Полиция открыла производство из-за

Блокада. Запоздалая реакция

Выступление президента Украины Петра Порошенко на заседании СНБО в среду, 15 марта, озвучившего согласие с необходимостью торговой блокады оккупированных территорий, запоздало на три месяца. И, из-за этого, выглядит не как взвешенное решение власти, а как попытка немного подыграть изрядно похудевшему в активах донецкому олигарху.

Полиция открыла производство из-за

В час дня в среду, 15 марта, официально началось «временное полное прекращение транспортного сообщения с неподконтрольными территориями Донбасса». Такое решение утвердил Совет национальной безопасности и обороны. По словам секретаря СНБО Александра Турчинова, «временно» - это до тех пор, пока не будут выполнены два важнейших пункта Минских соглашений – прекращение огня и отвод тяжелого вооружения.

Все бы ничего, если бы не несколько интересных моментов. Первый – «вишенка на торте» - временная блокада, помимо необходимости выполнения «Минска», будет действовать до тех пор, пока боевики не вернут под украинскую юрисдикцию захваченных на неподконтрольной территории Украины предприятий. В социальных сетях по этому поводу уже начался ропот – что таким решением власть, дескать, подыгрывает конкретному олигарху – компания ДТЭК Рината Ахметова накануне заявила о потере управления предприятиями, расположенными на неподконтрольной Украине территории. В любом случае, эту ситуацию можно обыграть с пользой для страны в целом, продавливая в Минске новые санкции против тех, кто «национализировал» активы и Рината Ахметова, и государственные предприятия Украины, расположенные на неподконтрольной территории.

«Думаю, что президент и СНБО просто реагируют и будут реагировать на тот факт, что Россия пошла по пути эскалации и захватила украинские предприятия, расположенные на территории, которые сейчас под ее временным контролем… Это, в принципе, и реакция на обеспокоенность украинского общества на перемещение товаров через линию разграничения», - считает политолог Сергей Таран.

По его мнению, это вынужденный шаг и его большой проблемой будет то, что, в конечном итоге, это «будет достаточно серьезно бить по экономике». «Это неприятный шаг, но сейчас он был нужен», - убежден он.

СНБО за месяц изменил позицию в отношении блокады / УНИАН

Второй интересный момент, на который следует обратить внимание, – власти понадобился почти месяц, чтобы развернуть свою позицию на 180 градусов. Напомним, в феврале президент своим указом ввел в действие решение СНБО от 16 февраля о мерах по нейтрализации угроз энергетической безопасности Украины. Среди прочего, речь шла о том, что нужно усилить контроль за перемещением товаров в районе проведения АТО, утвердить порядок перемещения товаров в ОРДЛО и установить, какие товары вообще следует запретить к перемещению. Несколькими днями позже премьер Владимир Гройсман озвучил сакраментальное: «У нас нет альтернативы антрацитовому углю». Но вдруг, через месяц, выяснится, что блокада, в принципе, дело правое…

Здесь, пожалуй, не лишним будет провести аналогии с гражданской блокадой Крыма в 2015 году. Директор Крымского департамента БФ «Майдан иностранных дел», главный редактор сайта BlackSeaNews Андрей Клименко напоминает, что тогда блокада стартовала по инициативе Меджлиса и при поддержке общественных организаций. «С октября 2015 года активисты блокады остановили автомобильное грузовое сообщение с оккупированным Крымом (железнодорожного не было с декабря 2014-го). С ноября 2015-го – была заблокирована единственная оставшаяся железная дорога на завод «Титан» в Армянске. Тогда же, наверное, в ноябре, были выведены из строя опоры линии электропередач. Через 1,5-2 месяца после начала блокады правительство Украины легитимизовало эту блокаду, хотя сначала мы слышали, что, если из Украины не поставлять электроэнергию в оккупированный Крым, то вся Херсонская область не получит электрики… Ничего этого не произошло», - рассказал он.

Поваленная опора ЛЭП во время блокады Крыма / REUTERS

Собственно, после этого, с 1 января 2016 года, Кабмин ввел запрет на все связи с Крымом. «Подчеркиваю, я не эксперт по вопросам Донбасса, но аналогия очень показательна. Нам рассказывали, что невозможно прервать связи с оккупированной территорией, что мы потеряем столько-то миллиардов гривен, и вот, сегодня, несмотря на все это, СНБО принял такое решение», - отметил Андрей Клименко.

По его мнению, возникает лишь один вопрос: нужно ли было доводить общество до раскола, настаивая, что активисты, поддерживающие блокаду, «все предатели» и что сама по себе блокада устраивается «по указке из России»?

«Вывод здесь может быть один: украинская власть, к сожалению, недооценила серьезности отношения к вопросу оккупированных территорий. Когда у власти нет стратегии, что делать дальше с Крымом, с оккупированной частью Донбасса – общество вынуждено что-то делать самостоятельно», - считает он.

Как общество отстаивает свои интересы, какие политические силы или конкретные политики приобщаются к этому и какие выгоды из этого получают – другой вопрос. «Первично здесь само несогласие общества с ситуацией, когда у государства нет позиции по этому вопросу. Сейчас гражданское общество, в который раз, заставило государственную власть принимать решения. И лично во мне это лелеет надежду, что все у нас будет хорошо», - резюмировал он.

В свою очередь, инвестиционный банкир Сергей Фурса видит в сегодняшнем решении СНБО некий план украинской власти. «СНБО перехватывает флаг блокады и теперь она становится государственной и управляемой. Вы теперь можете идти в Минск и смело говорить: ««Смотрите, они отжали наши заводы. Давайте введем санкции». И если бы раньше у той стороны был ответ, что «это всего лишь ответ на блокаду», то теперь козыри – у вас в руках. Более того, прекратить блокаду неконтролируемых активистов вы не можете, а, значит, не можете ничего обещать. Теперь все – в ваших руках. И ваше слово о том, что стоит возобновить украинскую юрисдикцию над заводами, как все заработает, уже что-то значит», - написал он на своей странице в социальной сети Facebook.

Блокпост участников блокады на трассе Донецк-Мариуполь / Фото УНИАН

А политолог Тарас Березовец отмечает, что решение об официальной блокаде – правильное, хотя и запоздалое: «Власть все-таки учится на собственных ошибках, они поняли, что «если не удается пьянка остановить, надо ее возглавить». В то же время, эксперт обращает внимание на риски в реализации задач блокады. «Реализации задач по блокады теперь должна решаться государственными структурами. То есть возникает вопрос, как без насилия отстранить, убрать незаконные блокпосты, и заменить их централизованными государственными блокпостами», - говорит он.

И последний, третий любопытный факт – грузы, которые все же можно будет перевозить во время официальной блокады. Так, по словам президента Украины, пропускать в ОРДЛО будут гуманитарные грузы «украинских и международных гуманитарных организаций, ООН, Международного комитета Красного Креста». Но есть один маленький нюанс. Еще 1 марта, выполняя февральское решение СНБО, Кабинет министров утвердил порядок перемещения товаров в район или из района проведения АТО. И, среди прочего, в составе таких грузов могут быть товары и продукция, которая «обеспечивают функционирование и обслуживание или необходимы в производственном процессе металлургической, горно-обогатительной, угледобывающей и энергетической отраслей, объектов критической инфраструктуры». Как быть с этой проблемой? Возможно, ответы будут даны на завтрашнем заседании Кабмина.

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter