Дэнни Родерик / Фото УНИАН

Глава Westinghouse: Мы готовы внедрить свое топливо на всех энергоблоках Украины

Украина расширяет сотрудничество с крупнейшей ядерной компанией мира – Westinghouse. В интервью УНИАН глава американской промышленного гиганта Дэнни Родерик рассказал, чем корпорации интересен рынок Украины, может ли компания заменить на нем россиян, и есть ли смысл сейчас в строительстве новых энергоблоков АЭС и завода по производству ядерного топлива в Украине.

Дэнни Родерик / Фото УНИАН

Westinghouse – американская электротехническая и ядерная компания. Основана изобретателем, промышленником и предпринимателем Джорджем Вестингаузом в 1886 году. В Украине корпорация работает около 15 лет. На сегодняшний день является единственным, альтернативным России, поставщиком ядерного топлива в нашу страну. Опытная партия топлива Westinghouse уже более года работает на одном из энергоблоков Южно-Украинской АЭС. Госкомпания «Энергоатом» готовится внедрить его и на Запорожской АЭС.

Корреспондент УНИАН встретился с главой Westinghouse Дэнни Родериком во время его визита в Украину в составе делегации министра торговли США Пенни Прицкер.

Вы приехали в Украину в составе официальной американской делегации во главе с министром торговли США Пенни Прицкер. Какова цель визита?

Я встречался с украинской делегацией, когда она приезжала в Вашингтон. Сегодняшний визит – продолжение разговора, начатого в США. Westinghouse уже на протяжении нескольких лет работает в Украине. Однако, особенный прогресс виден в последние годы. В ходе этого визита мы обсуждали с украинским правительством необходимость оставаться в программе поддержки МВФ и выполнение Киевом взятых на себя обязательств. Я понимаю, что это – тяжело для людей, но вы совершили большой прогресс – это очень важно для Westinghouse как для долгосрочного инвестора.

Украина готовится внедрить американское ядерное топливо на Запорожской АЭС. На одном из блоков Южно-Украинской АЭС оно уже работает. Расскажите, как проходит эксплуатация вашего топлива сейчас?

Все проходит отлично. Это топливо – кульминация многолетнего опыта Westinghouse, более 50 лет производства ядерного топлива. Более половины реакторов в мире основаны на технологиях Westinghouse. Мы создали топлива больше всех в мире. Westinghouse серьезно отнесся к новому типу топлива, которое было представлено в Украине. Мы довольны теми результатами, которые оно продемонстрировало. Теперь мы готовы внедрить это топливо на всех остальных энергоблоках Украины. Также мы можем использовать это топливо и для других подобных реакторов: в Чехии, Болгарии, везде, где эксплуатируются реакторы типа ВВЭР.

Ставит ли перед собой Westinghouse планы по достижению определенной доли на рынке ядерного топлива Украины?

В конечном счете, это – решение покупателя, а не продавца. Все, что мы можем делать, это – создавать продукт, который является высококонкурентным как по цене, так и по качеству. Думаю, если мы будем продолжать делать хороший продукт, то будем и увеличивать долю на рынке Украины. Этот принцип применяется во всем мире. Мы являемся крупнейшим в мире производителем ядерного топлива в виду высокого качества нашего продукта.

Ваше топливо лучше российского?

Лучше оно или хуже, это – не мое решение, это – решение покупателя. Но если посмотреть на технические результаты использования нашего топлива, то они свидетельствуют, что топливо Westinghouse, в большинстве случаев, лучше топлива конкурентов.

Украине за сравнительно короткий промежуток времени удалось диверсифицировать поставки природного газа, значительно сократив закупки в России. Но в атомной энергетике Украины РФ все еще занимает монопольное положение. По вашему мнению, какие на сегодня существуют преграды для диверсификации поставок ядерного топлива в Украину?

Считаю, что мы находимся на первом этапе нашего с Украиной совместного путешествия. Если посмотреть в прошлое, то два года назад нашего топлива вообще не было в Украине. Год назад оно появилось, и его количество продолжает увеличиваться. Мы демонстрируем прогресс. Думаю, диверсификация поставок ядерного топлива является важным вопросом для правительства.

По вашему мнению, насколько сильно должны быть диверсифицированы поставки ядерного топлива, чтобы обеспечить энергобезопасность страны?

В большинстве стран мы вынуждены постоянно конкурировать с поставщиками, даже если мы построили реактор. Это – рынок. Диверсифицировать нужно не только поставки топлива, но и сопутствующие услуги. В этом плане Westinghouse хотела бы сотрудничать с украинскими компаниями, делиться с ними глобальными технологиями. Например, мы можем поделиться технологиями по повышению эффективности украинских реакторов. Это, наверное, самые дешевые мегаватты, которые могут быть доступны жителям Украины.

***Речь идет о проектах по увеличению установленной мощности ядерных реакторов, что позволяет увеличить объемы производства электроэнергии. Существуют программы по увеличению мощности энергоблоков до +4% от их номинала. Как правило, эти процедуры не требуют переоборудования ядерной установки.

Фото УНИАН

Украина не имеет замкнутого ядерного цикла. Его большей частью являются российские компании. Видит ли Westinghouse себя в этой цепочке?

Мы, действительно, хотим быть партнером во всем цикле. Там, где мы можем быть полезны. Есть вещи, которыми мы не заминаемся, но если есть моменты, где мы можем принести пользу – и мы занимаемся этим – то, конечно, мы бы хотели участвовать.

Украина недавно денонсировала соглашение с Россией о строительстве двух блоков на Хмельницкой АЭС. Стоит ли, по вашему мнению, Украине в ближайшей перспективе достраивать их? Возможно, вашей компании будет интересен этот проект?

Из-за текущей экономической ситуации в [вашей] стране сейчас – не лучшее время ставить задачи по строительству новых реакторов. Думаю, что для Украины на данный момент наиболее важно продолжить программу сотрудничества с МВФ для получения кредитных средств.

Скорее, вопрос должен стоять следующим образом – как получить наибольший эффект от существующих мощностей. Потом, через пару лет, при условии экономического роста, можно будет снова начать разговор о строительстве.

Аналогична у нас ситуация и с заводом по производству ядерного топлива, который планировалось строить в партнерстве с Россией. Проект пока заморожен. Стоит ли Украине вообще строить это предприятие?

В мире существует множество таких заводов. Некоторые из них сейчас находятся в довольно сложном финансовом положении: ведь, чтобы завод был финансово успешным, его мощности должны быть загружены полностью. Если у вашего завода будет настолько сильная производственная мощность [как предполагалось проектом], то одной Украины будет недостаточно, он должен будет экспортировать топливо. Поэтому, когда придет время открыть эту дискуссию, нужно будет решить, какие типы топлива вы хотите производить помимо нужд Украины.

К слову, наш завод в Швеции загружен сейчас примерно на 65%-70%.

Возвращаясь к мировому рынку ядерной энергии, скажите, где Westinghouse сталкивается с наибольшей конкуренцией?

Самый быстрорастущий рынок – Китай. При этом самые конкурентные рынки все еще находятся в Старом свете, особенно в восточной Европе: в Польше, Чехии. То есть, в тех европейских странах, которые сейчас стоят перед выбором, чем заменить старые мощности.

Относительно Восточной Европы. Не пора ли Westinghouse агрессивнее вести себя на этом рынке, где сейчас прогрессируют французы после их удачного проекта в Казахстане, да и Россия активно продвигает свои технологии?

Мы соревновались с Россией в Чехии, когда там проходил тендер на строительство новой атомной станции. Хоть тендер потом и был отменен, но мы заняли первое место. Это был первый случай в истории, когда у нас было прямое соревнование с Россией. Как глава компании, я сделал вывод – если мы соревнуемся на равных условиях, когда смотрят на цену и качество, то мы выигрываем. И мы – частная компания, которая соревнуется с государственной компанией России.

В завершение разговора хочу спросить: у части украинского общества есть беспокойство по поводу использования на наших АЭС американского топлива, в медиа периодически «разгоняют» информацию об этом, с ассоциациями с Чернобылем. Что вы можете сказать по этому поводу?

Одна ремарка – в Чернобыле использовалось российское топливо, не американское.

Ну, а если серьезно, то топливо Westinghouse используется по всему миру. Делая наше топливо, мы используем лучший мировой опыт. Мы изучаем топливо разных типов, и используем этот опыт в своих работах, в отличие от России. Мы извлекаем уроки из предыдущего опыта производства конструкций ядерного топлива. И мы всегда заканчиваем то, что начали – чтобы не было оснований для страха. Это [дискуссия о потенциальных рисках использования американского ядерного топлива в украинских реакторах] – вопрос чистой пропаганды.

Артем Белоусов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter