Профессор Николай Полищук: Украинская медицина похожа на урода

Профессор Николай Полищук: Украинская медицина похожа на урода

Российские и индийские лекарства не сертифицированы... Новорожденных лечат опасными препаратами... "Благотворительные взносы" в больницах запрещены Конституционным Судом...

С каждым годом финансирование медицины растет. В 2002 году было выделено 4 миллиарда гривен бюджетных ассигнований, в нынешнем – уже около 17 миллиардов. Однако это не улучшает здоровья нации. Уровень предоставления медицинской помощи – на уровне стран третьего мира, эпидемии туберкулеза и СПИДа распространяются Украиной, смертность ежегодно растет. Имеем свою национальную особенность: экономика страны крепнет, государственные инвестиции мощно вливаются в медицину, а количество больных неуклонно увеличивается. Растут и их расходы на медицинские услуги, обследования, лекарства и, простите, на взятки медикам... Эти доплаты равны сумме годового бюджета. Виноваты несовершенные законы и нежелание чиновников наименьших изменений.

В 2005 году министр здравоохранения Николай Полищук мечтал “провести хирургическое вмешательство в медицину под наркозом, чтобы не было больно".  Но не успел. Он уверен, преодолеть коррупционного монстра можно очень быстро. Следует только принять ряд прозрачных законов. Об этом разговор с советником Президента Украины, экс-министром здравоохранения, профессором Николаем Полищуком – убежденным сторонником резких и радикальных изменений в украинской медицинской отрасли.

"БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ВЗНОСЫ" ЗАПРЕЩЕНЫ КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ

Николай Ефремович, украинскую медицину называют одной из самых корумпированных отраслей – в тени системы здравоохранения по меньшей мере 20 миллиардов гривен. Откуда такие деньги?

По оценкам экономических экспертов, в нашей медицине “крутится” еще один теневой бюджет. Это приблизительно та сумма, которую- вы назвали. Замечу, что учтены лишь, так называемые, "благотворительные взносы", которые рядовые украинцы доплачивают врачам за обследование, госпитализацию, анализы и тому подобное. Здесь речь идет не о “чистой” коррупции. Это - теневые доплаты, которые оправдывают и медики (государство не платит, поэтому пусть доплачивает больной) и пациенты (считают, что должны быть благодарными за оказанную помощь), эдакий тандем взяточничества и коррупции. На первичном уровне медицинской помощи (врачу) и на вторичном (районные больницы) суммы доплат вроде незначительны. Однако, учитывая масштабы - миллионы людей по всей стране, нуждающиеся в медицинском обслуживании - сумма выходит миллиардная.

Еще большие суммы теневых доплат - на уровне высокотехнологической специализированной помощи в областных центрах и научно-исследовательских институтах. С больных требуют деньги за обследование в государственных учреждениях и на медицинской технике, закупленной за государственные средства. Такие учреждения и дальше отстаивают позицию того, чтобы закупать не расходные материалы для больного, а медицинскую технику на которой можно заработать деньги. Я должен однозначно сказать, что сегодня почти вся медицинская аппаратура в больницах, закуплена  и содержится государством, и врачи, которые работают на ней -  не имеют права брать деньги. Так же хорошо финансируются из бюджета учреждения Академии медицинских наук. К тому же, люди должны знать, что согласно решению Конституционного Суда в 2002 году, требовать благотворительные или любые другие взносы запрещено. Пациенты могут докупить лекарства, которых не хватает, а относительно обследования – никакой оплаты. В основном эти услуги проплачивают рядовые, небогатые украинцы. Зажиточные, обычно, не платят, потому что имеют знакомства в медицине. 

А вот, когда в учреждениях государственной и коммунальной собственности, предоставляют медицинские услуги за оплату - так называемые частные отделения – это уже подпадает под понятие коррупции.

"ТЕНДЕРНЫЙ" ЗАКОН ДЕЙСТВУЮЩЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА УЗАКОНИВАЕТ КОРРУПЦИЮ

Недавно Тендерная палата Украины  проверила свыше тысячи процедур относительно закупки лекарств и медицинской техники на сумму свыше 1 миллиарда гривен. И абсолютно в каждой нашла нарушение, в частности лекарства сомнительного качества закупались по необоснованно высоким ценам и с помощью посредников. Таким образом на счета коммерческих структур перекачано свыше 11 миллионов гривен...

Вот это коррупция в чистом виде. Вопрос относительно тендеров - сложный и чрезвычайно актуальный. Его поднимали недавно и на заседании Совета национальной безопасности и обороны.

Закон по тендерным закупкам был принят действующим правительством в конце октября прошлого года. И уже в марте 2007 года - начали говорить о том, что его необходимо изменить. Закон предусматривает явные коррупционные схемы: механизмы “откатов”, создания тендерной палаты, деятельность многочисленных коммерческих посреднических структур. Некоторые из них требуют деньги с бюджетных больниц за разрешение принять участие в тендере. И еще неизвестно выиграют ли они тендер. При действии данного закона тендеры никоим образом не могут проводиться прозрачно.

Если в 2005 главный врач мог выполнить ремонтные работы на 500 тысяч гривен, то сегодня без тендера не может потратить и 50 тысяч. Раньше можно было закупить лекарств, оборудования, услуг до 100 тысяч гривен, сегодня - меньше 20 тысяч. В настоящее время все утонуло в коррупции. Доходит до абсурда – участковая больница без тендера не может даже бензина закупить.

Какие суммы выделяются государством на проведение тендерных закупок?

Это достаточно большие деньги. В целом в бюджете на тендера предусмотрено миллиарды гривен. Из них на медицинские тендерные закупки - 200 миллионов гривен на дорогое оборудование, 160 млн. – на борьбу с туберкулезом, 72 млн. - на сердечно-сосудистые и мозговые заболевания, 70 млн. грн - на рассеянный склероз.

Коррупция может просматриваться в том, что закупаются неэффективные, несертифицированные  лекарства, ненужное оборудование, и обычно по нереально завышенным расценкам . Особенно “плодотворно” идет работа коррупционеров, когда расходуются деньги, выделенные на национальные программы на борьбу с эпидемиями, например с туберкулезом, ВИЧ/СПИДом...

Для этих программ закупаются медикаменты, которые не прошли преквалификацию ВОЗ. Мне сложно понять, почему качественные препараты для лечения туберкулеза, сертифицированные ВОЗ и Евросоюзом,  стоимостью  87 гривен на 4-6 месяца лечения, уже не закупают. Вместо этого в страну завозят неизвестные лекарства без сертификации. А при лечении таких сложных болезней, как туберкулез и СПИД преквалификация очень важна.                          

РОССИЙСКИЕ И ИНДИЙСКИЕ ЛЕКАРСТВА НЕ СЕРТИФИЦИРОВАНЫ

Николай Ефремович, какая сейчас ситуация с фальсификатами и действует ли, инициированное Вами в 2005 году, постановление Кабмина, согласно с которым регистрация и ввоз в Украину фармацевтических препаратов могут осуществляться беспрепятственно лишь в том случае, если они прошли преквалификацию ВОЗ и сертификацию в Европе, а  остальные подлежат детальному контролю?

К сожалению, это постановление отменено правительством Януковича. Мотивировали это тем, что на рынке уменьшается количество препаратов, соответственно и цены растут. Я считаю, что это также своего рода коррупционное действие.

Говорят, что в Украине 12 процентов фальсифицированных лекарств. Однако я думаю, что значительно больше. Приведу пример. На нашем рынке свыше 120 разных названий препаратов с одной составляющей - диклофенаком. Производят их неизвестные фирмы. Подобная история с известным, достаточно эффективным, но дорогим препаратом церебролизин, производства Австрии. Под него выпускают свои препараты много фирм - и украинских, и российских, и индийских. Дают похожее название, например цереброкурин, чтобы лучше продавался . Но весь этот плагиат не обнаружил своей эффективности, потому что «лекарства» производились не по технологии. Оригинальный препарат изготовлен из мозга свиней, которые выращены в специальных условиях. Часто неэффективность лечения вызвана тем, что больным рекомендуют несертифицированные препараты. 

В Украине действуют лаборатории биоэквивалентности, но по неизвестным причинам, лекарства там не проверяют, особенно медикаменты, изготовленные в России и в Индии. Во избежание фальсификатов нужно покупать только те препараты, которые сертифицированы в странах Евросоюза. Ввиду такой “либеральной”, относительно качества, правительственной политики, в нашу страну массово завозят непроверенные генерики, которые, если не вредят, то уж точно не помогают.

НОВОРОЖДЕННЫХ ЛЕЧАТ ОПАСНЫМИ ПРЕПАРАТАМИ

Есть ли такие коррупционные действия, которые особенно поражают своей беспринципностью? 

Огромная сумма из государственного бюджета идет на неонатологию - для выхаживания недоношеных детей. Недавно были закуплены медикаменты для младенцев с дыхательной недостаточностью. Лекарства - достаточно сомнительного качества, не прошедшие клинических испытаний. Однако именно они выиграли тендер и поступили в больницы... Украинские врачи-неонатологи обнародовали заявление об опасности использования непроверенных препаратов. Однако реакции на обращение не последовало...

Еще один случай коррупции, который также касается новорожденных. В 2005 группа экспертов – украинских и представителей Всемирной организации здравоохранения -  провела мониторинг оборудования для выхаживания недоношеных младенцев.  В этом была потребность, потому что медицинская техника почти во всех неонатологических отделениях страны простаивала. Дело в том, что значительная ее часть подарена спонсорами или благотворительными организациями, и была недоукомплектирована: например, дыхательный аппарат есть, но нет кювеза, температурного режима и тому подобное. Поэтому было решено закупить оборудование, которого не хватает. Эксперты МОЗ и ВОЗ провели колоссальную работу. Документы относительно процедуры закупки были приняты и подписаны в Минфине. Но неожиданно Министерство здравоохранения отказалось от такой процедуры. И вместо того, чтобы оснастить современной техникой почти все детские центры в Украине (а это был бы настоящий прорыв в этой отрасли), МОЗ сейчас инициирует закупку оборудования лишь для 20 кабинетов. Поэтому недоукомплектованную медицинскую технику для спасения жизни недоношеных деток можно просто сдать на металлолом. В действиях министерства просматриваются откровенные и не прикрытые коррупционные действия. Потому что, вероятно, оборудование будет закупаться у одной зарубежной компании и конечно же с учетом схем откатов.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БЮДЖЕТ - ЭТО БЮДЖЕТ МОЕЙ ФИРМЫ

Кстати, производители отечественной медицинской техники переживают в настоящее время не лучшие времена...

Это очень актуальная проблема. В 2004-2005 закупалось от 40 до 60 процентов (в денежном эквиваленте) отечественного медицинского оборудования. Оно – иногда не хуже, в то же время значительно дешевле импортного. К тому же, сохраняло рабочие места, помогало развиваться украинскому производителю медицинской техники. В настоящее время закупают лишь 8-12 процентов украинского оборудования, все остальное импортное. Это не помогает развитию  отечественного бизнеса. И здесь наверняка можно говорить о коррупции. Сегодня некоторые компании и фирмы, которые занимаются этими закупками рассматривают бюджет Украины, как свой собственный. И об этом шла речь на недавнем заседание СНБО. Президент Украины считает, что обновленная Верховная Рада должна принять одним из первых новый закон по тендерным закупкам.

ПРЕОДОЛЕЮТ КОРРУПЦИЮ ТОЛЬКО ПРОЗРАЧНЫЕ ЗАКОНЫ

Ситуация в украинской медицине кажется просто безысходной. Смогут ли украинцы хотя бы мечтать о кардинальных изменениях в здравоохранении?

Сегодня украинская система здравоохранения похожа на чудовище - это так. Чтобы ее вылечить нужно совсем немного - принять четкие законы и их придерживаться.

Первый шаг в преодолении кризиса - децентрализовать деньги. Дальше принять закон об учреждениях здравоохранения, как самостоятельных неприбыльных субъектах ведения хозяйства, о реформировании медицины, об общеобязательном медицинском социальном страховании. Актуально принятие  законов, которые бы ограничили доступ к табаку и алкоголю. Изменения должны быть радикальные - никакой эволюции.

Важно разделить предоставление медицинских услуг на 4 уровня. Первичный  - семейные амбулатории, фельдшерско-акушерские пункты, вторичный - районные больницы,  дальше – областные больницы и высокотехнологичные специализированы межобластные центры и научно-исследовательские институты.

Семейный врач должен быть фондорозпорядителем средств. Например, 600 грн выделяется государством на человека в год, 200 грн (30 процентов от всей суммы) будет иметь семейный врач, если он имеет тысячу пациентов – это 200 тысяч гривен. Чем меньше у него будет больных, тем меньше расходов, соответственно больше средств останется. Врач будет мотивировано работать на профилактику и предотвращение болезней.

В больнице средства должны выделяться на пациента, а не на содержание медицинского учреждения. Об этом я говорил еще когда был председателем Комитета Верховной Рады, потом проводил расчетно-подготовительную работу на должности министра здравоохранения. Нужно осуществить необходимые реформы в интересах пациента и создать условия и мотивацию для эффективного труда медикам. Это значит, что оплата труда медиков будет проводиться с учетом количества качественно пролеченных пациентов. И безусловно нужен строгий контроль.

"ЛЕЧИТЬ" НАШУ МЕДИЦИНУ НУЖНО ТОЛЬКО РАДИКАЛЬНО

Николай Ефремович, Вы были одним из самых ярких и самых радикальных министров Помаранчевого правительства. Реформы, которые Вы пытались провести в медицине, вызывали шквал сопротивления и критики. Чтобы Вы сейчас делали иначе?

Я бы резче, радикальнее и быстрее инициировал изменения. Если бы я меньше тратил времени на объяснение своих действий и на выступления в прессе, я бы больше сделал. Это - единственное о чем я жалею.

Я бы сделал более радикальные изменения в последипломном образовании врачей - это однозначно. Предпринял бы еще более резкие шаги, чтобы обязать выпускников, которые учились на бюджете, отработать по государственному направлению. А приняв закон о врачебных учреждениях, как самостоятельных субъектах ведения хозяйства, вы как менеджер возьмете столько врачей, сколько нужно, а не сколько направят. Я бы все это сделал механизмом принятия законов. Человек сам искал бы работу там, где она есть. Если он действительно хочет работать хирургом или гинекологом. Тогда бы распределение было относительно свободным. Есть место - иди работай. Здесь как раз процесс - эволюционный, но решение по нему нужно принимать революционное.

Я - сторонник быстрых и радикальных изменений. Потому что в случае затягивания у людей возникают сомнения в возможности их осуществления. Кроме того, противники реформ, те, кому удобно и комфортно жить в старых условиях (управленцы, медицинская элита), найдут возможность посеять смуту среди общественности. Уже осенью этого года нужно принимать законы по медицинской отрасли. И, в зависимости от готовности власти в регионах (не в Киеве),  реформировать украинскую медицину.

Согласились бы Вы опять возглавить медицинскую отрасль Украины?

Думаю, что нет. Считаю, что в парламенте моя работа будет нужнее. Есть достаточно много законопроектов, которые реально изменят ситуацию в украинской медицине. Если их примут, то независимо от того, кто будет министром здравоохранения, отрасль начнет возрождаться.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter