Об украинских альпинистах, застрявших на Монблане, местная пресса шутила: «живут с прекрасным видом на снежные Альпы»

Об украинских альпинистах, застрявших на Монблане, местная пресса шутила: «живут с прекрасным видом на снежные Альпы»

После третьей ночи, по уверениям альпинистов, «стало тоскливо» - закончился газ, не было воды, осталось облизывать лед...

Успешно завершилась операция по спасениютрех украинских альпинистов, которые оказались в снежной блокаде на перевале Бренва, что около горы Монблан на границе Франции и Италии в Альпах в районе Верхняя Савойя (Франция): спасатели эвакуировали их с высоты 4300 метров с помощью вертолета.

Возвратившись в родные Сумы, спортсмены встретились с журналистами.

 

Николай Шимко, Владимир Рошко и Дмитрий Нечипоренко в Сумах. 19 января 2011

Знакомимся, каждый по очереди рассказывает о себе. Самый опытный из ребят - 27-летний Владимир Рошко, мастер спорта международного класса, член сборной команды Украины по альпинизму, заниматься этим видом спорта начал в 2001 году, холост. Самому юному - Николаю Шимко - 22 года. Он - кандидат в мастера спорта по альпинизму и по скалолазанию (занимается любимым делом седьмой год), работает инженером-строителем в организации «Сумытехпроектэкспертиза», не женат. А самый старший из троицы - Дмитрий Нечепоренко. Ему - 40 лет, директор частного предприятия. Перворазрядник, хотя впервые в горный поход пошел еще в 1985 году. Женат, отец троих детей, младшему из которых - 10, а старшему - 19 лет.

Идея восхождения на Монблан возникла у спортсменов в ноябре прошлого года. На подготовку ушло полтора месяца. За это время они успели получить вызов от Федерации альпинизма Франции, оформить выездные визы, собрать инвентарь, выбрать маршрут восхождения и провести ряд совместных тренировок.

1 января на автомобиле спортсмены уже выехали в сторону Альп. В городок Шамони Монблан прибыли третьего утром. Не откладывая, как говорится, дела в «долгий ящик», в тот же день сумчане пошли на «разведку» дабы осмотреть горные стены. Размялись на близлежащих скалах. А утром 4 января на канатной дороге поднялись со снаряжением к подножью горного массива Монблан.

 

Дмитрий Нечипоренко перед восхождением на гору Монблан в Альпах. 4 января 2011

Само восхождение украинские альпинисты начали в 6 часов утра в среду, 5 января.

«Именно этот маршрут на Монблан, который мы выбрали, очень протяженный, нужно проходить через другие препятствия. Он называется «На Монблан через три вершины». Вверх-вниз, вверх-вниз. Пройти его летом за один день для подготовленных спортсменов нетрудно, а зимой - тяжело. Восхождение на эту гору рассматривали как акклиматизационное, потому что рассчитывали в перспективе взобраться на другую вершину - Гранд Жорас (4208 м), которая ровно на 600 метров ниже Монблана, но сложнее по восхождению. Да, Монблан - это интересно, престижно, это высшая точка Европы, хотя гора технически и не очень сложная. Поэтому и снаряжения было немного, килограмм по 10 на каждого», - говорит Владимир Рошко.

Не рассчитывая пройти маршрут за день, ребята взяли с собой все для ночлега. Шли в течение дня, прошли две вершины - Mont Blanc du Tacul (4248 м) и Mont Maudit (4465 м), оказавшись перед основной вершиной Монблана. Оставалось пройти какие-то почти 450 м к цели. Но настал вечер, установили палатку, пригодились и спальники. А за время ночлега началась непогода - сильный ветер, метель. Видимости не было совсем, а в таких условиях не то, что взбираться, - спускаться с горы опасно! Со временем погода стала еще больше ухудшаться.

«Мы связались по рации с друзьями, которые находились у подножья горного массива, и попросили их связаться со спасателями для консультации о возможности дальнейшего движения. Последние этот район знают хорошо, а мы, увидев, как много выпало снега, оценивали ситуацию на пройденном маршруте как достаточно лавиноопасную. В свою очередь спасатели рекомендовали нам оставаться на месте, а потом сказали, что прилетят забрать нас на вертолете. Однако сделать это они не смогли из-за турбулентности, в которую через сильный ветер все время попадал вертолет. Он вылетал из-за горы - мы его видим, они нас видят. Но потом машину начинало болтать, и вертолет, развернувшись, улетал назад в долину. Французские спасатели очень боялись повторения истории, случившейся в этих местах в 1956 году. Тогда точно так же застряли двое альпинистов. Они просидели в горах 13 дней, но спасатели не смогли до них добраться, и альпинисты погибли», - включается в разговор Дмитрий Нечепоренко.

В итоге, попробовав приблизиться раз пять, вертолет не смог не только забрать украинских альпинистов, но даже не скинул каких-то продуктов и запаса газа для газовой горелки. А в первую очередь ребят интересовал именно газ: если без продуктов еще как-то можно было обходиться, то без воды - никак. Температура окружающего воздуха в минус 20 градусов и ниже не позволяла добыть воду в чистом виде иным способом. Собственного газа, который альпинисты брали с собой - а это один небольшой баллон в 470 грамм - хватило только на первые три ночи.

 

Николай Шимко и Владимир Рошко в палатке во время ”снежной ловушки” на горе Монблан в Альпах. 6 января 2011

За это время, поняв, что вертолет пока не прилетит, сумчане переместили свой мини-лагерь в другое место: сначала они нашли трещину и выкопали в снегу нору-пещеру, где и установили палатку, но затем спустились ниже на плато и обосновались по-новому. Ветер не прекращался, а временами и усиливался. Снег засыпал палатку так, что каждую ночь приходилось раз семь ее по очереди откапывать специальной лавинной лопаткой, предусмотрительно взятой на восхождение. Причем, если днем был сильный туман или падал снег, то практически каждую ночь срывался ураганный ветер и палатку засыпало. Поэтому, каждая ночь была бессонной: каждые два час необходимо было вставать. А так, как места в небольшой палатке мало, то практически никто не спал. Вместе собирали «наверх» того, кто шел с лопатой, перчатки практически были одной ледяной глыбой, принявшей форму руки.

Если замерзали ноги, снимали специальные пластиковые ботинки, растирали ступни. Николаю один раз пришлось растирать их спиртом (была пипетка 20 мл в аптечке). Еще имелась небольшая фляжка с водкой: хотели открыть на вершине, да так ее и не выпили.

Так и сидели. Тяжело было убивать время. Просто лежали в палатке, общались. Периодически внизу виднелся город с яркими огнями, а украинцы никак не могли туда спуститься.

Отдельная история - питание команды.

 

Микола Шимко

«В этот раз рассчитывали идти в горы всего с одной ночевкой. Поэтому из еды взяли с собой по маленькому кусочку колбасы, сала и сыра, по 10 конфет, овсяное печенье, чай и сахар. Этого набора, в принципе, достаточно, чтоб одну ночь пересидеть на восхождении и спуститься в лагерь. Но когда мы поняли, что застряли здесь надолго, то начали экономить на продуктах - и это было интересно. «А давайте сейчас съедим конфетку? А может в обед? Хорошо, давайте в обед…» Вот такие обеды у нас были. На третий день, например, все вместе съели по одной конфете и две штучки печенья», - вспоминает Николай Шимко.

Не зная, как долго придется находиться в снежном «плену», спортсмены максимально растягивали съестные «запасы». В итоге, уже после счастливого возвращения в долину, каждый обнаружил у себя по три конфеты. Но это было потом.

А после третьей ночи, по уверениям альпинистов, «стало тоскливо» - закончился газ, не было воды, осталось облизывать лед. Единственное, что поддерживало морально, - была радиосвязь.

«Пока были наверху, чувствовали постоянную заботу о себе. И хотим выразить огромную благодарность альпинистке Аньес Дюкроз, работающей менеджером-консультантом по связям с Россией и Украиной в офисе по туризму Долины Шамони Монблан. Эта женщина, когда узнала, в какую ситуацию мы попали, постоянно беспокоила спасателей, почему они не вылетают. Очень волновалась за нас», - подчеркивает Дмитрий Нечепоренко.

Надеялись ли на спасателей? Оказывается, раньше никогда на них не рассчитывали. Знали, что, например, на весь Кавказ есть один подобный вертолет, и чтобы его вызвать, нужно заплатить до 4 тысяч долларов.

«Поэтому если бы французы выставили нам счет, мы бы отказались от их помощи. Но оказалось, что вся помощь была предоставлена совершенно бесплатно», - продолжает Дмитрий.

Еще один важный момент, который отметили ребята, - психологическая совместимость.

«Когда 5 суток находишься в маленькой палатке в замкнутом пространстве, то психологически это выдержать очень тяжело. И если есть несовместимость, то неизбежны какие-то конфликты. Вместе мы еще ни разу до этого не ходили в горы втроем, хотя по двое бывали неоднократно. Но у всех - высокая квалификация. Поэтому и прошло все мирно, спокойно, без конфликтов», - рассказал Николай Шимко.

На вопрос, была ли ранее с ребятами подобная экстремальная ситуация, они дружно отвечают, что каждая ситуация в горах - особенная. И сравнивать их - дело неблагодарное, да и не было такого сравнения никогда.

«Сейчас находишься в этой ситуации - и тебе кажется, что это все, она самая критическая, такого никогда не было, и как мы чудом живы остались. Но проходит время, и все эти эмоции, впечатления сглаживаются, и ты уже совсем по-другому относишься к обстоятельствам в другой раз. Уже на следующий раз ты думаешь, что именно этот случай - самый кризисный. Просто трудности, которые преодолеваешь, постепенно превращаются в опыт», - подмечает Владимир.

Но вернемся все-таки к рассказу о спасении украинских альпинистов. На шестой день пребывания в снежной ловушке - 10 января - улучшилась погода. Появилось солнце, но ниже - в сторону долины и вокруг Монблана - были плотные облака. Часов в 10-11 утра в последний раз вышли на связь. Но по рации снова сказали, что вертолет не может пробиться сквозь облака и прогноз погоды на ближайшее время неутешительный. После этого аккумулятор рации разрядился, и сумчане решили спускаться сами. Руководствуясь принципом «спасение утопающих - дело рук самих утопающих», спортсмены быстро сложили палатку, собрали вещи, наметили маршрут и начали спускаться.

Шли, наверное, часа три, но скорость передвижения была не высокой. Дело в том, что за предыдущие дни снега намело почти по пояс, поэтому пришлось практически продавливать попеременно своими телами себе траншею. На преодоление некоторых участков вместо десяти минут, которые понадобились бы в обычной ситуации, по глубокому снегу уходил час.

Дмитрий Нечипоренко
«И тут мы увидели вертолет. Это было около 14.30 по местному времени. Он подлетел к нам, завис, а по тросу опустился спасатель, который помог подготовиться к эвакуации. Вертолет со второго круга опустил трос с крючком, по которому подняли сначала Володю с Колей. А потом поднялись и я со спасателем. Все прошло очень быстро, минут через 15 мы уже оказались внизу», - вспоминает Дмитрий.

В долине украинцев встретили очень дружелюбно: предложили горячий чай, всех троих сразу же осмотрел врач. Выяснилось, что ни у кого нет никаких обморожений. Французы были очень удивлены тому, что наши ребята не требовали, как это обычно делают европейские альпинисты, чтобы их срочно везли в больницу и осматривали.

«Пока мы были в снежной ловушке, о нас даже шутили в местной прессе: живут не в 4-звездочной гостинице, но с прекрасным видом на снежные Альпы. Хотя, если честно сказать, мы были приятно удивлены, что наша судьба не осталась другим людям безразличной, и французские СМИ постоянно уделяли этой теме немало внимания, даже телевидение снимало. А как оказалось по возвращению домой - и украинские журналисты тоже», - рассказывает Николай Шимко.

Потом позвонил украинский консул, поинтересовался, как вернувшиеся альпинисты себя чувствуют. Ребята созвонились также с родными, сообщили, что с ними все хорошо. Мама Николая сразу и не поняла, о чем говорит сын, так как в последние дни не получалось посмотреть телевизор. А узнав в чем дело, отправилась в церковь поставить свечечку.

 

Николай Шимко и Владимир Рошко в Альпах. 15 января 2011

Выбравшись из снежного плена, ребята отдохнули в снятом коттедже в Шамони и пять дней катались на лыжах и сноубордах. В Украину добирались также на машине. Уже не спеша посмотрели Европу. В Италии заехали в Венецию и Верону - видели памятник Ромео и Джульетте, потом через Австрию, Словакию и Венгрию добрались до Украины. А там - и родные Сумы.

Напоследок спрашиваю: «Какие советы после пережитой ситуации в Альпах можете дать другим альпинистам, в том числе - начинающим?». Владимир Рошко незамедлительно отвечает: «Время от времени сообщается, что кто-то погиб или потерялся то в Крыму, то в Карпатах. Это происходит потому, что абсолютно не подготовленные люди, насмотревшись телепередач или начитавшись статей в интернете, сами идут в горы. При этом никому не говорят куда идут, не имеют никакой связи, грубо нарушая правила альпинизма. Альпинизм - это спорт, который связан с риском для жизни. Не надо это забывать! Почему сейчас все закончилось с нами хорошо? Потому, что мы были подготовлены к таким условиям, хоть и шли всего на день-два. Советую идущим в горы всегда оповещать об этом родных, регистрироваться в спасательных отрядах, которые есть в каждой горной местности. Одним словом, дать о себе знать: где ты, что ты, как ты. А еще - пользоваться услугами гидов, проводников и реально оценивать свои возможности».

«А как долго могут ребята прожить без гор?», - поинтересовались еще журналисты. «Буквально пять минут», - сказали на прощание альпинисты. «У меня вот в планах через три дня - уезжаю на Кавказ», - сказал Володя. «А я через недельку - в Крым, в Судак или на Красный Камень, поскалолазить», - поддержал товарища Николай. «Но мы еще обязательно пойдем на Монблан! Мы ж там под горой свои лыжи перед восхождением оставили. Надо бы забрать», - улыбнулся Дмитрий.

Виталий Кохан, Сумы

Фото автора и из личного архива Николая Шимко / УНИАН

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter