Информация о пожаре поступила в понедельник около 21.45 / фото Думская

Пожарная опасность. Почему в Одессе огонь снова уносит жизни

В Южной Пальмире – очередное ЧП. После все еще не расследованного пожара в спортивно-оздоровительном комплексе «Виктория» и бунта в исправительной колонии, резонансная трагедия в медучреждении на Слободке. УНИАН пытался разобраться, как могло произойти возгорание и почему столько жертв.

Информация о пожаре поступила в понедельник около 21.45 / фото Думская

Еще не прошло двух лет, как в муниципальном лагере «Виктория» во время пожара погибли трое малолетних детей, а в Одессе – снова большой пожар. На этот раз в коммунальном учреждении «Одесский областной медицинский центр психического здоровья», который находится в ведении облсовета.

Любопытно, но в этом заведении, известном горожанам как психиатрическая областная больница, случившийся 10 июня пожар – уже второй крупный за последние два месяца. УНИАН сообщал, что 16 апреля в мужском отделении №5 огонь охватил 500 кв. метров одноэтажного здания. Официального заявления насчет причины возгорания правоохранители так и не сделали, но ходили слухи, что «костер» устроили пациенты, которые при помощи зажигалки подожгли штору. Но если в апреле жертв удалось избежать, то сейчас - семеро погибших, еще трое пострадавших находятся в больнице.  

Хроника происшествия

Как утверждают в региональном главке ГСЧС, информация о пожаре поступила в понедельник около 21.45, и через считанные минуты спасатели были на месте – на улице Воробьева,9 (район Слободки). Столб пламени и дыма виден был издалека, крики пациентов и медработников было слышно за пределами спецлечебницы. Огонь уже успел охватить около трехсот квадратных метров, полыхала крыша и растущие рядом деревья. Из-за ветра огонь быстро охватил еще более двух сотен «квадратов», раскаленные щепки разлетались вокруг…

Горело отделение №7, в котором содержались пенсионеры – всем «постояльцам» больше семидесяти лет.

Как пояснили УНИАН сотрудники учреждения, в прошлом веке это подразделение больницы предназначалось для лечения (или отдыха) ветеранов Второй мировой войны и боевых действий в Афганистане. Однако в настоящее время в него поступают, как правило, обычные старики, родственники которых могут за это заплатить.

После спасателей к горящему корпусу также прибыли прокурор Одесской области Олег Жученко, начальник Главного управления Нацполиции в области Олег Бех, в то время - и. о. руководителя ОГА Сергей Паращенко, председатель облсовета Анатолий Урбанский, депутаты местных советов и перепуганные родственники больных. Дело в том, что о количестве возможных жертв разносились самые разнообразные слухи – в городе заговорили о десятках погибших и полусотне госпитализированных.

По словам начальника ГУ Нацполиции в области Олега Беха, изначально полиция не владела информацией о точном количестве людей, которые находились в отделении. Позже выяснилось, что вечером, когда вспыхнул пожар, там были 51 пациент и трое сотрудников – медсестра и санитарки (однако по данным обладминистрации в отделении находились 55 человек, включая медработников).

На месте пожара обнаружили четверых погибших / фото Думская

Начальник главка также отметил, что санитарки на допросе рассказали: в 20.00 они закрыли отделение и все больные находились в своих палатах. Но уже через полчаса ощутили запах гари, увидели дым и сразу открыли входную дверь. Часть пациентов успели выйти наружу и в панике прятались в кустах. Еще 15 были эвакуированы совместными усилиями, в том числе спасателей и полицейских. 

На месте пожара обнаружили четверых погибших, еще шесть человек были доставлены в городские больницы, где трое скончались. По предварительным данным, следов насильственной смерти на их телах не обнаружено и, как предполагалось изначально, все они получили отравление продуктами горения и ожоги дыхательных путей.

Это трое пациентов, 1934 года рождения, - Мария Пастернак, Семен Клапчук и Лидия Поровкова, 82-летняя Галина Тодорова, 90-летний Михаил Лазарев и его ровесник, умерший во вторник в реанимации клиники Одесского национального медицинского университета. Также погибла медсестра Юлия Никитина (1964 года рождения), которой удалось спасти много подопечных.

Дело в том, что спастись самостоятельно пациенты не могли не только по состоянию здоровья. Если верить сотрудникам учреждения, на дверях и оконных рамах лечебницы нет ручек, то есть, при всем желании открыть окнои вылезти на улицу, дабы спастись от дыма и огня, человек самостоятельно не может (впрочем, руководство больницы эту информацию опровергает). К тому же, многие старики не в состоянии самостоятельно передвигаться – их нужно вести за руку или выносить, что и делала Никитина.

А вот обе санитарки, которые, по идее, должны были ей в этом помогать, были пьяны. По крайней мере, так говорят родственники Никитиной. В то же время прокурор области отмечает, что «информация об алкогольном опьянении персонала сейчас проверяется».

В отличие от лагеря «Виктория», в данном случае версия замыкания электропроводки или другой технической неисправности вообще не рассматривается. Согласно выводам экспертов, причина возгорания в больнице – занесение источника огня извне. Очаг – в помещении для сушки белья и хранения различных бытовых предметов, в частности, матрацев. Эдакая бытовка под навесом, где, по данным полиции, устраивали перекуры сотрудники медучреждения и… пациенты, у которых, как утверждается, имеются зажигалки и спички.

Как предполагается, загорелись вещи, а потом огонь перекинулся на одноэтажное деревянное здание. Правоохранители пока не берутся утверждать, что именно произошло – умышленный поджог или беду принесла, скажем, непогашенная сигарета.

Сейчас принимаются меры для установления всех обстоятельств случившегося / фото Думская

«Даже если окурок оставили без злого умысла, человек должен был понимать, что в помещении – люди, и это может привести к их гибели», - подчеркнул Жученко.

По его словам, сейчас принимаются меры для установления всех обстоятельств случившегося. Начато расследование в рамках дел, открытых по четырем статьям Уголовного кодекса Украины. По ст. 115 (умышленное убийство), ст. 270 (нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности), ст. 194 (умышленное уничтожение или повреждение имущества) и по ч. 2 ст. 367 (служебная халатность).  

«Установлено, что с 2017 года инспекторами ГСЧС неоднократно проводились проверки указанного учреждения. Также были установлены недостатки противопожарной безопасности», - отметил прокурор.

Кроме того, в марте местной прокуратурой №4 была проведена комплексная проверка медцентра, и выявлен ряд нарушений противопожарной безопасности. Аналогичные вывода во время проверок сделаны районной инспекцией ГСЧС. 

По данным Жученко, после окончания срока, определенного для исправления недостатков, не все они были устранены.

Вместе с тем, по словам главврача медцентра Анатолия Волощука, в здании имелась система сигнализация, которую недавно установили. Правда, больница не успела заключить договор с обслуживающей компанией, но, как утверждает главврач, когда 10 июня начался пожар, звуковая сигнализация сработала. Аналогичное заявление сделал начальник управления Одесского областного совета по имущественным отношениям Виктор Лунгул.

Кроме того, по словам Волощука, деревянные конструкции, в том числе чердак, были своевременно обработаны соответствующим антигорючим веществом для предотвращения быстрого распространения огня.

Тем не менее, прокурор Жученко акцентирует: будут анализироваться все обстоятельства, включая качество ремонта, технику безопасности, возможные нарушения при проведении тендерных процедур.Для расследования трагедии уже создана усиленная следственно-оперативная группа. В административном корпусе больницы, в кабинетах трех должностных лиц провели обыски, изъята соответствующая документация, мобильные телефоны…

По словам Олега Беха, проведен первичный осмотр места происшествия, опрошены свидетели. Допрашиваются даже бездомные, которые часто проникают на территорию учреждения, медперсонал и пациенты. 

«С некоторыми пациентами, которые не могут даже назвать свое имя, очень трудно работать. Некоторые находятся в тяжелом состоянии, плюс пожилой возраст…», - сказал начальник регионального главка полиции.

На экстренном заседании областной комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций чиновники говорили о десятках миллионов в национальной валюте, которые выделяют на оснащение местных больниц. Заявили, что предоставят матпомощь: по 100 тыс. гривен семьям погибших и по 50 тыс. – потерпевших...

12 июня в Одесской области объявлен траур.

Тем не менее, второй масштабный пожар в крупной психиатрической больнице за несколько месяцев – не шутки.

По мнению некоторых экспертов, этот жуткий пожар лишь приоткрыл завесу над проблемами в медицинской сфере Украины, в частности, в области психиатрии. Одна из них, относительно новая, заключается в количестве сотрудников, предусмотренных реформой отечественного здравоохранения -  сокращение коек и сокращение кадров.

По словам директора департамента здравоохранения Одесской ОГА Елены Теряевой, трех сотрудников – медсестры и двух нянек – на 50-60 психически больных людей вполне достаточно. И ситуация при пожаре не изменилась бы даже при большем количестве медработников.

Другая точка зрения у известного психиатра, доктора медицинских наук, член-корреспондента Академии медицинских наук Украины Валерия Битенского. Он подчеркивает, что психически больные люди - самые беспомощные существа в мире, потому что не осознают его (мир) со всеми его катаклизмами, включая пожары. Их нельзя оставлять без присмотра, поэтому, в свое время, и была разработана соответствующая система по уходу. В частности, палаты на 10-12 коек (так за пациентами проще наблюдать), посты в коридорах, где постоянно должен присутствовать сотрудник. По данным психиатра, проработавшего много лет в названной больнице, в отделении №7 были палаты на четверых, и сокращение персонала не могло не сказаться на всей работе заведения.

«Вы спрашиваете, сколько нужно санитарок?! А, сколько требуется детсадовских нянечек? Согласитесь, одна на десяток малышей было бы неплохо. Здесь же – более полусотни умалишенных, две санитарки и медсестра! Судя по всему, кое-кто не понимает, что представляет собой психически больной. Не понимает, что ему нельзя дать в руки банальные ножнички, чтобы человек подстриг себе ногти - он их проглотит или нанесет кому-то увечье. Значит, ногти должна стричь санитарка. Но кто в это время будет наблюдать за остальными...?», - говорит профессор Битенский.

При этом, по его словам, такие больные осуществлять какие-либо действия самостоятельно не могут. Более того, сами пациенты спецучреждения самостоятельно на улицу не выйдут и ничего не расскажут. А что происходит внутри лечебницы – обывателю не интересно. Не интересно ровно до тех пор, пока не случается трагедия. Теперь же хочется верить, что не угаснет интерес и к ее расследованию. А само оно будет проведено по совести, чести и, само собой, в соответствии с законом.  

  

Лариса Козовая, Одесса

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter