Суббота,
10 декабря 2016

Наши сообщества

"Узник Болотной": За репост или комментарий в соцсетях в поддержку Украины россияне реально попадают в тюрьмы

Бывший заключенный по «болотному делу» Владимир Акименков в интервью УНИАН рассказал, как в России наказывают за инакомыслие, приравнивая выражение собственного мнения к экстремизму.

Владимир Акименков / novayagazeta.ru
Владимир Акименков / novayagazeta.ru

Власти Российской Федерации, взяв под контроль практически все медиа в стране, пытаются контролировать, в том числе, и мысли своих граждан. Достичь этого пытаются не только с помощью пропаганды, но и ужесточением законодательства РФ, направленного на борьбу с инакомыслием. В последние время под прицелом российских силовиков – россияне, в тех или иных формах выражающие поддержку Украине или хотя бы осуждающие агрессивную внешнюю политику России.

Одна из главных российских страшилок – «экстремизм». Особенно, если речь идет об «украинском вопросе». Пример – ситуация с Библиотекой украинской литературы в Москве. Директор этого учреждения Наталья Шарина уже почти полгода находится под домашним арестом. Впрочем, на практике, уголовных дел «по украинской теме» гораздо больше. А экстремизм во всех его проявлениях повсеместно вменяется гражданам России.

УНИАН пообщался с бывшим заключенным по «болотному делу» Владимиром Акименковым. Он – один из тех, кто 6 мая 2012 года, накануне третьей инаугурации Владимира Путина, вышел на Марш Миллионов. Та акция закончилась столкновениями с полицией, и более 400 участников были задержаны. На сегодняшний день несколько десятков человек получили реальные сроки за «участие в массовых беспорядках» и «применение насилия в отношении представителя власти».

Владимир Акименков называет себя «бывшим политзеком», так как сам неоднократно привлекался за «мыслепреступления». Сейчас он старается помочь таким же, как он сам – тем, кого по политическим мотивам репрессирует российское государство. По его словам, публично поддерживать Украину в России стало опасно. Но самое любопытное, что российская правоохранительная система начинает зачищать и «российских патриотов», принимавших непосредственное участие в захвате Крыма и боях на Донбассе.

Владимир, что вам известно о преследовании в России лиц, публично поддерживающих Украину?

После того, как произошел Майдан, украинская тема стала очень весомой в потоке политических репрессий в России. За последние два года было много политических дел и в Москве, и в самых разных регионах нашей страны. Касались они и информационных материалов, перепостов (!!!) в соцсетях, комментариев под статьями и других способов выражения своего мнения. Государство карает за так называемые мыслепреступления.

Человека могут обвинить после художественного акта и сделать из этого уголовное преступление - так судят акциониста Петра Павленского. В Саратове есть дело против Андрея Марцева, его обвинили в экстремизме за изображение красно-черного флага, который запрещен в России. В регионах немало схожих дел. Людей преследуют по статьям «вандализм», когда разрисовывают какие-то объекты, например, памятник Ленину в цвета государственного флага Украины.

Тенденция последнего времени такова: за преступления, касающиеся выражения своего мнения, своей политической позиции, людей отправляют в тюрьму. Все чаще приговоры - это реальные сроки.

Можете рассказать подробнее о преследованиях за, как вы говорите, «мыслепреступления»?

Я сейчас занимаюсь делом Андрея Бубеева из Твери, он сидит с прошлой весны за перепосты «Вконтакте». У него 12 друзей, страничка была доступна только авторизированным пользователям. В августе 2015 года ему был вынесен приговор - лишение свободы на год в колонии-поселении по обвинению в призывах к экстремизму по признаку национальности и принадлежности к какой-либо социальной группе, а также за хранение нескольких армейских патронов, подходящих по калибру к его охотничьему карабину. 10 месяцев из назначенного года присудили по экстремизму за репосты статей и картинок политической тематики. Уже почти год Андрей сидит в СИЗО. И, после вступления приговора в силу, не был перенаправлен в колонию-поселение, потому что ФСБ возбудило новое уголовное дело: о призывах к экстремизму, направленных, в том числе, на разделение территориальной целостности России. Дело возбуждено по факту размещения на странице «Вконтакте» репоста статьи Бориса Стомахина «Крым - это Украина» и картинки с изображением тюбика зубной пасты, окрашенной в цвета российского флага, с надписью «выдави из себя Россию». Причем, на момент публикации, эта статья не была признана экстремисткой.

Мы с друзьями пытаемся помочь семье Бубеевых - собираем средства, ездим на суды, привлекаем моральную поддержку, к примеру, Андрею Бурбееву люди стали писать письма…

Вообще, многие «болотники», когда вышли из тюрем, сразу занялись общественной деятельностью. Подчеркну, поддержка особенно нужна людям, которых судят в регионах. Там они оказываются один на один со своей бедой. У них почти нет друзей и единомышленников. Бывает, что от них отворачиваются даже родственники. Очень важно обратить внимание общественности на такие случаи, мы вытаскиваем их на божий свет. Например, в прошлом году, весной, мы занимались делом ивановской анархистки Елизаветы Лисицыной, которую хотели осудить по 280 статье (Уголовного кодекса РФ, – УНИАН) «публичные призывы к экстремисткой деятельности» из-за проукраинских перепостов. Ее дело закончилось штрафом в 100 тысяч рублей. Мы довольно быстро собрали эти деньги на штраф, а после амнистии эти деньги были переведены другим преследуемым…

Не могу не вспомнить дело Дмитрия Бычкова, которого осудили, вменив ему публичное оправдание терроризма. На перепощенной им фотографии был изображен боевой патрон с подписью «Единственный аргумент, который готова услышать власть, для всего остального есть либеральные митинги». От себя Бычков к этому посту добавил комментарий: «Согласен с Максом, террор должен стать модой среди широких слоев населения»…

Сколько людей, по вашей информации, подверглось преследованиям в РФ за репосты в соцсетях и публикации в поддержку Украины?

Если говорить об «украинских делах», по стране это уже десятки осужденных. Отслеживает применение так называемого экстремистского законодательства правозащитный центр «Сова». Я лично не могу говорить о всех делах, связанных с Украиной. Многие активисты и блогеры были вынуждены отправиться в политическую эмиграцию. Это при том, что ваша страна дает политическое убежище далеко не всем. Я выступаю категорически против, чтобы государство преследовало людей за слова, за мыслепреступления. Наша группа является противником 282 статьи («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», - УНИАН) и подобных статей, которые стали активно применятся в РФ - за репосты, листовки, слова на митингах.

Есть ли информация, каков процент из привлеченных по статьям «экстремизм» придерживались проукраинских взглядов и, получается, действительно пострадали за Украину?

Верховный суд опубликовал информацию, согласно которой за прошлый год по формально экстремистским составам преступления было возбуждено 544 дела. Это касается и так называемых мыслепреступлений - за выражения своего мнения в соцсетях. Несколько десятков человек были помещены в СИЗО или уже осуждены на реальные сроки.

Ранее такого не было, за редкими, единичными случаями. Сейчас гайки закручиваются, вводятся новые составы преступлений, формально, террористического и экстремистского характера. Увеличиваются сроки за ранее предусмотренные составы преступлений. Другими словами, карательная машина набирает обороты. Полицейским из центра по противодействию экстремизму нужно постоянно оправдывать свое существование, и они гребут всех. Особенно осторожными нужно быть людям с активной гражданской позицией в регионах - они все под лупой. И вторая цифра - около 200 россиян попросили политическое убежище в Украине, часть из них как раз и преследуется за проукраинские посты в Фейсбук или Вконтакте.

Существуют ли какие-то критерии, которые используются для преследования? Очевидно, что далеко не все попадают под пресс системы…

За лайки в России пока не сажают, это реалии Белоруссии, но за перепосты немало дел, в том числе, с реальными сроками. Сложно не вспомнить дело, пожалуй, одного из громких российских публицистов, узников совести, - Бориса Стомахина, который придерживается жесткой проукраинской позиции. Он призывает разрушить Россию и видит в этом спасение для людей Европы и Азии. Господин Стомахин имеет уже третий приговор за мыслепреступления, и уже второй раз сидит за свои статьи – сейчас у него срок с 2012 по 2019 годы.

Хотел бы отметить, что одних политзаключенных общественность понимает и сочувствует им и их семьям, с другими иначе. Поэтому я и другие бывшие политзеки по «болотному делу» занимаемся кейсами так называемых неудобных политзаключенных.

В чем выражается эта поддержка?

В нашей группе есть юрист, я привлекаю внимание к делу, помогаю искать денежные средства, состою в переписке с большим количеством политзаключенных, в случае необходимости отправляемся на суды.

Как простой человек может понять, за какой перепост он может оказаться на нарах?

Это очень подлая выборка. Это может коснуться кого угодно, необязательно известного политического активиста или правозащитника. Как «повезет». Добавлю, что в России есть так называемый перечень экстремистов и террористов Росфинмониторинга: людям, осужденным по этим статьям от условного срока до пожизненного заключения, запрещено проводить финансовые операции, они могут только по решению суда снимать пособия, пенсии и зарплаты в сумме не более 10 тысяч рублей в месяц, они не могут устроиться на работу. Другими словами, эти люди, если у них нет друзей и родственников, обречены на голодную смерть. В этом списке более 5 тысяч человек, он постоянно пополняется и состоит из очень разных людей: от распространявших листовки или сделавших неудачный перепост до радикальных исламистов с Северного Кавказа. Большая часть «уголовок» касается простых обывателей в хорошем смысле этого слова, это не какие-то активисты, а просто люди с активной жизненной позицией.

Главное, не надо забиваться в нору, хотя людям, особенно, в регионах, очень тяжело. Нужно отстаивать свои права с наибольшей эффективностью, продумывая свои шаги и делая все, чтобы у силовиков было как можно меньше поводов прицепиться. Я, например, подбираю слова, когда пишу в Интернете, но это не значит, что я лгу. Можно выражать свою точку зрения, в том числе, применяя эзопов язык. Нужно действовать умно, главное - не бояться. Власти провоцируют людей на страх, а страх губит страну и разъедает общество.

Какова главная цель властей РФ при принятии таких жестких действия против россиян, поддерживающих Украину?

Украинская тематика важна, но преследуют не только из-за Украины. Когда организуются политические репрессии - уже не точечные, но еще и не массовые - власть дает понять, что не стоит бороться за свои права, высказываться, а лучше сидеть тихо и никуда не ходить, не «раскачивать лодку».

То есть, посадили Бубеева – это попытка запугать тверичан, 35 «болотников» привлекли к ответственности – и, тем самым, оказали давление на протест в Москве, чтобы отбить охоту выходить на улицы….

Власть расправляется с любыми политическими противниками. Кстати, ей не нужны и те ребята, которые, сломя голову, побежали отжимать Крым и пытаться создать Новороссию. Тут ситуация простая: мавр сделал свое дело, мавр должен удалиться. То есть, Кремль загреб жар чужими руками реакционной общественности, а сейчас ее сливает. Против них также заводятся дела, а в так называемых ДНР и ЛНР они оказываются в подвалах.

В России топовых деятелей «русской весны» могут начать отстреливать. Кремль может опираться только на полностью подконтрольные силы, а остальных будут давить. Например, сейчас возбуждаются дела против сторонников Эдуарда Лимонова, столь радостно воспринявших курс Кремля и принявших активное участие во внешнеполитических авантюрах режима. А теперь они вопят – «мы же патриоты», «крымнаш», «давайте сплотимся», «это делают бандеровские агенты во власти»…

Роман Цимбалюк, Москва

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение