Военный эксперт, полковник запаса ВСУ Сергей Грабский / фото УНИАН, Александр Синица

Военный эксперт Сергей Грабский: РФ даже гвозди не может делать, это паразит, который ищет, как бы чего хапануть

15:27, 23.10.2022
33 мин. 10940 Интервью

Военный эксперт, полковник запаса ВСУ Сергей Грабский в интервью УНИАН рассказал о потенциальном наступлении с Беларуси, особенностях иранских дронов-камикадзе, почему Израилю нужно прекратить "страусиную политику" и стать на сторону Украины, а также зачем России нужна война.

Сергей Маратович, давайте начнем с Беларуси. Буквально на днях было опубликовано заявление начальника Главного оперативного управления Генштаба ВСУ Алексея Громова о том, что происходит накопление войск и авиации, и готовится вероятное наступление. Но они поменяли направление – на запад Украины, чтобы перебить логистику и поставки оружия. Насколько это наступление действительно вероятно и каким образом будет происходить?

Для нас это в общем-то не новость. Мы наблюдали эти перемещения, которые были непосредственно связаны с наращиванием ударных возможностей с северной стороны, достаточно долгое время. Серии учений, которые проводили беларуские вооруженные силы, постоянное уточнение списков мобилизованных и запасов техники, проверка готовности техники вплоть до испытания БТРов на предмет, могут ли они переплывать реки и так далее. Наращивание системы управления, подготовка военных аэродромов, логистики и транспортных коммуникаций. Это все было уже очевидно и просто нужно было понимать: что, когда и как они собираются делать.

Также абсолютно очевидно было, что попытка наступления на Киев чревата очень негативными последствиями. И поэтому рассматривать на сегодняшний день вопрос, что кто-то с севера рискнет нападать на Киев было бы, наверное, неправильно. Никто не отбрасывает эту идею в общем, но было бы неправильно ожидать этого в ближайшей перспективе.

Что касается западного направления – безусловно определенные мероприятия по подготовке наших линий обороны начали производится непосредственно после начала военной агрессии, активной фазы войны. Поэтому ничего нового мы здесь не наблюдаем, это логическое продолжение тех процессов, которые уже имели место и были абсолютно очевидны.

Если/когда произойдет наступление со стороны Беларуси, как думаете, наши военные смогут уничтожать склады боеприпасов, к примеру, и военные базы именно на территории Беларуси?

Во-первых, наступление – понятие очень относительное. Конечно, мы всегда рассматриваем наиболее обширный вариант, когда пойдут колонны войск, которые будут пытаться продвигаться в сторону Ковеля, Сарн, Коростеня и далее на Киев, в этот северный коридор. Необязательно будет такое масштабное наступление, потому что это связано в том числе с определенными нюансами, а именно территориальными особенностями и тому подобное.

Если же нечто подобное случится, то у любой страны есть абсолютно законное право на защиту. И военная цель, где бы она не находилась, которая угрожает жизни и здоровью мирных жителей и боеспособности армии, является абсолютно законной целью и нет никаких препятствий, чтобы уничтожить эту цель. Поэтому да, безусловно, в случае начала агрессии такие цели на территории Беларуси будут абсолютно законными целями для украинских Сил обороны.

Иранские дроны-камикадзе: чем отличаются от других

По поводу дронов. В "Укроборонпроме" частично презентовали новый украинский дрон, его уже даже прозвали "летающим химарсом". Если их сравнивать с Shahed-136, которые закупила Россия у Ирана, известны хоть какие-то приблизительные характеристики?

Вы знаете, нет. Мы видели только какую-то непонятную конструкцию. Что это такое, на какой стадии оно находится…

У нас был дрон, "Горлица", который разрабатывался в 2016 году, но в силу объективных и субъективных причин в 2019 году разработка этого дрона остановилась. И сейчас я даже не могу предположить, на какой стадии находится эта разработка. Могу сказать одно, что период научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ часто занимает от 5 до 7 лет. Поэтому вот этот перерыв, который мы допустили – это то, чем мы сейчас расплачиваемся.

Поэтому сравнивать их с "Шахедом" было бы просто неправильно, потому, что у них разный принцип действия. "Горлица" - это не "камикадзе", это дрон, который мог на большое расстояние доставлять определенное количество боеприпасов, такой усовершенствованный "брат" "Байрактара", с более дальним радиусом действия. Какую массу боеприпасов он может нести – мало известно, поскольку работы не были закончены.

Все ли так безнадежно? Отнюдь. Есть перспектива быстрого развития и создания производства компанией Baykar. Но не "Байрактаров" - сегодня эти беспилотники устарели. Если еще в феврале-марте мы слышали, как они использовались против стационарных колонн войск, то последние 2-3 месяца я даже не слышал о том, какие удары и насколько эффективно они наносят.

Но это не значит, что все остановилось и все так плохо. Турки уже заявили о создании двух принципиально новых типов БПЛА - Akıncı и Kizilelma. И эти беспилотники уже являются новым словом. Зачем нам изобретать велосипед, когда мы можем более активно подключиться к созданию и производству именно этих беспилотников. Это уже будет прорыв и Украина займет серьезные позиции на рынке производства БПЛА.

"Шахеды" - это совершенно другой тип оружия. Это орудие террора, которое можно сделать в кустарных условиях. Когда мы с коллегами разбирали, из чего он состоит, - было сначала шоковое состояние: "И вот этим они нас хотят напугать?". А потом понимаем – да.

Орудие террора – это не что-то произведенное в стационарных условиях высокотехнологическими процессами, а то, что доступно для изготовления в кустарных условиях. "Шахед" является отображением этой "кустарщины", но при этом обладает очень высокой террористической угрозы.

Поэтому сравнивать их даже с нашей потенциальной "Горлицей", и тем более с Akıncı, Kizilelma или Bayraktar TB2 – недопустимо.

Но "Шахеды" остаются серьезной угрозой для мирного населения, поскольку дальность их полета и специфика доставки боеприпаса к цели достаточно сложна для наших систем противовоздушной обороны. ПВО борется с теми целями, для которых она создана, но не с новыми, которыми являются эти дроны-камикадзе. Мы должны смотреть с большей перспективой. Если мы не можем гарантированно уничтожать каждый этот дрон физически, то почему мы не рассмотрим вопрос об уничтожении, например, мест, где они производятся, хранятся и мест, с которых запускаются. И вот для этого нам нужны будут уже дроны нового поколения.

Позиция Израиля в войне РФ против Украины

Израиль уже нанес удары в Иране, когда узнал, что тот поставил Российской Федерации эти дроны. Какие еще меры может принять Израиль? Тем более, что и переговоры какие-то велись с ним, но он все-таки сохраняет позицию "Нет, оружия Украине, мы давать не будем". Ведь есть угроза поставки Ираном баллистических ракет.

Израиль может принять одну меру, которая будет действенна и для них, и для нас. Они должны осознать, что в конце концов мы воюем с общим врагом. И они должны прекратить свою "страусиную политику" - не передавать оружия Украине. Потому, что они должны определиться, на чьей стороне они находятся.

Вот эти пассажи, что мы переживаем, что израильское оружие попадет в руки иранцев… Пусть они посмотрят на американцев, на британцев, на весь цивилизованный мир, который нам в полном спектре поставляет достаточно серьезные виды вооружения и никто не боится, что это оружие попадет в руки противоположной стороны. А поверьте мне, России было бы очень интересно заполучить те же HIMARS, гаубицы "Панцирь" и другие виды вооружений.

Поэтому эта политика Израиля – абсолютно несостоятельная. И все, что они могут делать – это координировать наши с ними усилия по совместным, достаточно активным действиям каждый на своем участке фронта. Израиль должен понять – если падет Украина, ему жить не придется, никто его уже не спасет, он существовать перестанет.

Грабский: Если падет Украина, Израиль существовать перестанет / фото ua.depositphotos.com

Эффективность ПВО Украины

По поводу эффективности нашей ПВО. Алексей Громов заявил, что эффективность нашей ПВО составляет 64%. За счет чего, по Вашему мнению, выросла ее эффективность?

В первую очередь надо понимать, с каких цифр мы начинали. Достаточно эффективной считается система противовоздушной обороны, если она имеет процент эффективности 25-30%.

То, чего мы достигли за счет целого комплекса мер – просто феноменальный результат. Безусловно, это физическое наращивание систем ПВО. Кроме того, расширились физические возможности уничтожения целей. То есть у нас больший спектр средств поражения. Мы наращиваем систему систему радиоэлектронной борьбы, особенно для уничтожения непилотируемых объектов. Здесь мы переходим уже к следующей фазе, когда наша система ПВО будет еще мощнее за счет физического, интеллектуального наращивания, получения разведывательной информации, которая помогает нам сразу реагировать на запуски ракет или взлеты самолетов.

Вот это комплекс, вместе с системой обеспечения эксплуатации и обслуживания, позволяет говорить о том, что украинская система ПВО в разы нарастила свою эффективность. Как минимум в три раза по сравнению с тем, что я говорил.

Ну и насколько я понимаю, будет продолжать наращивать?

Да, безусловно. Нужно понимать, что мир столкнулся с чем-то новым. Мир последние 30 лет не готовился вообще ни к какой войне, и он впервые столкнулся с такой комплексной проблемой использования как пилотируемых, так и беспилотных летательных аппаратов в военном конфликте. Никогда еще в истории людской цивилизации не было такого эпизода, когда в течение больше чем полугода страна утюжилась бы крылатыми ракетами такой мощности. Конечно, можно вспомнить ковровые бомбардировки Второй мировой войны, но это немножко другая ситуация и другая философия войны. Но такого именно удара никто не видел.

Поэтому сейчас в интересах всего цивилизованного сообщества создать такую комплексную систему, которая могла бы противостоять действующим и потенциальным угрозам.

Здесь мы говорим об угрозах применения также и баллистических ракет иранского производства. Любая российская ракета – это по сути глубокая модернизация советских ракетных систем. И системы ПВО, которые создавались на Западе, умеют бороться с этими ракетами.

Иранские ракеты – это нечто подобное, но немножко не то. И против них специально не создавались такие мощные системы противовоздушной обороны, способные полностью прикрыть целую страну. Мы впервые сталкиваемся с таким вызовом, когда новый вид оружия начинает влиять на развитие систем противодействия этому оружию. Этот вопрос безусловно можно решить, поскольку экономический потенциал стран Запада и тех, кто помогает нам, в разы выше Ирана и России вместе взятых.

Да, мы можем этому противостоять, да, это потребует времени, да, будут потери, но выбора у нас особого нет. И опять же, чем быстрее Израиль это осознает, тем меньше жертв понесем мы, тем меньше жертв будет в Израиле, и этот кошмар скорее закончится.

А как должен сейчас действовать Израиль?

На сегодняшний день Израиль должен четко определиться, с кем он, против кого он; и включится в полномасштабный процесс обеспечения нашей теперь уже коллективной безопасности.

Нужно понимать, что, отточив свое мастерство на Украине, политический режим Ирана начнет массировано применять ракеты против Израиля. И поверьте, после украинского опыта Израилю будет очень сложно противостоять массированным атакам, особенно понимая, что только в распоряжении "Хезболлы" находятся тысячи ракет. Если они решат это массированно запускать, а после гипотетического разгрома Украины они получат второе дыхание, я не поставлю на существование Израиля и шекеля.

А у Израиля, и вообще в мире, есть средства ПВО, которые могут сбивать баллистические ракеты "земля-земля" дальностью 300-700 километров?

Безусловно есть. Но вы озвучили цифру 64%, я назвал цифру 25%. И эта цифра показывает, что из 10 ракет гарантированно могут быть сбиты шесть, пусть даже семь. Но три ракеты долетят. Опять же возвращаясь к Израилю, если в условиях Украины три ракеты, которые упадут на большом расстоянии, в принципе не могут дать какого-то серьезного эффекта, то в случае Израиля это будет катастрофа. А если мы говорим не о 10 ракетах, а о 100, и это уже 30 долетевших ракет? Даже широко известный "Железный купол" не гарантирует отбитие всех воздушных атак, на которые он рассчитан, то есть одиночно летящих неуправляемых ракет. А такое оружие, как баллистические ракеты, которые имеют спектр действия от 300 до 2000 километров, ни одна система ПВО в мире не способна отбить массированную атаку.

А сколько должна готовиться такая массированная атака баллистическими ракетами, как, например, была 10 октября?

От двух недель до месяца. В условиях, подчеркиваю, России. Потому что тут еще надо понимать фактор расстояния и перевозок. Эти ракеты надо было взять со складов, провести определенные мероприятия по проверке в принципе их способности летать. Потому что даже после проверки есть определенный процент ракет, которые не долетают до цели. И как говорят мои коллеги, последнее время запуски ракет с направления Крыма осуществляется над акваторией Черного моря, потому что определенный процент этих ракет просто падает в воду после схода с направляющих.

То есть, это долгоиграющий процесс в случае, если мы говорим о российских ракетах. Вернее даже не российских, а советских, которые были на хранении в течение 50 лет. Поэтому в зависимости от ряда факторов, - условий хранения, дальности, перевозки, готовности носителей и так далее, период подготовки может занимать от двух недель до месяца.

А в случае с баллистическими иранскими ракетами?

Здесь вопрос другой. Необязательно иранцы будут поставлять законченные объекты. Они могут поставлять компоненты этого объекта. А Россия имеет достаточно мощностей, чтобы создать боеголовку для этой ракеты, то есть, использовать свою взрывчатку. И здесь проблема в том, где будут размещаться предприятия по сборке этих ракет, как эти элементы будут перевозиться и будут ли перевозиться вообще. Потому что специфика этих иранских ракет состоит в их достаточной простоте, и технологического потенциала России достаточно для того, чтобы эти ракеты производить на месте. По факту, Иран может с "честными глазами" говорить, мол "мы не передавали никакие ракеты", но они передавали технологии.

И даже та информация, что иранцы учат сейчас россиян в Крыму управлять "Шахедами", то кто запретит иранцам присутствовать при пусках этих ракет, и, так сказать, производить испытания в условиях реального конфликта.

Поэтому это не только украинская проблема, она становится мировой.

Санкции против Ирана, которые принял Евросоюз, они помогут как-то?

Любая санкция, которая применяется, имеет отложенный эффект. То есть, если санкцию применять сегодня, то эффект от этой санкции начинает работать через год-два. Иранцы в силу того, что они с 1979 года находятся под санкциями, они обрели некий иммунитет к ним.

Санкции только для Ирана будут иметь минимальный эффект, и не сегодня и не завтра. Консолидированные санкции всего мирового сообщества против агрессоров могли бы иметь эффект.

Самый простой пример - продажа углеводородов. Россия продолжает получать доходы от их продажи, которые позволяют ей спокойно вести боевые действия. И до тех пор, пока мир не откажется от снабжения деньгами агрессора, война будет продолжаться.

И еще не известно, с чем мы можем столкнуться в этой войне. Я не говорю о высокотехнологическом оружии типа лазерного. Но даже обычного железа достаточно, чтобы превратить жизнь на планете в кошмар

А какие должны быть действия со стороны западных партнеров, того же Израиля, чтобы как-то минимизировать последствия сотрудничества Ирана и России?

Три направления:

  • Политическое. То есть политическая блокада действующих режимов, исходя из осознания их опасности для мировой цивилизации.
  • Экономическое. Введение жесточайших санкций, которые ограничат любой товарооборот с этими странами.
  • Военное. Нужно понимать, что без уничтожения военного потенциала противника разрешения этого вопроса не будет в ближайшее время.

Поэтому, когда мы говорим о нанесении этих ударов, политических, экономических и военных, они должны быть консолидированы. Ведь как мы уже говорили, европейские санкции изолированные от других игроков, имеют очень ограниченный эффект.

Грабский: удары против агрессоров должны быть консолидированы / фото facebook.com/sergey.grabsky

Ситуация на фронтах: Луганск и Харьков

Давайте перейдем к нашим фронтам. Сейчас очень большое внимание приковано к югу Украины, к Херсону, но давайте сначала поговорим о Луганском направлении, Сватово, Кременная, как там обстоят дела?

Противник, осознавая исключительную важность этой линии, которую я бы продлил от Сватово на север до Троицкого, пытается лихорадочно создать на ней любые укрепления и проводить любые действия, которые могли бы замедлить или остановить наступление украинских войск. И отчаянные контратаки россиян под Кременной действительно замедляют наше продвижение.

Наши войска должны перегруппироваться и наносить удары, фрагментируя оборону противника. Насколько это будет успешно… Ну фактор времени работает как против нас, так и против россиян. В ближайшей перспективе, когда российские оккупационные войска еще не будут иметь достаточно ресурсов, чтобы сдержать наше наступление, мы имеем все возможности прорваться, обходя Сватово и вытесняя противника, и создать перспективу продвижения на Старобельськ.

А как это будет удаваться – посмотрим. Нельзя рассматривать динамику этого фронта без понимания того, что над нами нависает Россия и в любой момент может быть нанесен фланговый удар.

Поэтому, ситуация достаточно сложная там, но Украина имеет определенные перспективы добиться успехов.

По харьковскому направлению, кстати, секретарь СНБО Алексей Данилов говорил, что может быть еще одно наступление, и там уже три линии обороны построено. То есть продолжает выстраиваться линия обороны и возможно ли оттуда еще одно наступление?

Да, безусловно, нужно это понимать. Все понимают исключительную важность Харькова, именно поэтому противник просто утюжит этот город, создавая "зону смерти" в этом направлении. И это большая проблема, противник будет продолжать действовать в такой же манере. Поэтому речь идет не о линиях обороны, а об укрепленных пунктах.

Понимая, с кем мы имеем дело, мы следуем так называемым принципам маневренной обороны. То есть оборона против противника, который превосходит тебя в разы – численностью и количеством вооружение и боевой техники. Я всегда повторяю фразу, она не моя, но мне очень нравится: "Россия не настолько сильна, как кажется; но не настолько слаба, как нам бы этого хотелось". Нужно это понимать. Она имеет серьезный потенциал, пусть он не высшего качества, не XXI века, но этот потенциал есть.

Частичная мобилизация добавила этого потенциала?

Объективно да. Можно много и часто "фыркать" по поводу того, что качество этого мобилизованного ресурса недостаточное, но здесь не о качестве, а о количестве. Их просто много. Одно дело, воевать против 10 врагов, и другое дело, когда их 100. И на каждого этого врага должно быть какое-то средство поражения.

Качество мобилизованного в РФ ресурса недостаточное, но его много / скриншот видео

Ну, возможно, у нас тактика другая, которая бы учитывала количество противника?

Именно поэтому мы и говорим о тактике маневренной обороны. Такой, которая зарекомендовала себя превосходно, и мы видим безуспешные попытки противника прорваться.

Но попытки вдавливания имеют у них некий успех. Противник вдавливается на Бахмутском, Марьинском, Авдеевском направлениях, просто создавая перед собой так называемый "лунный пейзаж", на котором физически невозможно обороняться. Там просто сносится все, что есть, остаются некие обломки неких строений, огромное количество кратеров и воронок. Чтобы было понятно, в Попасной или Новотошковском наибольшая высота оставшихся остатков стен – метр двадцать; за ними невозможно скрываться и вести оборонительные бои. Там негде прятаться. Выжженная земля.

Есть вообще какой-то аналог в истории по ведению войны так, как ведет ее сейчас Россия?

Нет. Россия всегда вела такие войны, начиная с 16 века. В их теории ведения боевых действий ничего не поменялось – уничтожать все вокруг, и все.

В том числе и свою живую силу, то есть солдат?

А они никогда не жалели своих солдат. Россия – это типичная колониальная империя, где есть две метрополии, Москва и Санкт-Петербург, а все остальное – это колонии. Метрополии никогда не заботились, как живут эти колонии до тех пор, пока те дают какие-то ресурсы – людские, материальные, финансовые. Им все равно, что там происходит.

Зачем России война?

Вопрос, который задает себе каждый украинец: что им нужно от Украины? С военной точки зрения, или еще какой-то. Вот эта война – чтобы что?

Чтобы ничего не производя, по щучьему веленью, стать обладателем неких материальных ресурсов, и использовав, испоганив эти ресурсы продвигаться дальше в поисках следующих ресурсов.

То есть, просто паразиты, да?

Да. И знаете, когда меня спрашивают, что такое Россия, я говорю: посмотрите на картину Васнецова "Три богатыря", что вы там видите. И оно объясняет все. На этой картине мы видим трех откормленных увешанных оружием жлобов, которые смотрят в разные стороны, как бы чего хапануть. И главный вопрос, а что у них за спиной. А там – огромное ничего, за ними пустыня. И вот эти жлобы откормленные – в этом суть всей Московии – где бы чего хапануть.

Картина Виктора Васнецова "Богатыри" / фото ua.depositphotos.com

Россия на сегодня – это страна, которая не может в замкнутом цикле шариковую ручку сделать. Они гвозди импортируют. Но зато амбиции перекрывают все это. И эти амбиции на слуху, в мозгу и в сердцах подавляющего большинства жителей этой территории.

Поэтому если задавать им вопрос "зачем?", в ответ будет: "а почему вы живете лучше, чем мы, зачем вам это?". Вот и весь ответ, все на уровне очень примитивных рефлексов.

Ситуация на херсонском направлении

Давайте перейдем к Херсону. Уже не секрет, что эвакуируются гауляйтеры, коллаборанты, и еще предлагают эвакуироваться простым гражданам на левый берег. И плюс объявленное Путиным так называемое "военное положение". Что происходит в Херсоне, к чему-то готовятся?

По моей информации, Украина сосредоточила достаточно ресурсов, и это очевидно, будет пытаться освободить эту территорию. Поэтому осознавая критическую ограниченность возможностей эвакуации потом, россияне пытаются действовать в своей обычной манере: они грабят все что можно грабить, вывозят все что можно вывезти.

И вы очень интересную тему зацепили - эвакуация населения. Это тоже грабеж потенциала. И знаете почему? Потому что я специально просматривал, изучая коллаборантские ресурсы, там было сказано, что правительство России готово обеспечить жильем на территории РФ. А это и есть грабеж Украины, потому что люди, которые поведутся на это предложение, уже не смогут вернуться домой. Их загонят туда, как у нас говорят где "Макар телят не пас", для того чтобы пополнить ресурс депрессивных регионов. Никто не предложит им квартиру в Москве или Санкт-Петербурге, ни в коем случае.

Это тотальный грабеж. Систематический, феноменальный, отточенный грабеж всего и вся. Все что можно украсть, все что можно утянуть, в том числе и людской потенциал.

Они понимают, что если украинская армия надавит немножко сильнее в ближайшей перспективе, они ничего не смогут противопоставить. И единственное, что они смогут сделать - это попытаться спасти живую силу.

Еще один немаловажный аспект, почему они организуют эту эвакуацию. С военной точки зрения они уже прекрасно знают, как мы будем действовать. Если они начнут эвакуировать местных жителей, а между автомобилями или автобусами с людьми они будут ставить грузовики с военными или перемещать колонны пешим порядком - мы не будем по ним стрелять.

То есть это очередное военное преступление - использование мирных жителей в качестве живого щита. Нет ни одного военного преступления, которое российскими войсками не совершили на территории Украины.

При "эвакуации" населения каждый грубо говоря российский солдат может прикрыться как минимум двумя другими мирными жителями, и мы по ним стрелять не будем. Вот в чем проблема. Поэтому они действуют не хаотично, они действуют абсолютно осознанно, они действуют четко, цинично, преступно.

Как они будут действовать, когда наши войска подойдут к Херсону и начнут его деокуппировать?

Я думаю, что там уже будет действовать система зачистки.

Российская армия хороша, когда она опирается на четко вертикальную систему управления. Если читать наши сводки, мы специально указываем отдельной строкой какое количество командных пунктов мы уничтожили. То есть когда армия разобьется на фрагменты, она перестанет быть стойкой. Россияне не умеют воевать в изоляции. Уровень командного состава, уровень самостоятельности принятия решения там нулевой. То же самое относится к младшим офицерам, потери которых достаточно серьезные, не перекрываются.

Потому, говорить о том, что "мы будем там бороться за каждый дом", как это делали в случае с Северодонецком или Лисичанском, такого не будет, они будут просто сдаваться или бежать. Те, кто не убежит, конечно, сопротивление отдельное может быть, как крысы загнанной в угол.

Поэтому рекомендация для мирных жителей Херсона - не стать живым щитом и найти в убежище, где можно каким-то образом уберечься от пуль. Жертвы все равно будут. Но рассчитывать на какое-то организованное сопротивление – нет.

Рекомендация для мирных жителей Херсона - не стать живым щитом у россиян / фото spravdi.gov.ua

Тихо на Запорожском направлении, но из Энергодара на днях тоже что-то эвакуировали, понятно, что награбленное, но какие-то там военные грузовики выезжали тоже что-то вывозили. Это тоже может быть начало бегства, или все-таки в Энергодаре на ЗАЭС они засели конкретно и не будут оттуда уходить до последнего, шантажируя наших военных атомной станцией, по которой конечно же нельзя стрелять?

Знаете, это зависит от ситуации, которая будет развиваться именно на правом берегу – Херсон, Берислав, Новая Каховка. Это ключи ко всем последующим действиям. С выходом на более крутой правый берег Днепра, мы получаем возможность держать под огневым контролем достаточно большие площади, включая выходы из Крыма, что в значительной мере ослабит возможности противника удерживать позиции в том направлении и в совокупности с фронтальным давлением есть перспектива того, что мы можем прорваться. Поскольку если держать под контролем линии снабжения, выходящие из Крыма, группировка российских войск на левобережной Херсонщине и прибрежной к Днепру части Запорожской области станет практически беззащитной. То есть, ее можно будет уничтожать и уничтожать методично, не опасаясь каких-то там контрударов.

Поэтому, они принимают определенные меры для того, чтобы хотя бы вывезти часть награбленного с перспективой того, что активные боевые действия могут развернуться так. Даже переброска туда определенного контингента войск будет иметь ограниченность в связи с тем, что есть определенное такое понятие как "плечо подвоза". То есть, если мы выгоняем войска в поле достаточно далеко, а "плечо подвоза" не соответствует возможностям, эти войска просто физически не смогут удержать эту территорию, то есть они вынуждены будут отходить. И это будет очень серьезный стратегический удар по российской военной машине.

Зима, какие сюрпризы может готовить для оккупантов и сложности для украинской армии?

Вы знаете, я говорил неоднократно, любая пора года имеет свои сложности и свои перспективы. То есть для оккупантов перспективы какие? Их передовые линии, их укрепленные пункты становятся видимыми для наших средств разведки, и мы можем выбирать цели. Их техника становится уязвимой, потому что с отсутствием "зеленки", ее просто негде будет спрятать.

С другой стороны нужно понимать, что с промерзанием грунта действия бронетанковых и механизированных подразделений могут быть более интенсивными.

С третьей стороны, зарыться в такой грунт, то есть создать вменяемую линию обороны, тоже достаточно сложно.

Есть много факторов, поэтому, я стараюсь избегать эту тему, потому что, ну зима, мы имели Дебальцево, мы имели, в конце концов, наш февраль-март, тоже зима была, и что? Ничего. Каждая пора года имеет свои особенности ведения боевых действий. И сказать, что там кто-то будет медленнее бежать от летящего в него снаряда нет, не будет.

Любая пора года имеет свои сложности и свои перспективы / фото REUTERS

Сергей Маратович, глава разведки Кирилл Буданов в одном из своих интервью заявил о том, что Херсон до Нового года могут деоккупировать, а вот Крым даже уже ближе к лету, вот конец весны, лето где-то. Вы можете с этим согласиться?

Нет, не могу. Ну, во-первых, я не обладаю тем объемом информации, которая позволит мне говорить с уверенностью, что эти временные параметры могут быть выдержаны.

Второе, нужно понимать, что есть три составляющие войны: деньги, деньги и еще раз деньги. У России эти деньги есть, у России ресурсов достаточно для того, чтобы вести именно боевые действия. Я пока не беру во внимание внутриполитическую ситуацию, сложности экономической ситуации, потому что это перспектива более дальняя. У них есть определенная подушка, такой "жирок", который им позволяет вести боевые действия. Общественное мнение в России четко настроено на продолжение войны на сегодняшний день.

Поэтому, понимая темпы наращивания наших усилий в том числе поставок вооружений и боевой техники, меня грызут серьезные сомнения, что мы сможем обеспечить себе такое превалирование в силах и средствах, которое позволит нам беспрепятственно действовать на любом направлении и выполнять эти задачи.

Наступление - это другая философия войны. Это очень серьезные затраты, не сравнимые с оборонительными действиями. Это другой уровень подготовки войск, другой уровень взаимодействия и обеспечения этих войск. Поэтому я просто представляю себе этот объем задач и имею сомнения в плане того, что мы завершим.

Опять же есть факторы, которые на сегодняшний день мы с вами обговариваем, но не берем их во внимание. Что случится если Иран действительно начнет массово поставлять баллистические ракеты? Этот фактор надо учитывать? Да, безусловно. Будет ли это вести к увеличениям потерь и разрушению потенциала Украины? Да, безусловно. Замедлит ли это наступление? Да, безусловно.

Давайте уже в самом конце по поводу международной истории. Министр обороны Британии Бен Уоллес и его экстренная поездка в США, которая состоялась недавно, по вопросам Украины. О чем она может говорить?

Ну вы знаете, здесь вопрос очень сложный. Я не знаю, о чем союзники между собой могут договариваться, но я думаю, что речь идет о каких-то тактических деталях, то есть согласования тех объемов и номенклатуры помощи, которая передается Украине.

Возможно речь может идти о распределении ответственности за подготовку украинских военных контингентов. Если Британия взяла на себя, например, вопросы подготовки наших механизированных подразделений, американцы, вероятно, могут взять на себя вопросы подготовки наших технических специалистов.

Нужно понимать, что не за горами время, когда мы вынуждены будем переходить на западные стандарты вооружения и боевой техники. Но любой стандарт не имеет смысла, если вы не имеете подготовленной системы обеспечения  эксплуатации этих стандартов. Возможно, речь идет о подготовке каких-то специальностей военных, например, тех же операторов HIMARS, летчиков, танкистов и так далее. То есть вопросов может быть масса. Я не хочу создавать какие-то конспирологические теории по этому поводу. Понимание того, что мы не останемся без помощи, для меня очевидно.

Грабский: Украина будет переходить на западные стандарты вооружения и боевой техники / фото facebook.com/sergey.grabsky

Сергей Маратович, я сейчас не как журналист, я Вас хочу спросить, как мама, как обыкновенный украинский гражданин, который находится на данный момент в Киеве. Долго нам еще, как думаете?

Долго. Понимаете, есть такое понятие как болевой порог нации. Ну давайте так. Если даже мы предполагаем, что уничтожили 65 тысяч противника и соотношение 1:6,5, то это 10 тысяч наших ребят потеряли.

Ментальный фактор, идеологический фактор и настройка населения российского, специфика географии и экономической географии регионов, они могут набрать миллион. Их ресурсность, знаете, наши говорят 25-27 миллионов, не правда. 10% от населения всегда берется в расчет. То есть 14 миллионов, из них 10% это 1,4 млн. Они сейчас набрали только 200 тысяч. Они могут согнать под ружье еще кучу народа. Да, эта куча будет необычная.

Берем условного мужика из какого-то условно Алтайского края, который сидит без работы, единственный источник дохода - бабушка, которая получает пенсию. Работы нет, и тут на него валится такая удача – деньги, да еще можно и пограбить. Потому что они свято уверены, что будут жить. Даже его жена, что он куда-то пойдет и погибнет… Он все равно погибнет, он может сдохнуть под забором, но семья не получит ничего. Или он погибнет и семья будет получать деньги, а пять миллионов рублей это нормальная зарплата плюс льготы для детей, плюс льготы для всего. В их кошмарной жизни это огромный плюс. Поэтому они будут идти и они будут убивать.

Но мы все равно победим?

А мы уже победили. Мы победили. Он проиграл войну 2 марта. Но, как я уже говорил, Гитлер проиграл Вторую мировую войну 1 сентября 1941 года. Но еще было 4 года страшных битв и миллионы жертв. Но они уже проиграли. У них нет шансов.

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь