Вторник,
27 июня 2017
Наши сообщества

Французский фронт Кремля

13 декабря во Франции состоится второй тур региональных выборов, которые считаются генеральной репетицией перед парламентскими и президентскими в 2017 году. УНИАН разбирался, что будет означать для Украины смена французских политических элит.

марин ле пен / REUTERS
REUTERS

По результатам первого тура местных выборов, ультраправый «Национальный фронт», возглавляемый Марин Ле Пен, показал лучший результат в 6 регионах метрополии из 13 и набрал по стране 27,88% голосов. В то же время партия «Республиканцы», возглавляемая Саркози, в союзе с центристами взяла 26,98% и возглавила списки в 4 регионах. Правящие социалисты Франсуа Олланда получили 23,33% и стали лидерами лишь в трех регионах.

Накануне второго тура лидеры Социалистической партии призвали однопартийцев отказаться от участия во втором туре выборов в тех регионах страны, где ультраправый «Национальный фронт» набрал больше всего голосов. По словам первого секретаря партии Жана-Кристофа Камбаделиса, таким образом социалисты намерены поставить «республиканскую преграду» крайне правым. 

В свою очередь, лидер правоцентристской партии республиканцев, бывший президент Франции Николя Саркози исключил возможность отзыва своих кандидатов и формирования коалиции с Социалистической партией Франсуа Олланда перед вторым туром региональных выборов. По словам Саркози, он «услышал и понял глубокое разочарование французов».

Предохранитель от популистов

Несмотря на то, что такое поражение традиционных партий повергло местную политическую элиту в состояние уныния, ожидать такого же оглушительного успеха Ле Пен во втором туре региональных выборов не стоит, считает политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.

В частности, потому, что сама по себе избирательная система Франции нацелена на то, чтобы в представительских органах доминировали две ключевые силы - лево-социалистическая, возглавляемая Франсуа Олландом и республиканцы Саркози. «Радикалов во втором туре отсеивают. Тем более, успех в первом туре дал возможность умеренным политическим силам осознать серьезность угрозы и мобилизоваться», - отмечает он.

Что же касается будущих выборов в Национальное собрание (нижнюю палату парламента), то на Западе, по мнению эксперта, результаты голосования за местные органы власти отличаются от общенациональных кампаний. То есть, если на местном уровне выигрывают несистемные партии, то на общенациональном уровне доверить власть разного рода радикалам и популистам избиратель не решается.

REUTERS
REUTERS

В целом же, по мнению дипломата, эксперта «Майдана иностранных дел» Александра Хары, успех крайне правых во Франции был прогнозируем, и это является общеевропейской тенденцией после террористических атак и проблем с волнами беженцев из Сирии. «Это те причины, почему общества начинают прибегать к крайностям. И как раз «Национальный фронт» Мари Ле Пен резонирует с антииммигрантскими настроениями, выступает против ЕС как института. Поэтому, конечно, французы и голосовали именно за «Национальный фронт», - считает он.

Успех крайне правых во Франции был прогнозируем, и это является общеевропейской тенденцией после террористических атак и проблем с волнами беженцев из Сирии.

Ко всему прочему, на выбор французов накладываются еще и экономические проблемы. «Люди видят, что происходит, и они в этом обвиняют ЕС как организацию, и страны-члены хотят большего суверенитета и независимости, - отмечает эксперт. - Все эти настроения толкают большую часть общества в сторону радикальных взглядов, в частности, к крайне правым».

Впрочем, по мнению дипломата, как и во всех нормальных странах, если люди видят, что выборы может выиграть какая-то экстремистская сила, то это побуждает других, более взвешенных людей, мобилизоваться и пойти голосовать. Поэтому, в принципе, во втором туре можно ожидать либо уравновешивание сил, либо сбалансирование того результата, который получила Мари Ле Пен в первом туре выборов.

В свою очередь, политический аналитик института Евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач отмечает, что повышенная тревожность относительно результатов голосования во Франции на местном уровне пока преждевременна. «Это выборы в местных коммунах, и здесь могут быть любые коалиции. К тому же, эти органы власти не решают вопросы безопасности или внешней политики, поэтому, как правило, коалиции на региональном уровне создаются арифметикой голосов в каждом отдельном муниципалитете. Как правило, «Национальный фронт» остается за бортом коалиции, но если без него коалицию нельзя сформировать, то системные партии работают в коалиции вместе с ним», - сказал эксперт.

Ищите Шарля де Голля

Вместе с тем, каким бы ни был результат радикальных сил на местном уровне, правящим социалистам следует всерьез задуматься о грядущих парламентской и президентской кампаниях. Особенно, учитывая, что у социалистов сейчас нет нового лидера, а по качеству лидерства к Франсуа Олланду возникает много вопросов. «Сейчас, когда в мире возрастает роль военной геополитики, есть запрос на сильных лидеров, - отмечает Вадим Карасев. - Почему во Франции сейчас много симпатиков президента РФ Владимира Путина скрытых и явных? Или на Ближнем Востоке столько симпатиков Эрдогана? В мире есть запрос на сильного лидера в условиях нестабильности, когда все институты разрушаются, рассыпаются, размягчаются и становятся желеобразными».

REUTERS
REUTERS

В этой связи, по мнению политолога, запрос на сильного лидера проявляется как никогда. В условиях войны с террором, возрастания террористических угроз и фактора милитаризации геополитики как ключевого фактора международных отношений Франция может реанимировать запрос на нового де Голля, на место которого сейчас открыто претендует Саркози. Последний, по словам Карасева, явно сдвигается вправо, сдвигается ближе к Путину и России, тесня позиции «Национального фронта» Мари Ле Пен.

В условиях войны с террором, возрастания террористических угроз и фактора милитаризации геополитики как ключевого фактора международных отношений Франция может реанимировать запрос на нового де Голля, на место которого сейчас открыто претендует Саркози. 

Поэтому главная интрига будущих парламентских и президентских выборов во Франции – это конкуренция на правом фланге. «Это значит, что основную битву за власть поведут республиканцы (Саркози) и национал-популисты (Ле Пен), а традиционная левая политическая культура во Франции, которая сегодня олицетворяется Олландом и социалистами, наверное, в новой избирательной кампании вряд ли будет играть решающую роль», - уверен Карасев.

В свою очередь, Владимир Горбач считает, что в этой возможной дуэли победу наверняка одержит Саркози, который является весьма контраверсионным, и которого, впрочем, не назовешь большим другом Украины. Чего стоят лишь его заявления о легитимности псевдореферендума, проведенного в Крыму под дулами российских автоматов, а также визит членов его партии на территорию аннексированного полуострова. Впрочем, его заигрывания с российским политическим руководством не являются каким новым прецедентом в его биографии. «Действующий французский президент Франсуа Олланд был бы для Украины более подходящим, но и Саркози - это не Ле Пен. Просто он, как публичный политик, жаждет реванша и пытается заигрывать с теми общественными настроениями, которые существуют во французском обществе, а также использовать всех возможных союзников, в том числе, и внешних», - уверен эксперт.

Сейчас все французские политики пытаются консолидировать как можно больше голосов, в том числе и Олланд с его визитами в Москву. Его заигрывания тоже продиктованы внутриполитической борьбой, считает Горбач. Поэтому, по его мнению, игры французских политиков (не важно, Олланда или Саркози) с Россией будут продолжаться до завершения президентской кампании во Франции. А после избрания любой французский президент будет действовать исключительно в соответствии с национальными интересам Франции, а не своими политическими.

Кремлевские «кукловоды»

В свою очередь, политолог Тарас Чорновил считает возрастание роли Ле Пен и Саркози во Франции негативным сигналом для Украины, а также знаковым посылом того, что в Европе начинают нарастать определенные деструктивные процессы. «Это достаточно умело сманипулированные результаты на основе мигрантского кризиса, – считает он. – Особенно, если учесть, что этот кризис возник почему-то именно в тот момент, когда он был выгоден России, когда она нанесла удар по единству ЕС накануне выборов, а не возник раньше, когда было наибольшее количество жертв в Сирии, когда был страшный разгул войны».

В этой связи, по словам Чорновила, «появляется все больше подозрений в том, не было ли этот поток беженцев в Европу также хорошо срежиссирован». Политолог напоминает, что беженцы «вдруг» массово устремились в Европу только в тот момент, когда Россия стала активно участвовать в сирийском конфликте - сначала на политическом уровне, затем бомбардировками. И никто не может объяснить, почему беженцы не хлынули в Европу, когда на ранних этапах конфликта в Сирии погибло четверть миллиона людей. «А итогом этого стали результаты выборов, в которых побеждали пророссийские или толерантные к России силы в ЕС, которые всегда были евроскептиками с радикальными настроениями», - уверен он.

REUTERS
REUTERS

По мнению эксперта, вслед за Францией подобные победы маргинальных, радикальных и антиевропейских ревизионистских сил на выборах разных уровней могут происходить и в других странах ЕС, и это «часть хорошо продуманного Россией плана».

По убеждению Чорновила, результат второго тура французских выборов можно спрогнозировать: население резко уйдет «вправо», и начнет исповедовать изоляционистские принципы. А евроскептицизм как раз и исповедуются теми партиями, которые поддерживаются или финансируются РФ, либо же связаны с ней дружескими отношениями.

Вслед за Францией подобные победы маргинальных, радикальных и антиевропейских ревизионистских сил на выборах разных уровней могут происходить и в других странах ЕС, и это часть хорошо продуманного Россией плана

Политолог считает, что этот результат - признак слабости демократии, которая не может противостоять прямым вызовам и прямым диверсиям, хорошо срежиссированым против нее. «Появление России в Сирии, поток беженцев в Европу и победа Ле Пен во Франции - это все связано, но что-либо противопоставить этому институты демократии просто не в состоянии», - сетует он.

В итоге, если на момент парламентских и президентских выборов во Франции Россия, в большей или меньшей степени, будет находится в том же состоянии, что и сейчас, то, как предполагает политолог, она использует Париж, чтобы разрушить политику санкций и единство ЕС. В этой связи Киеву нужно сделать как можно больше, пока во Франции при власти лояльные к Украине социалисты. Поскольку в дальнейшем мы можем потерять Францию ​​как партнера, а Россия сможет найти в рядах новой французской политической элиты определенные рычаги воздействия.

Причем, по мнению политолога, власть в Европе не обязательно окажется в руках таких сил, как французский «Национальный фронт» или венгерский «Йоббик», которые напрямую связаны с Россией. «Возглавить ряд стран в ЕС могут, к примеру, партии Берлускони или Саркози, которые тоже связаны с Россией, однако имеют националистический эгоизм, и не готовы уступать», - считает он.

Такие результаты выборов в странах Евросоюза в будущем будет приводить к большей диспропорции, поскольку сегодня в ЕС нарастает евроскептицизм и возрастает роль антиевропйеских, фашистских, правых партий. А это те силы, которые могут разорвать Евросоюз на части и стать «могильщиками» ЕС.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение