Ирена Лившиц рассказала УНИАН, почему Израиль еще не нанес ответный удар по Ирану / колаж УНИАН

"Позиция россиян "атака Ирана – это не агрессия, а самооборона" зеркально повторяет нарратив РФ о войне в Украине", – волонтер из Израиля Ирена Лившиц

13:02, 17.04.2024
9 мин. Интервью

Волонтер из Израиля, сооснователь и глава исполнительного комитета благотворительного Фонда "NEXUS" Ирена Лившиц рассказал УНИАН, почему Израиль еще не нанес ответный удар по Ирану и как российский след на Ближнем Востоке превращается в "окопы".

Ирена, насколько неожиданным был такой массированный удар Ирана по Израилю – три сотни ракет и дронов?

Дело в том, что эта угроза висела в воздухе уже довольно давно. Иран работал против Израиля через своих прокси в регионе, спонсировал все, что происходило. Никто, как бы, и не скрывал, что они стояли за 7 октября, стояли за ХАМАСом с Хезболлой. Оставался только один вопрос: "Когда же они все-таки решатся сделать это напрямую?". 

В какой-то момент угрозы стали выражаться очень явно, в курсе была и израильская разведка, и наши союзники. Мы были готовы. Но удар был очень сильным. Это самая массовая атака и дронов, и ракет в плане количества. У нас получилось ее отразить. Никакого ущерба нам не нанесли. Мы показали: "Если это все, что вы можете, то все в порядке". Кроме них самих, все прекрасно понимают, что они эту атаку проиграли. Спросите любого военного эксперта, он скажет, что это был полный провал.

Видео дня

Для них было два сюрприза. Во-первых, наши ПВО могут справиться с баллистикой. Во-вторых, они не знали, какие союзники у нас есть в регионе. Может быть, именно поэтому они в последнюю минуту начали угрожать странам, которые откроют свое воздушное пространство. Они до последней минуты не предполагали, что Израиль заручится поддержкой арабских стран.

Ирану нужно было показать региону, кто, условно говоря, в доме хозяин. Но, повторюсь, получилось так, как получилось. У Израиля гораздо более мощная поддержка даже среди местных арабских государств, включая Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию и так далее. Кто-то из них открыл свое небо, а кто-то активно поучаствовал.

Ирану нужно было показать региону, кто, условно говоря, в доме хозяин, говорит Лившиц  / фото ua.depositphotos.com

И сейчас все ждут, как Израиль отреагирует. Все считают, что нельзя не отреагировать. Но, с военной точки зрения, нет смысла наносить удар, когда к нему приготовились. Он должен последовать тогда, когда его ожидают меньше всего.

Некоторые аналитики говорят, что США сдерживают Израиль от ответного удара. Как бы вы это прокомментировали?

Сдерживают двумя путями. Первое – рекомендации, убедительные просьбы этого не делать. Второй путь – это отказ от прямого участия. Условно говоря, Америка не будет бомбить Иран. Но, собственно, это и не предлагалось.

Мы же прекрасно понимаем, что сейчас никто одним ударом не уничтожит весь Иран и все его "отростки". И, допустим, последует какой-то, стратегический, тактический удар возмездия Израиля. После этого, скорее всего, последует удар на удар. И каким будет ответ на ответ? Станут ли союзники на нашу защиту так, как они это сделали в субботу? Где тогда будет Америка? Где будут арабские страны, которые выступили на нашей стороне? Где будут страны региона, которые проявили себя достаточно лояльно в этот раз? Сможем ли мы повторить успех? Это ключевые вопросы сейчас.

После 7 октября 2023 года мы с вами говорили о российском следе в тех событиях. Сейчас он просматривается?

Россия – единственная страна (кроме хуситов, которых никто не признает), которая выступила на стороне Ирана. Причем в открытую, на самом высшем уровне. Они сказали, что если будет угроза Ирану, то "мы встанем на их сторону". Как это воспринимать?

Россия – единственная страна (кроме хуситов, которых никто не признает), которая выступила на стороне Ирана, рассказала Ирена Лившиц / фото ua.depositphotos.com

Мы прекрасно понимаем, что все прокси, которые работают от имени Ирана против Израиля, подпитываются Россией и с точки зрения вооружения, и с точки зрения обучения, и с точки зрения даже определенного контингента. Поэтому тут даже не просто след, а прямо такие "окопы" уже…

А как воспринимать выход Захаровой со словами, что, поскольку Израиль не осудил агрессию Украины на российской территории, то и мы не будем осуждать агрессию Ирана? Когда мы это прочитали, мы переглянулись и сказали, что шизофрению иногда нужно как-то скрывать.

Один из, если так можно сказать, плюсов этой атаки (хотя как можно говорить о "плюсах") - то, что маски сброшены. Все, что было завуалировано какой-то псевдодипломатией, на сегодняшний день – открытые факты. Мы прекрасно знаем, кто на чьей стороне, если что.

Раз уж мы заговорили об "если что". Третья мировая уже началась?

В XXI веке войны ведутся по-другому. Это раньше было понятно, что, вот, в этот день можно отмечать начало войны, а в этот – окончание. Сейчас никто не знает, с какого момента отсчитывать это начало…

Кто-то называет день полномасштабного вторжения в Украину, кто-то говорит про 2014 год, когда началась оккупация. Кто-то даже связывает Третью мировую с началом пандемии коронавируса, потому что это была "первая ласточка" обвала экономики, стали кардинально меняться геополитические процессы и т.д. Кто-то говорит, что, вот, сейчас на Ближнем Востоке начнется. И также трудно сейчас сказать, кто, с кем воюет, где и как.

И это мы еще не начали разговор об информационной войне, которая, похоже, не прекратится никогда.

Я могу сказать, что информационная война была очень жесткой с 2022 года, а ее второй виток произошел после 7 октября 2023-го. Как вам публикация, что израильтяне умудрились убить 10 миллионов жителей ГАЗы? (Общая численность населения сектора Газа в 2023 году оценивалась в 2,23 млн человек, – УНИАН). Мы уже в какой-то момент привыкли к тому, что на нас вешают все грехи человечества. Ну, карма у нас такая, наверное. И могу, к сожалению, сказать, что Израиль в информационной войне немного пропускает удары. Мы больше занимаемся именно тактической частью, меньше информационной составляющей, агитацией, пропагандой. Это, конечно, неправильно.

Российские ботофермы работают без остановки. Они просто плавно переходят с одного дискурса на другой. Если вы обратите внимание, то сейчас основная позиция вот этой ботофермы: атака Ирана – это не агрессия, а самооборона в ответ на действия Израиля по суверенной территории. Но позиция самообороны – это позиция, которую всегда педалировал Израиль. Все, что мы делаем – отвечаем.

Позиция самообороны – это позиция, которую всегда педалировал Израиль, отметила Лившиц / фото Getty Images

Это тот нарратив, который был, скажем так, зарезервирован за Израилем в информационной войне. Его украли.

И они продолжают гнуть эту линию, даже несмотря на то, что нас атаковали на нашей земле: "Израиль напал на Газу... Израиль бомбит... Израиль напал на Иран, на суверенное государство в его консульстве…". Это, в какой-то мере, зеркально повторяет нарратив РФ о войне в Украине. То есть, Кремль повторяет раз за разом, что они "на стороне добра", "защищают правое дело". Россияне говорят: "Мы вообще ни на кого никогда не нападаем. И наши партнеры тоже ни-ни, ни в коем случае".

Получается, что мы – агрессоры, а они, бедные, защищаются! Как говорят в Одессе: "Все, правильно, только наоборот".

Насколько Израиль зависим от помощи США?

С момента создания государства Израиль в Америке существовал пункт о помощи нашей стране. Когда-то цифры поднимались, немножко опускались, но этот пункт был всегда. Помощь идет постоянно. Но она не за счет помощи Украине, это связано с совершенно другими, скажем так, бюджетными пунктами.

Я думаю, что во многом мы зависим не столько от конкретного пакета помощи, сколько от стратегической поддержки. Мы же прекрасно понимаем, что без коалиции с США, международная поддержка Израиля не была бы такой явной.

А если говорить о том пакете, который никак не получается проголосовать в Конгрессе США сейчас?

Для Израиля вопрос голосования за такую помощь имеет два посыла.  Первый – это экономический, финансовый вопрос, вооружение и так далее.  Но не менее важный посыл состоит в том, что, когда американский Конгресс голосует за пакет помощи – это определенное заявление, что Америка продолжает поддерживать Израиль в военных позициях.

А что скажете о словах Дональда Трампа: "Будь я президентом, этого бы не произошло"?

Это напоминает известный одесский анекдот: "Вы тоже говорите". Знаете его?

Да. На приеме у врача старый одессит жалуется, что все его одногодки постоянно говорят о регулярном бурном сексе. И в ответ: "Вы тоже говорите"…

… Слова Трампа из этой же серии. Просто слова.

Понятное дело, что в Америке позиция президента по отношению к Израилю – одна из ключевых. Кто бы сегодня не хотел баллотироваться в президенты США, в создавшейся ситуации должен был бы выразить свою поддержку нашей стране. И мы все знаем, что Трамп всегда очень хорошо относился к Израилю. Но есть одно небольшое "но".

Трамп всегда очень хорошо относился к Израилю, сказала Лившиц / фото REUTERS

Это "но" появилось как раз в момент начала полномасштабной войны в Украине. Как вы помните, Трамп говорил похожие слова, что, если бы он был президентом, война в Украине закончилась бы за 24 часа. Но как бы он это сделал? Совершенно не факт, что он бы выступил на стороне Украины и боролся бы за ее победу.

Поэтому нужно понимать, что, с одной стороны, у него плотные связи с Россией. С другой - он был всегда большим другом Израиля, это правда. Трамп мог себе позволить, так сказать, плясать на двух свадьбах. Он мог быть и другом Путина, и другом Израиля. Сегодня это уже невозможно. Понимаете? Сегодня уже нельзя быть и тут, и там. И непонятно, какой выбор он сделает между этими двумя лагерями. Поэтому сейчас, скажем так, я бы не ставила на него свою жизнь.

Влад Абрамов

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь