Алексей Кононов: важно уметь сделать крутую вещь / фото из архива героя

Артист цирка дю Солей Алексей Кононов: Для работы в дю Солей не важен язык, возраст, не важно, как ты выглядишь. Важно уметь сделать шоу, какую-то крутую вещь

В конце июня, объявив о банкротстве в связи с простоем из-за коронавируса, легендарный цирк дю Солей сократил три с половиной тысячи сотрудников. В их числе оказался украинский гимнаст Алексей Кононов. О том, как работалось в знаменитом на весь мир цирке, артист рассказал УНИАН.

Вернемся на несколько месяцев назад и вспомним, как первые разговоры о непонятном вирусе отразились на цирке. Ведь у гимнастов вся работа построена на близком контакте. 

Не было понимания остроты ситуации, как это есть сейчас. Также не была сформирована культура масочной обязанности. Никто не знал, что нужно носить маски. Однако, начинали говорить о необходимости тщательно мыть руки, напоминали об этом постоянно, расставили санитайзеры.

Поменялась ли культура приветствия среди артистов?

Да, у нас тоже начали здороваться локтями. Кто-то относился к этому серьезно, кто-то продолжал подавать руку. Все происходило очень стремительно и было непонятным. Ведь, естественно, мы работаем в близком контакте.

Как артистам рассказали о сложной ситуации в цирке и необходимости сократить сотрудников? Было ли у вас общее собрание?

Мы гастролировали и остановились в Хьюстоне. Там стало известно, что по закону больше ста человек в зрительном зале собираться уже не могут. Соответственно, продолжить тур не можем. Нам купили билеты и экстренно отправили домой, но наше шапито, наше царство в Хьюстоне разбирать не стали. Все надеялись, что ситуация нормализуется за месяц-два, и мы быстренько восстановимся. Нам так и говорили, мол, ребята, давайте смотреть на ситуацию с оптимизмом.

Тогда мы разъезжались как бы в бесплатный отпуск и еще долгое время оставались частью компании. С нами поддерживали связь, наши страховки были проплачены, визы работали. Поэтому я мог оставаться в Америке. Контракты разорвали буквально недавно, на тот момент я уже прилетел в Украину. Было общее онлайн-собрание, где объявили о вынужденном решении пойти на такие меры. Ведь, прежде всего, нужно, чтобы выжила компания. 

Как вы восприняли ситуацию?

Я понимаю, насколько компании сейчас тяжело. Я держу за нее кулаки и при возможности сам бы задонатил, чтобы помочь. Ведь чудес не бывает, есть доходы и расходы. Так вот, расходная часть у цирка снизилась, но осталась. Потому что много аренды, запущенные маркетинговые кампании, кредитные деньги, сотрудники, которые поддерживают жизнь цирка. А вот доходы сейчас просто на нуле.

Алексей Кононов в образе / фото из архива героя

Компания выплатила компенсацию артистам. Она соизмерима с заработной платой?

Да, нам дали компенсацию и неважно, какую. Я очень благодарен, что она была. Когда у вас продажи на нуле, не знаете, выживете ли, но все равно хоть как-то помогаете сотрудникам… Для себя лично считаю неприемлемым и аморальным выжимать что-то из компании, которая многое дала мне в жизни.

Вы рассказывали, что сейчас цирк начал выкладывать отдельные выступления в онлайн. Сами смотрите?

Они молодцы, бесплатно выкладывают контент, это важно и это работает. Это помогает фанам цирка получать удовольствие и поддерживать любовь к бренду. А также двигает вперед индустрию развлечений. Занятые в сфере интертеймента могут вдохновляться идеями и костюмами. Сам я многие шоу видел ранее. Но несколько раз посмотрел и онлайн. Много не смотрю из-за погруженности в собственные проекты.

Вы упоминали в СМИ, что не планируете возвращаться в цирк. Почему?

Я говорил не так. Цирк дю Солей – это близкий мне бренд, крутой партнер, с которым приятно работать. Уверен, что он восстановится и будет еще сильнее. Будет предложение – будем рассматривать и принимать решение. Но сейчас не сижу и не жду, что цирк дю Солей вернется и позовет меня. А действую и строю свой бренд. Круто, что наши бренды сходятся в общем видении. Цирк дю Солей — это про креативность, про спорт, про вдохновение. И я тоже все об этом.

Узнала из медиа, что вы работали в цирке с 2009 по 2020 год с перерывом.Почему был перерыв?

По двум причинам. Первая – личная, сыграло непонимание того, что в жизни мне важно. Представьте, ты заходишь в динамичный тур - Северная Америка и Европа, новый город каждую неделю на протяжении четырех лет. Это был крутой тур, но очень насыщенный.

Первый год чувствуешь восторг – хе-гей! Второй год – ну, окей. На четвертый – начинаешь бурчать. Мол, так жить не очень правильно, нужно ходить на одну работу и спать на одной подушке. Будучи неопределившимся мальчишкой, поддался навязанной ворчалками в коллективе мысли: «Хочу быть, как все, и тогда будет счастье». Потом понял, что эти мысли были не мои. Но тогда они породили идею: «Хочу домой». И куда бы не приезжал в туре - в Париж, Лондон или Нью-Йорк - я хотел домой.

Тело услышало и приняло мысли, усугубилась старая травма плеча, и возникла необходимость делать операцию. Я ушел на операцию. Пока восстанавливался, буквально через полгода добавилась внешняя причина перерыва – закрыли шоу Alegria, в котором я работал.

Почему?

Потому что оно трижды обколесило весь мир. Это шоу стартовало, по-моему, в 1993 году. Наверное, подумали, что нужен новый продукт. Тем временем, я счастливый вернулся домой, в Донецк. Мой перерыв продлился с лета 2013 по лето 2018 года. За это время хорошо поработал над собой и вернулся на ту же позицию.

И снова в шоу Alegria?

Да, снова открылось шоу, номер и моя позиция – я ловлю гимнастов в номере High Bar. Я узкий специалист, ведь работал в цирке только в шоу Alegria только в этом номере. Это уникальный номер. Мне нужно было делать небольшую трюковую часть, но, в целом, я ловил ребят, которые летали. Поскольку за свой первый заезд обучился ремеслу, то меня снова пригласили. После восстановления шоу отработало почти год.

Почему вы не работали в других шоу цирка дю Солей?

Понимаете, я высокий гимнаст (1,84 м), а это не вполне сочетаемые вещи. Акробаты, гимнасты, которые крутят сальтоны в воздухе, - маленькие. Такие позиции можно легко найти в цирке. Для меня же позиция искалась долго. Но нашлась – в High Bar.

Вы рассказывали, что в цирке много украинских гимнастов. Было ли у вас, соотечественников, какое-то особое комьюнити?

Собрался хороший коллектив всего шоу. Наверное, поэтому не было никаких отдельных группок. Все люди с опытом, со знанием английского, все общались со всеми и кучкований не было.

Что бы посоветовали украинским гимнастам, которые мечтают поработать в цирке дю Солей?

Часто спортсмены, привыкшие к соревнованиям с каменным лицом, серьезные гимнасты, не готовы немножко переквалифицироваться и попробовать себя на сцене в импровизации, где-то - танцевать или петь. Поэтому первое – открыться к новому.

Второе – заснять свои тренировки и выложить на сайте цирка дю Солей в раздел кастинг, создать свой файл и начинать его наполнять. Если гимнасты будут вести свои соцсети, наполняя страницы своим талантом, постоянно мелькать перед глазами скаутов цирка дю Солей или других компаний, то вообще будут «красавчиками». Ты должен быть на высоком уровне, и должен делиться этим открыто и с гордостью.

Есть какие-то возрастные ограничения, может, негласные?

Я о таком не знаю. Знаю ребят, которые пятьдесят лет работают. И ребят, которым восемнадцать. В большей степени важно, и нам об этом часто говорили, что ты делаешь и какой ты специалист. Не важен язык, возраст, не важно, как ты выглядишь. Важно, уметь сделать шоу, какую-то крутую вещь.

Что было самым трудным в работе? Долгие репетиции, возможно, переезды?

Номер, который мы делали. Он уникальный, единственный в мире, номер «оторви голова» (смеется). Лезешь вверх на двенадцать метров, под тобой - узенькая сеточка, и все это реально стремно. Плюс, большая ответственность. Я выкладывался каждый раз на сто процентов по всем фронтам, психологически и физически. Ведь я ловлю гимнастов, которые летят на двенадцатиметровой высоте. И либо ловлю, либо нет. Мне нужно быстро принять решение. При этом, нахожусь в качели, которую не могу остановить. Например, если качеля уходит, а гимнаст еще не прилетел, я должен принимать решение не брать его. Ведь, если я возьму, он точно улетит в сетку, но улетит не подконтрольно. Есть техники, когда я просто даю гимнасту опору, и он спокойно уходит в сетку. Для зрителей это еще лучше (улыбается).

Часто роняли артистов?

Не так часто, но бывало. В номере качели и должны сойтись три фактора. Летящий гимнаст должен сделать свою длинную комбинацию и попасть в нужное время в нужное место и со специальной траекторией. Естественно, идеально эти факторы никогда не сходятся. И в этом вся фишка.

Должна быть кристальная техника, сила, выносливость, психологическая устойчивость. Если допускаешь ошибку, есть большая вероятность получить травму. Слава Богу, максимальное обучения я прошел еще на первом заезде, с 2009 по 2013 годы. Те годы я потратил на изучение позиции, не смотря по сторонам. Даже не наслаждался туром и путешествиями, ничем. А когда вернулся в шоу после перерыва, то восстановился быстро. Навыки не утратил, форму смог сохранить, так что уже получал удовольствие от сцены.

Часто спортсмены не готовы попробовать себя на сцене / фото из архива героя

Новых травм не было?

В этом заезде травмировал колено, порвал связку. Но я быстро восстановился без операции. Благо, есть и спортивный, и фитнес опыт, опыт реабилитации. Это мне помогло.

А помогает ли вам сейчас опыт работы на сцене?

Сто процентов. Именно этот последний заезд меня раскрыл, я уже ехал с другим взглядом на жизнь. Во-первых, работа драйвила меня ровно настолько, насколько она была тяжелой. Отдача была соразмерной. Плюс, перестроившись, уже получал удовольствие от путешествий, новых «картинок», людей, изучения языков. Моя семья во время гастролей была рядом. Кому-то может показаться, что ребенку менять школу раз в три месяца – это катастрофа. Но я считаю это классной «плюшкой», которая помогает ребенку изучать язык, знакомиться с новыми людьми, встречаться с маленькими вызовами и становиться сильнее.

Во-вторых, максимально старался научиться у той культуры, куда я поехал, и у самого цирка – компании номер один в сфере развлечений. Я пытался учиться всему, что там есть. Начиная от того, как получать удовольствие на сцене, выступать на более высоком уровне. Очень рад, что прошел креативный процесс, по шагам видел, как строится шоу, как работает менеджмент. Также уже следил за маркетингом, за работой физиотерапевтов и тренеров, перенимал у них опыт и практику. Пытался впитывать как можно больше, и это мне очень помогает. Я на сто процентов благодарен компании. В том, что я делаю сегодня, многое заложено от цирка дю Солей.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter