Благодарю Юлию Владимировну за виноград, или Для чего мы все-таки вступили в ВТО

Благодарю Юлию Владимировну за виноград, или Для чего мы все-таки вступили в ВТО

Вокруг вступления в ВТО, как вы заметили, не потребители поднимают шум (даже Витренко не пришла идея заменить на транспарантах ненавистное «НАТО» на «ВТО»), а лоббисты нескольких отраслей...

Юлия ТимошенкоЗа что я благодарен Юлии Владимировне, так это за дешевый импортный виноград. Если кто-то подзабыл, то до 2005 года цены на заморские гроздья были большинству не по карману. Крымский виноград, нет слов, вкусный, но он как мультфильм «Ну, погоди» в советском детстве - кажется непревзойденным, пока не попробуешь чего-то еще вкуснее.

Весной 2005-го первое правительство Тимошенко, внося изменения в бюджет, помимо памятной отмены свободных экономических зон, рубануло еще по ввозной пошлине. Многие импортные товары стали более доступны на радость потребителям. С тех пор ощущение относительной дешевизны стерлось инфляционным ластиком, но эффект был ощутимый.

Собственно, именно для того мы и вступили сегодня наконец во Всемирную торговую организацию – чтобы лучше было потребителям. Вокруг вступления в ВТО, как вы заметили, не потребители поднимают шум (даже Витренко не пришла идея заменить на транспарантах ненавистное «НАТО» на «ВТО»), а лоббисты тех отраслей, которых за руку выведут из теплиц на конкурентный, открытый ветрам простор. Кто не начнет двигаться, чтоб согреться и выжить, тому будет не до шуток. Может даже простудиться.

Вступление в ВТО – это классическая иллюстрация к учебнику по макроэкономике, ставящая ход экономических процессов в зависимость от временных границ – краткосрочного периода (in the short run) и долгосрочного (in the long run).

В краткосрочном периоде после вступления в ВТО Украину ждут разновекторные процессы, где будут и победители, и побежденные. К первым уже сегодня относят экспортоориентированные отрасли, прежде всего металлургию, которая уже не будет спотыкаться об демпинговые «ежи» и станет меньше зависеть от субъективных квот. Доступ к альтернативным рынкам будет легче для машиностроения, которое стало неожиданным чемпионом 2007 года по темпам своего роста. Химическая промышленность воспользуется более мягкими экспортными преградами для компенсации своих дополнительных расходов на газ, цена на который вот-вот поставит их на грань рентабельности.

Сельское хозяйство – одновременно и наша историческая гордость («Украина – житница Европы»), и затюканный протекционизмом сколиозный циклоп, которому негде выпрямиться в полный рост. Чем только его не спасали – и фиксированным сельхозналогом, и освобождением от сборов в Пенсионный Фонд, и специальным режимом налогообложения НДС, а в последнее время – многомиллиардными дотациями на одну голову крупного рогатого скота, на один гектар зерновых, на одну единицу сельхозтехники, на одну тонну минудобрений. И не важно, что голова КРС – фиктивная, что гектар – незасеянный, что техника работает в частном хозяйстве доморощенного латифундиста, да и тонна перепродана еще с колес вагона. До крестьян, многие из которых все еще получают зарплату натурпродукцией, эти дотации доходят так же бесперебойно, как до шахтеров - финансовая помощь угольной промышленности. Все 14 лет долгого пути в ВТО нас кормили рассказами о том, что что отечественный агросектор не переживет этого шока.

Да, в краткосрочной перспективе может быть не до шуток. Первыми закроются десять-двадцать сахарных заводов, особенно те, на которых установлены очистительные сооружения еще дореволюционного производства. Свекольный сахар украинского производства – полностью неконкурентоспособен на внешних рынках, где он уступает тростниковому. На прилавках появится больше импортной продукции растительного и животного происхождения, и отечественные производители закричат: “Нас вытесняют!». Но при этом уже начнут сертифицировать собственную продукцию, приводить ее в соответствие с международными стандартами, поскольку на сегодня у нас из сельхозпродукции сертифицирован разве что мед (неизвестно, способствовал ли этому Ющенко).

В долгосрочной перспективе, как отметил известный британский экономист Кейнс, «все мы мертвы». Несмотря на такую кейнсианскую перспективу, мы окажемся в выигрыше как потребители. Нас прежде всего должна интересовать доступная цена на сахар, а не страна его происхождения. Мясо может быть аргентинским или белоцерковским, но я, потребитель, кроме привлекательной цены, должен быть уверен в его сертифицированной безопасности. Бесперебойное, бесквотное и низкотаможенное поступление импортных товаров уже давно зарекомендовало себя в качестве одного из лучших антиинфляционных аспиринов, если в теле собственной экономики начинает подниматься инфляционная температура. Контраргументы, что вступление в ВТО снизит занятость в уязвимых отраслях экономики и повлечет чуть ли не безработицу – от лукавого. В опекаемых отраслях зарплата – одна из самых низких, а занятость – отчасти фиктивная, о чем свидетельствует наше сельское хозяйство. Напротив, если сертифицированные украинские товары расширят свою нишу на мировых рынках, это будет способствовать росту занятости и доходов в соответствующих отраслях, которые абсорбируют высвобожденный в результате неминуемой реструктуризации человеческий капитал.

Назавтра чуда не случится, как его не случилось с большинством стран, также прокладывавших дорогу в ВТО. Исключение, наверное, Китай, конкурентоспособность которого экспонентно выросла после вступления в ВТО; сегодня похожие темпы, хотя и в пропорционально меньших размерах демонстрирует еще один неофит ВТО – Вьетнам. А вот изменилось ли что-то разительно в экономике Киргизстана, с тех пор, как он стал членом всемирного торгового клуба? Запомнился Бишкек разве что тем, что вволю покуражился над нами в связи со вступлением. Удержится ли Украина от искушения так же обращаться с Россией, когда та будет уже одним плечом в дверях ВТО? И сможем ли использовать этот шанс, чтоб санитарный врач Онищенко не мог (с «высочайшего разрешения», конечно) блокировать поставки украинской продукции в Россию и чтобы, главное, добиться все же предсказуемости, а не шантажа, в наших газовых взаимоотношениях?

Само вступление – это не залог экономического роста, это пропуск в клуб, где играют по одинаковым правилам. И хотя успех игры будет зависеть от нас самих, за соблюдением правил будут следить. Скажем, в случае ограничения экспорта зерна, как недавно. В этом году, как подсчитал британский журнал «Экономист», двенадцать стран, в т.ч. члены ВТО, ввели экспортные пошлины и другие ограничения на вывоз зерновых, ссылаясь на собственную продовольственную безопасность. Однако такой шаг будет подлежать в дальнейшем независимой экспертизе ВТО, которая должна подтвердить реальную, а не мифическую статистику запасов. 

...Вы не задумывались, почему в Советском Союзе конкурентоспособны были, скажем, МиГи и другое вооружение, при этом, заталкивая белье в стиральную машину «Вятка», домохозяйки даже не догадывались о существовании «Дженерел Электрик» и «Бошив»? Потому что МиГи должны были воевать за пределами страны, сбивать Ф-15 или самим быть сбитыми. Если бы они по качеству были «Вяткой» с крыльями, то грош цена была бы претензиям страны на статус супердержавы.

Поэтому совершенные вещи создаются в конкуренции. Это одинаково касается и ВТО, и сегодняшних напряженных праймериз в Америке, и нашего политического противостояния в парламенте, как бы нам ни противно было на него смотреть за ужином. Это все равно лучше, чем отыскание все новых и новых добродетелей у гражданина Медведева.

В выигрыше должны все равно оказаться мы, потребители.

Игорь Шпак

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter