Министр финансов Украины Александр Шлапак / veroyatno.com.ua

Министр финансов Шлапак: "Мы сделаем все для финансирования армии"

Ситуация с поступлениями в казну чрезвычайно сложная и рост экономики в текущем году не предвидится. Об этом, а также о секвестре бюджета, долговой проблеме и положении дел в Крыму рассказал журналистам министр финансов Александр Шлапак. УНИАН подытожил его ответы на вопросы представителей СМИ.

Министр финансов Украины Александр Шлапак / veroyatno.com.ua

Доходы госбюджета: «ситуация чрезвычайно сложная»

За январь-февраль мы получили около 90% доходной части, это - 52,2 млрд грн. Но если откровенно - цифра такова, поскольку довольно крупную сумму поступлений обеспечил Нацбанк.

Недобор «отечественного» НДС составил 1,3 млрд грн, поскольку уже 22 месяца имеем стагнацию украинской экономики, и нам неоткуда брать дополнительные налоги.

НДС «импортный» не добрали более чем на 7 млрд грн, так как на 14,7% снизился экспортно-импортный оборот.

Существует большая проблема с излишне уплаченными налогами. Сумма - свыше 15 млрд грн, 10 из них - налог на прибыль, и нам придется что-то с этим сейчас делать.

Невозмещенный НДС, его активный остаток, против возмещения которого министерство не возражает при наличии ресурсов, - около 9 млрд грн. Пассивный остаток, в отношении которого министерство спорит в судах, - примерно такая же сумма.

Бюджет, особенно его доходная часть, сформирован на нереальной макроэкономической базе. Это - одна из главных причин, заставляющая нас готовить изменения в бюджет, и убеждать парламентариев, что все принятое 16 января придется забыть. Надо фактически по-новому рассмотреть госбюджет.

Что касается макропоказателей, то уже очевидно - никакого макроэкономического роста в этом году мы не получим. Секвестр бюджета, который мы предлагаем, к сожалению, приведет к падению внутреннего спроса. Кроме того, мы не ожидаем значительного роста внешнего спроса, при этом возможны существенные проблемы с одним из наших главных торговых партнеров - Россией.

Мы рассчитываем, что изменения в бюджет дадут эффект только в конце текущего года - начале следующего, а средний курс гривни будет держаться на уровне, на котором он  находится сейчас - около 10 грн за доллар. С ростом курса, а также в результате повышения цен на газ, соответственно тарифов на тепло, а мы будем это делать, скорее всего, получим более высокую инфляцию, чем запланированные в бюджете 8%.

Секвестр госбюджета - снижение дефицита до 4%

В парламенте уже есть ряд законопроектов по увеличению доходной части бюджета, которые Минфин поддерживает. По расходам также планов очень много, сейчас практически начинаем процесс подготовки нового госбюджета. В ближайшие дни начнутся консультации на предмет того, какие расходы общегосударственного направления можно отложить или отменить.

Фискальный разрыв, который надо погасить за счет доходной части или снижения расходов, - около 50 млрд грн. И это дополнительно к дефициту, который уже есть на сегодня. Мы сделаем все, чтобы избежать расчетов по НДС в неденежной форме. Однако допускаю возможность выпуска НДС-облигаций, поскольку нагрузка на бюджет в этом году слишком высокая. 50 млрд грн фискального дефицита - это без учета переплат по налогу на прибыль и возмещения НДС.

Уже назначены новые руководители налоговой и таможенной служб, мы дадим им неделю, чтобы разобраться с происходящим на местах. Одна из задач - предложить решения как по переплатам налога на прибыль, так и по возмещению НДС. Не будет другого выхода - будем предлагать НДС- облигации. Рынок готов это принять, поскольку выход не худший - люди ждут возмещения НДС по полгода. Но о конкретной сумме говорить рано.

Напомню, бюджет 2014 года принят с дефицитом на уровне 4,4% ВВП, 71,6 млрд грн. Такого показателя у нас еще не было. Сейчас дефицит составляет 64,7 млрд грн по факту года прошлого и почти 120 млрд грн, с учетом фискального разрыва, о котором я говорил, дефицит года текущего. Это - следствие бездарной и безответственной фискальной и экономической политики, которую необходимо прекратить. На сегодня у нас нет возможности финансировать крупные программы и проекты, увеличивать социальные стандарты, но поскольку пока нет консолидированной точки зрения правительства, это - только мое мнение.

Что касается согласования параметров дефицита госбюджета с МВФ, то правительство настаивает на 4%, потому что прыгнуть фактически с 7% до 3% означает все «зарезать» в бюджете, на 91,2% состоящем из защищенных статей.

Гособязательства: государство загнало себя в долговую яму

На 31 декабря госдолг составлял 584 млрд грн, вместе с гарантированным, или 40,5% ВВП. Государство загнало себя в долговую яму, выход из которой будет непростым. Если мы не прекратим популизм последних 10 лет, то в ближайшее время закончим дефолтом. Но вопрос реструктуризации долга не может сейчас рассматриваться, это спровоцирует  нервотрепку на всех рынках. Мы платим, и будем платить.

В 2004 году на погашение долгов потратили 1 млрд грн. В 2014 на эти цели уже запланировано 45 млрд грн. Все социальные обещания и дополнительные программы -  перекладывание долгов на наших детей и внуков. Я призываю прекратить эту тенденцию. Последние пять лет государство живет за счет двух ресурсов - накопления долга и «проедания» золотовалютных резервов. Мы выплачиваем долги, накапливая новые. Гарантий, что они будут дешевле, нет.

Между тем, будут привлекаться инвестиционные деньги, которые пойдут на развитие. У нас в бюджете такого ресурса нет, но международные финансовые организации готовы помочь реализовать ряд проектов, которые дадут кумулятивный эффект для роста украинской экономики. А если получится сократить расходы госбюджета, тогда и занимать будем меньше.

На внешних рынках попытаемся одолжить более дешевые длинные деньги. Моя цель - меньше заимствовать на внутреннем рынке. В течение последних трех лет правительство «как корова языком слизывает» фактически всю ликвидность коммерческих банков для покупки ОВГЗ и финансирования дефицита бюджета. Это - ресурс, который фактически должен использоваться для свободного кредитования экономики. Вот почему высвободить его чрезвычайно важно.

Александр Шлапак в Верховной Раде Украины / gigamir.net

Новые кредиты – через МВФ

Переговоры с МВФ продолжаются. Пока мы договорились их не комментировать, поскольку вопросы нашего сотрудничества слишком политизированы. МВФ - главный макроэкономический эксперт для мировых финансовых организаций. Фактически ни один из инвесторов не идет в страну с отрицательной оценкой Фонда. Инвесторы, вложившие в экономику Украины не 1 млрд долл., говорят о готовности продолжить сотрудничество, но при условии подписания соглашения с МВФ.

Например, Всемирный банк готов предоставить 2 займа по 1,5 млрд долл., но их получение возможно только при условии сотрудничества Украины с МВФ. В то же время, инвестиционные проекты, а мы рассматриваем сейчас пять и три уже фактически в стадии готовности, будут поддерживаться даже без ссылки на МВФ.

Что касается Европейского союза, то он выделяет макрофинансовую помощь на 610 млн евро и готов говорить об увеличении ее объема, но, опять же, при условии сотрудничества с МВФ.

Американцы приняли решение о предоставлении 1 млрд долл. под их гарантии.

Есть много инвесторов, готовых заходить, но их интересуют две вещи: контролируемые политическая и экономическая ситуации в Украине.

Крым: был и остается дотационным регионом

Крым был и остается дотационным регионом. В 2013 году его «платежеспособность» составила 51,2%. То есть, он обеспечивает свои финансовые потребности наполовину. На территории АРК в 2013 году налогов уплачено на 8 млрд грн, но при этом из госбюджета автономия получила 16,6 млрд грн. Еще дотация Пенсионному фонду, которая за прошлый год составила 3,4 млрд грн. Утрата Крыма, не приведи Господь, не принесет потерь Украине. Но измеряться это должно не деньгами, а несколько иными параметрами, за которые министр финансов ответственности уже не несет.

На сегодняшний день с финансовой системой Крыма все в порядке - налоги уплачиваются и поступают доходы в государственный и местные бюджеты. В феврале Крым уплатил доходов 46 млн грн в государственный и 63 млн грн - в местный бюджет. А уже в марте - 99 млн грн и 84,5. По расходам: за 5 рабочих дней прошлой недели отправили из госбюджета в Крым 111 млн грн в целом, 50 млн грн - в Севастополь. То есть, все  расходы, которые обязательны в Украине, финансируются и в Крыму. К сожалению, мы не достаточно финансируем сейчас капитальные и некоторые текущие расходы, но это по всей Украине. По заработной плате и пенсиям все платежи осуществляются в полном объеме.

Относительно введения в Крыму российского рубля - не могу спрогнозировать. Если будут дополнительно ходить рубли - одно дело, если попытаются вытеснить гривню -  другое. Но знаю одно: существование двух валют в Украине - гривни и доллара - ничего хорошего нам не несет. Мы постоянно имеем проблему долларизации экономики. Существование трех валют в Крыму еще больше запутает ситуацию. Я не допускаю существование еще каких-то рублевых расчетов при том, что Крым остается частью Украины.

Что касается вооружения, то есть решение СНБО о финансировании этих расходов, но это вопрос дискуссии между финансистами и военными. 125 млн грн уже выплачены как разовое денежное обеспечение пограничникам и бойцам внутренних войск в Крыму. Более широкомасштабные расходы сейчас просчитываются военными, и будут предоставлены нам для рассмотрения. Убежден, что мы сделаем все для финансирования армии, чтобы обезопасить от возможной агрессии народ Украины.

Александр Шлапак на пресс-конференции для СМИ / uacrisis.org

Скрытые резервы – приватизация, единый налог, национализированные банки

Сложно сейчас говорить о приватизации, поскольку для получения результатов процесс должен быть запущен. Убежден, что 19,4 млрд грн можно собрать, но для этого придется вносить изменения в законодательство относительно объектов, запрещенных к приватизации. Вопрос только в одном - отказаться от практики приватизации прошлых лет, когда покупатель был известен заранее, нужны открытые конкурсы. Кроме того, сегодня в страну, фактически охваченную войной, вряд ли придет потенциальный покупатель. Я очень надеюсь, что после принятия бюджета и после того, как нам удастся договориться с нашими кредиторами, можно будет предлагать какие-то серьезные объекты для продажи.

Правительство поручило всем исполнительным органам власти, в том числе и Минфину, оценить имеющиеся оздоровительные учреждения и передать их на реализацию в Фонд госимущества. Продажа будет проводиться по процедурам фонда. Все суммы  ориентировочные, так как оценку никто не проводил. Например, у министерства есть два дома отдыха. Мы их сейчас опишем и все документы передадим в Фонд, специалисты которого оценят, что это может стоить и каким образом можно продать. Во-первых, мы снимем с бюджета расходы на обслуживание этих объектов. Во-вторых, такая реализация позволит привлечь средства в госбюджет.

Что касается налоговой политики, то нужно немедленно упразднить все схемы, позволяющие избегать платежей в бюджет. По единому налогу и единому социальному взносу я буду настаивать, чтобы их продолжало администрировать министерство. Если будет создана налоговая служба, то она может это делать значительно лучше, чем Фонд социального страхования или Пенсионный фонд.

По НДС мы не собираемся ничего пока менять, разве что возможны маленькие точечные поправки. Сегодня рано говорить об изменениях, но пока ни ставку, ни автоматический режим возмещения мы менять не будем. Рассчитываем на улучшение администрирования этих налогов. Нельзя менять то, что хоть как-то держит ситуацию «на плаву».

По единому налогу мы будем инициировать изменения. Во-первых, 20 млн - уже не мелкий и средний бизнес, как показывает практика. Во-вторых, хотим ввести перечень видов деятельности, по которым будет ограничена возможность использовать единый налог. Будем находить общий язык с бизнесом и парламентом, чтобы снизить возможности уклонения от налогообложения, используя систему единого налога. Я хотел бы найти решение по снижению налогового давления на бизнес, но пока его нет. Если не знаешь, как изменить к лучшему, то лучше не разрушать то, что есть.

Что касается Пенсионного фонда, то, по моему мнению, солидарная система ответственности, введенная в 30-х годах, когда на одного пенсионера было 4 работающих, себя изжила. И если бы мы не изменили пенсионный возраст, в этом году стало бы 10 работающих на 10 пенсионеров. Дискуссия по поводу пенсионного обеспечения продолжается на мировом уровне. И я еще не слышал ни одного эксперта, предлагающего  целостную и разумную систему.

О национализации активов коррупционеров можно будет рассуждать, когда будет документ, что эти активы действительно принадлежат им. Хотя я против любой национализации, а за то, чтобы в судебном порядке изымать эту собственность. На сегодня у нас есть все основания, чтобы говорить о таких процедурах в отношении так называемых олигархов-беглецов. Соответствующие органы, Госфинмониторинг в составе Минфина, прокуратура активно работают над получением необходимой информации и решением данной проблемы. Нам пообещал поддержку Всемирный банк. Уже прислали группу ФБР США, которая имеет большой опыт, как такие активы «ловить». Надеюсь, мы это сделаем и используем вырученные средства в пользу госбюджета.

Что касается национализированных банков, то их надо продавать – вне всякого сомнения. Вопрос только в том, как упаковать и когда продавать. К примеру, «Укргазбанк» – нормальный капитализированный банк, с хорошим менеджментом. Поэтому продать абы как будет не правильно. Подгадаем нужное время, хорошую конъюнктуру и продадим. По большому счету, тезис о том, что эти банки не нужны государству, является абсолютно справедливым.

Впервые слышу о возможной национализации «Брокбизнесбанка», в бюджете денег на это нет. Когда мы принимали закон о стабилизации финансовой ситуации в 2008 году, то подобные меры были вынужденными, поскольку обвал национальной валюты на 66% фактически привел к падению финансовой системы. Мы пожертвовали огромные средства на рекапитализацию банков и  Нацбанк выдал 100 млрд грн. Но пока не вернулась и треть этих денег. В условиях, когда банк «провалился» не в результате курсовых колебаний, а вследствие действий менеджмента, проводить его национализацию или рекапитализацию за счет госбюджета, снова переводя долги на наших детей и внуков, является абсолютным абсурдом. У нас есть Фонд гарантирования вкладов, который проведет выплаты. Национальный банк составит очередность других погашений. Попробуем найти еще какие-то активы, которые удастся реализовать, чтобы отдать деньги людям. Все остальное - ликвидация.

Ольга Гордиенко (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter