Наберет ли Тимошенко 226 голосов?

Наберет ли Тимошенко 226 голосов?

Юлию Тимошенко не хочет ни Президент, ни часть НУ–НС... Януковича не хочет Ахметов... Колесникова не хочет никто, кроме Ахметова... Яценюк хочет всех, но у него есть один изъян...

Так называемая „политреформа” имени Кучмы–Мороза–Литвина серьезно урезала полномочия Президента Украины, сделав вместо этого премьер-министра „не первым, но и не вторым” лицом в государстве. А действующий закон о Кабмине – плод неожиданного мезальянса между Партией регионов и БЮТ – сделал пост главы правительства особенно привлекательным. Полномочия – просто необозримые!

Тимошенко и Янукович дают интервью после встречи с  Президентом Украины. Киев, 11 апреляИменно поэтому в Украине сейчас парламентские выборы зачастую рассматривают как, в первую очередь, выборы премьер-министра. Особенно четко в 2006 году это артикулировали БЮТ и его лидер Юлия Тимошенко. И сами избиратели при голосовании видят внутренним взглядом или „Юлечку-премьера”, или „главу Кабмина Януковича”.

Но нехватка убедительного большинства у любой политической силы превращает парламентскую гонку в „выборы выбора”. Да, избиратели фактически отдали именно Юлии Владимировне и Виктору Федоровичу по трети своих голосов. Но против каждого из этих политиков, как показывают социсследования, выступает чуть ли не половина населения Украины. Следовательно, абсолютной общественной поддержки ни один премьер иметь не будет.

Потому для формирования коалиции, создания правительства и назначения премьера нужны всевозможные политические комбинации. А они зависят уже не так от избирателя, который сказал свое разнообразное и неоднозначное слово, как от политического истеблишмента. Вот и выходит почти как в США: сначала выбирают избирателей, а уже те – первое лицо государства. В Украине в эту своеобразную „коллегию избирателей премьера” по результатам выборов попали практически все лидеры пяти политических сил, которые прошли в парламент (по факту сюда включается и вип-агитатор НУ–НС Виктор Ющенко), а также лоббистские группы влияния на них.

Между тем, во взаимоотношениях между ведущими политиками Украины существует множество субъективных факторов и деталей, которые могут дать на выходе самые неожиданные результаты. Добавьте к этому еще двух постоянных мощных членов „коллегии избирателей премьера” в лице внешнеполитических ведомств России и США.

ЯценюкИ как совместить желание всех этих „членов коллегии”? США потихоньку симпатизируют молодому и рыночному Арсению Яценюку (и Президент не против), Россия хочет оставить Януковича, группа Ахметова в родных для нынешнего премьера „Регионах” видит главой правительства Бориса Колесникова, Владимир Литвин, любуясь своей „золотой акцией”, тоже не прочь помечтать о премьерстве. Что уж говорить о БЮТ – только Тимошенко! Даже лидер коммунистов Петр Симоненко намекал, что из него вышел бы не самый плохой руководитель Кабмина.

В таких ситуациях приходится прибегать к так называемому методу исключения: как говорят по этому поводу в учебниках логики „случай, который остался после исключения всех других, и является искомым”. Правда, сразу предупрежу, что аргументы в интересах исключения того или иного персонажа имеют не столько логический, сколько эмоционально-субъективный характер. Но от этого они не становятся менее убедительными.

Юлия Тимошенко приветствует сторонников БЮТ перед началом предвыборного митинга. Львов, 26 сентябряВ первую очередь, о, казалось бы, очевидном кандидате в премьеры – Юлии Тимошенко. По итогам выборов сложилось видимое оранжевое большинство в 228 мандатов, в этом большинстве доминирует БЮТ, следовательно, лидер этой силы должна возглавить коалиционное правительство. В действительности же Юлию Владимировну не хочет ни Президент, ни значительная часть фракции „Нашей Украины – Народной самообороны” (до 30 депутатов). Почему не хотят? Потому что боятся. Ее подозревают (безосновательно ли?) в стремлении монополизировать оранжевый сегмент общества, подмять под себя всю исполнительную вертикаль и установить в стране режим с выраженными чертами автократии. Вспоминается, как в „Обыкновенном чуде” Шварца первый министр, который перебрал на себя всю власть в королевстве, снисходительно говорил о „нашем дорогом корольке, как я его называю”. После назначения Тимошенко премьером за несколько месяцев мы получили бы все шансы услышать о „президентике”...

Поэтому существует слишком большая вероятность того, что во время голосования в новом парламенте Тимошенко просто „прокатят” с недобором определенного количества голосов. А разве были случайными замысловатые заявления Президента о том, что истинную политическую стабильность принесет лишь согласие между тремя крупнейшими политическими силами украинской современности – НУ–НС, БЮТ и Партией регионов?

Похоже, сама Юлия Владимировна это хорошо чувствует, поскольку в последние дни с ее стороны наблюдаются какие-то бессистемные метания. То обещание должностей вице-премьеров, заместителей министров и губернаторов оппозиции, то требование предоставить ей право самостоятельно формировать правительство. Как все это совместить, учитывая обязательство перед „братьями по коалиции” относительно принципа „50 на 50”? Разве что Юлия Владимировна властным голосом будет требовать и от коалиции, и от оппозиции дать ей в правительство тех людей, которые ей подходят: „В вице-премьеры от оппозиции Азарова мне не давайте, а дайте того молоденького, тихого... как его – Хомутынника. А от „Нашей Украины” в министры по чрезвычайным ситуациям – Лилию Григорович, она с огнем хорошо управляется...”

Колесникова не хочет никто, кроме самого Ахметова, который искренне не понимает, почему все такие злые. „Он же не судимый, как Янукович!” Януковича не хочет уже даже Ахметов. Яценюк хочет всех, но наталкивается на непонимание по поводу избыточной молодости. Литвина всерьез рассматривает лишь сам Литвин.

Конечно, здесь может появиться сугубо технический кандидат, но трудно представить себе такого, который устроил бы все заинтересованные стороны. Легче представить таких, которые не устраивают никого.

А потому есть все шансы на то, что ни одна кандидатура на премьера не наберет в новой ВР заветные 226 голосов. Вот будет полное и совершенное исключение!

Следовательно, пусть голосуют депутаты, как подскажет сердце и внутренний голос. Год парламент будет в подвешенном состоянии, после этого Конституция даст главе государства право назначать новые выборы. Правительство тоже будет подвешено в бог знает каком статусе – то ли и.о., то ли врио.

Но именно вероятность такого выгодного для Виктора Ющенко развития событий может вынудить кого-то „подружитися” против него. И тогда вместо исключения произойдет такое „включение”, которое сегодня не способен предусмотреть ни один аналитик.

Николай Писарчук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter