – исключительно на российских военных.

«Иловайск российские спецслужбы пытаются использовать для дестабилизации ситуации в стране в целом, подрыва доверия к руководству Минобороны, командованию ВСУ и оперативному командованию АТО», - говорил в 2014 советник министра обороны Украины Александр Данилюк.

Спустя четыре года в Минобороны заявляют, что для достижения этой цели даже использовали элементы информационной войны.«Были созданы фейковые аккаунты якобы украинских военных, якобы волонтеров, которые сеяли панику, которые сеяли настроения о якобы измене военного руководства. Военные получали массовые смс-рассылки, и это влияние совершалось не только на военнослужащих, но и на их семьи с целью призвать к оставлению оружия и позиций, создать условия для беспорядков», - отметил военный эксперт, полковник Виктор Шидлюх.

Отчаяние матерей, когда те вышли на улицы, требуя подкрепления, тоже назвали нехарактерным для Украины и проделками Кремля. По словам Шидллюха, все это, мол, было направлено на отвлечение внимания украинцев от вторжения 8 тысяч российских военнослужащих.

К слову, президент Порошенко винил в произошедшем, помимо россиян,два подразделения, которые дезертировали. «Ответственность за ситуацию, которая сложилась в Иловайске, в значительной степени несут два подразделения и руководители, которые самовольно оставили позиции, поставив под угрозу существование своих боевых товарищей», - заявлял он на заседании СНБО 28 августа 2014 года.

Украинское военное руководство заявляло, что перед боевиками была поставлена задача уничтожить украинских военных под Иловайском для того, чтобы начать заранее подготовленные акции протеста в Киеве с захватом админзданий. Но свою вину за то, что бойцы оказались в осаде, отрицали. И продолжают это делать сейчас.

Мало того, изменилось и отношение к значимости захвата Иловайска. Если четыре года назад, к примеру, Юрий Луценко заявлял, что взять Иловайск, значит «перерезать пуповину террористической злокачественной опухоли», то сегодня начальник Генштаба Виктор Муженко отрицает, что Иловайск, с точки зрения тактики, был таким уж важным звеном. «Иловайск, как населенный пункт – был просто одной из тактических задач всей операции. Какого-то стратегического значения он для нас не имел, особенно уже в августе месяце, когда мы контролировали Кутейниково. Кутейниково предоставило нам возможность перерезать железнодорожное сообщение с Россией…То есть у нас не было необходимости ставить Иловайск, как некий стратегический центр, который необходимо было любой ценой взять», - отметил Муженко в своем недавнем интервью.

Под грифом «секретно»

В прошлом году Генеральная прокуратура Украины обнародовала результаты расследования событий под Иловайском. Естественно, главным виновником «Иловайской трагедии» было признано военное командование России. Среди других факторов трагедии, по мнению следователей ГПУ, - дезертирство, развал армии во времена экс-президента Виктора Януковича, отдельные ошибки украинского военного руководства и ни единого упоминания о просчетах украинских офицеров.

Материалы расследования военных преступлений были переданы в офис Международного уголовного суда в Гааге. В этом году, накануне четвертой годовщины трагедии, отчет об Иловайске опубликовала мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине.Но единственный прок от него в том, что он, равно как и другие подобные документы, может повлиять на решения по военным преступлениям РФ в международных судах.

А пока идут такие судебные тяжбы, какая-либо информация до родственников погибших бойцов не доходит в принципе. «К нам все это время никто не обращается и ничего не говорит. Мы все еще надеемся, что узнаем, кто именно виноват в произошедшем. Но куда бы мы не обращались, все лишь разводят руками», - говорит Любовь Ефимовна Литвинская.

Юрист Украинской правовой консалтинговой группы Алина Павлюк, которая сотрудничает с родственниками погибших и пострадавшими в Иловайском котле, говорит, что спустя четыре года в Европейский суд по правам человека направлены 29 исков, в которых суд просят докопаться до истины. В частности, оценить подлинность экспертиз и расценить деятельность украинских и российских военных командиров.

Однако в Украине даже нет отдельного дела по Иловайской трагедии. «На данный момент в Украине даже нет отдельного уголовного производства по Иловайску – с 2014 года оно трансформировалось в общее дело по факту российской агрессии. События в Иловайске в нем значатся лишь в качестве отдельного эпизода – ведет это расследование Военная прокуратура. К сожалению, из-за огромного количества свидетелей и потерпевших оно затянуто, и получить объективную информацию по нему практически невозможно. Ожидать каких-то дальнейших продвижений в расследовании сложно. К сожалению, в рамках Украины и нынешней судебной и правоохранительной систем, довести это дело до логического завершения невозможно – в наших судах мы не можем привлечь российских генералов», - говорит юрист.

По ее словам, сами потерпевшие утверждают, что без определенных действий со стороны украинских военных этой ситуации вообще могло бы не быть.

«Просто смотреть на эпизод расстрела колонны исключительно со стороны вины РФ нельзя – этому предшествовали определенные причины, например, никто не думал, что регулярная армия РФ войдет в Украину, но предпосылки к этому были, ведь разведка об этом сообщала, соответственно, эти данные не приняли к сведению. К тому же, еще во время боев на Саур-могиле в начале августа украинские военные уже видели российских военных, пусть и не в таких масштабах. То есть, получается, что командование ВСУ сознательно не учло фактор потери контроля над границей. И с каждым годом ответов на эти вопросы не прибавляется.Сейчас все сводится к тому, что ситуация в Иловайске была штатной зачисткой города, но вряд ли бы в этом случае туда отправляли такое количество артиллерии. Почему не рассматриваются причины произошедшего и ответственность украинского командования, сказать сложно – по этому факту велась экспертиза по приказам, которые отдавались, данным разведгрупп, но ее результаты засекречены, и мы вряд ли их увидим в ближайшее время», - считает Павлюк.

По официальным данным, в Иловайском котле погибли 366 украинских военных \ УНИАН

Руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко уверен, что следовало бы более тщательно провести расследование, в частности, изучить все обстоятельства, которые были изложены в отчете следственной комиссии Верховной Рады: кто отдавал приказы, как перемещались в секторах, какие подразделения были задействованы. «Сейчас позиция Генштаба такая, что они пытаются практически нивелировать добровольцев, якобы они без команды пошли на Иловайск. Безусловно, основной причиной трагедии стал приход российских войск. Более того, россияне нарушили и договоренность по беспрепятственному выводу наших бойцов. Но и тут есть, в некоторой мере, и просчеты украинской стороны… Не знаю, возобновится ли со временем расследование и будут ли доказаны недочеты и наших украинских командиров, которые, возможно, не учли риски», - считает эксперт.

По его мнению, высшему военному руководству не хочется, чтобы кто-то копался в их работе и находил недостатки, которые тянут за собой годы тюремного заключения. «Существует некая круговая порука – если осудят одного, он начнет сдавать других. А никто не хочет нести ответственность», - говорит он.

По словам Мусиенко, теоретически возможность наказания для виновных есть – еще не истекли сроки давности. Но для этого нужна воля Военной прокуратуры и следствия: «Никто не оспаривает, что виновата Россия, но нужно понимать, что и действия непрофессиональных военных также могли привести к этой ситуации».

Конечно, ни одна экспертиза и ни один суд не вернут родным погибших солдат. Но близким хотелось бы понять, что на самом деле произошло четыре года назад, и окончательно поставить в этом точку. Украинцы же не должны забывать Иловайский котел и подлость, из-за которой Украина потеряла сотни своих воинов.

Анастасия Заремба

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter