Четверг,
17 августа 2017
Наши сообщества

Президент провел с журналистами дружественный монолог

Виктор Андреевич органично вживил в свои ответы все, что хотел сказать, смотрелся хорошо, выступал убедительно… «Я сам был травмирован властью, и вы должны уметь оппонировать ей и ставить нелицеприятные вопросы»…

«Диалог с регионами» – это такой новый жанр общения Президента с региональными СМИ, когда журналисты выходят, о чем-то три минуты говорят, а после них Президент еще полчаса развивает заданную журналистом тему. Это очень удобно для Президента: на сегодняшней двухчасовой встрече в Харькове более полутора часов говорил Виктор Андреевич, при этом он ответил на пять вопросов, не считая последовавшей  пресс-конференции. 

Слушая этот диалог-монолог, мне невольно вспоминается очаровательная Джеки Кеннеди, которая просила журналистов не задавать ее мужу – Президенту США – острых вопросов.

Я поначалу недоумевала: а почему встреча со СМИ проходит в Харькове? Еще было непонятно, почему нужен этот «соус», задуманный как рефлексии Президента на рефлексии  региональных журналистов? Не лучше ли выбрать привычную форму вопросов и ответов? Коллеги из областей и так не постеснялись бы спрашивать о региональных проблемах, зачем нужно было официально давать три-четыре минуты для выступления?

По ходу диалога с регионами я поняла, что сотрудники Секретариата старались создать Президенту комфортную среду общения. Такой формат предоставлял трибуну первому лицу, максимально избавляя при этом от острых вопросов, и иных сюрпризов. Расчет, в общем-то, правильный. Все прошло гладко, Виктор Андреевич органично вживил в свои выступления-ответы все, что хотел сказать, смотрелся хорошо, выступал убедительно (лишь два-три «медийные нахалы» немного нарушили гармонию диалога).

Сказал журналист с Винниччины, что в регионе есть конкурсы территориальных общин по сбору молока. Виктор Андреевич долго рассуждает об административно-территориальной реформе. Когда представительница Донетчины сказала, что мы вместо конкретных дел занимаемся политикой, Президент сделал такой интересный самоэкскурс: «Когда я пришел в Нацбанк, там была полная разруха и кругом стояли мешки рублевых платежек бывшего СССР. И долгое время я не проводил никакой другой политики, кроме монетарной. Деньги не пахнут, они служат и левым, и правым, и богатым и бедным. Но потом я понял, что если не будет перемен, вы не состоитесь как журналисты». Дальше Виктор Андреевич плавно перешел к проблеме исторического наследия, упрекнул журналистов, что они не пишут о Голодоморе, героях Крут и Батурине.

Интересными были рассуждения Президента про свободные экономические зоны (в ответ на замечание той же донецкой журналистки, что СЭЗы – это хорошо). Он долго говорил о злоупотреблениях в СЭЗах, а потом сказал, что вот когда будет рассматриваться второе чтение бюджета, то он подпишет бюджет, только если СЭЗы учтут уроки прошлого.  Интересно, каким образом субъекты СЭЗов могут учесть уроки? Вместо продажи дешевого ширпотреба создадут производства? Или начнут платить налоги, которые можно не платить? Или положат все силы на то, чтобы привлечь инвестиции?

За прессу, к слову, иногда становилось неловко. Когда журналист рассказывает, что с гласностью у них в регионе все в порядке и власть на Винниччине работает хорошо и согласованно, это еще ничего. Но когда один из руководителей газеты при этом говорит, что мы проигрываем суд и нас хотят закрыть, Президент, поспособствуйте. Это – стыдно. К чести Виктора Андреевича, он не взревел – кто хочет закрыть, всех, мол, порву! Он сказал так интеллигентно – мол, Виктор Балога тут есть, он слышит, и Секретариат обеспечит правовое сопровождение процесса. И понимайте, как хотите.

К слову, эта встреча еще раз обнажила медиа-проблему. Журналисты коммунальных СМИ страшно бояться, что их закроют. А вы уверены, что закрытие коммунальных СМИ – официальных каналов государственного вещания не станет угрозой государственному суверенитету? Даже такой вопрос задала журналистка из Одессы.

«Не боюсь, – Виктор Андреевич был тверд как никогда. – Власть должна быть таким же субъектом информационного рынка, как бизнес, общественные и спортивные организации. Объясните мне, зачем Кабмину иметь свою газету? К слову, секретариат Президента своей газеты не имеет. Власти очень удобно держать на поводке журналистов. Но вы никогда не станете свободными и профессиональными, если будете подведомственными. Я сам был травмирован властью, и вы должны уметь оппонировать ей и ставить нелицеприятные вопросы».

– Одна моя читательница, – сказал журналист с Волыни, – говорит, что Виктор Андреевич слишком мягкий для нашей страны Президент. Он был бы хорош для стран Балтии, а мы ведь – варвары (что-то вроде этого). Вы не планируете стать тверже?

– В Украине тот Президент, какого выбрал народ, – ответил Ющенко. – И я такой, какой я есть, и таким я был с 1954 года. И я платил достаточно высокую цену за это.

Вообще-то, Президент позволял себе вразумлять журналистов. Когда зашел разговор о газе, Виктор Андреевич вопрошал: «Вспомните прошлый год, сколькие из вас писали, что 95 долларов цена на газ это плохо. Сколькие из вас тогда предоставляли трибуну оппозиции, которая провозглашала: дайте нам власть на пять дней и мы вернем цену газа в 50 долларов. Прошел год, они договорились о цене в 135. И вы пишите об этом как о победе!»  

К плюсам встречи, стоит отнести то, что Президент ответил практически на все прозвучавшие вопросы (не сделал попытки «съехать»), обещал подписывать нужные законы.

Лучшим высказыванием встречи я бы сделала реплику не Президента, а журналистки из Ивано-Франковска: «За последний год у нас возникло много вопросов и сомнений. Мы не разочаровавшиеся, но чтобы продолжать путь и верить, что мы идем правильно, нам нужно получать импульсы из Киева. И эти импульсы должны быть сильнее».

Подробнее о встрече Президента с прессой читайте здесь.

Маша Мищенко

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение