Херсон живет в условиях российской оккупации / фото УНИАН

Стихийная эвакуация. Можно ли выбраться из оккупированного Херсона

12:41, 21.04.2022
9 мин. 12709

Херсон с первого дня широкомасштабного вторжения российских войск в Украину находится в блокаде. Оккупанты не пропускают в город продукты и медикаменты, похищают украинцев из их домов, а на митингах уже не стесняясь открывают огонь по людям. УНИАН пообщался с теми, кто сумел выехать из города, рискуя жизнью.

С первых дней широкомасштабного наступления России на Украину Херсон оказался в полной оккупации. И все это время местные жители пытаются выбраться на подконтрольную Украине территорию даже под угрозой обстрела. 

Дело в том, что за два месяца российские военные не согласовали ни одного гуманитарного коридора, зато установили на дорогах более десяти блокпостов, на которых действуют "правила" выезда: "особые проверки" для мужчин, регулярные поборы, обыски, во время которых у горожан отбирают телефоны, ценные вещи и ноутбуки. 

Три дороги под обстрелами

Херсонцы рассказали УНИАН, что за два месяца у них было не больше трех возможностей выбраться из блокады. Первая "волна" хлынула из Херсона еще в первые дни войны - 24-27 февраля. Но тогда же основная дорога на Николаев стала местом боевых действий, поэтому "первый путь" вскоре был заблокирован. 

"Второй путь" - старая южная дорога. "Через Белозерку, Станислав и Александровку знакомый смог вывезти семью. Но после того, как он проехал, начался сильный обстрел. Тогда и эта дорога оказалось закрытой для проезда", - рассказал УНИАН житель Херсона Юрий (фамилию УНИАН не называет в целях безопасности).

Российские войска в Херсоне / REUTERS

Как писал УНИАН, в середине марта оккупанты уже часто не пропускали местных на блокпостах, разворачивали или даже расстреливали гражданские авто. Херсонцы и жители окрестных сел "затаились", но в середине апреля возобновили попытки двинуться в направлении Николаева. 

Этот "третий путь" лежал через Снигиревку. Последний неофициальный коридор был открыт для гражданского транспорта менее двух недель и был очень опасным, говорят жители. 

"Люди, которые выезжали в районе 15-го апреля, оказывались там во время обстрелов. Был бой, люди выходили из машины, прятались в овраге, накрывали собой детей. Если у кого-то ломалась машина, приходилось ее бросать и ехать в другом авто из колонны", - рассказали те, кому удалось эвакуироваться. 

"Это была последняя дорога, которая существовала на тот момент. Она была то открыта, то закрыта. Никто не мог точно сказать, когда можно выезжать", - рассказали херсонцы. 

По их словам, в эти дни выехало довольно много людей – эту дорогу ежедневно "штурмовали" от 500 до 1300 автомобилей. Но проходить блокпосты приходилось часами. 

"Морально сломались и решили выезжать"

Юрий прожил в центре Херсона с женой и двумя детьми 45 дней войны. Изначально семья не рисковала выезжать из города, так как жизнь дома казалась относительно безопасной. Но растить детей в контролируемом оккупантами городе, без работы, базовых продуктов, лекарств и уверенности в том, каким будет "завтра", было невозможно. 

По его словам, почти два месяца город выживал в полной блокаде только благодаря фермерам и стихийной торговле. 

"Появились в продаже куриные яйца - все побежали за ними, ведь сейчас они есть. Однажды привезли бананы по 150 гривен, и это было круто, ведь мы несколько недель не видели ни бананов, ни помидоров, ни огурцов", - рассказывает он УНИАН.  

Решение уехать назрело, когда простудились дети, а в аптеках Херсона не удалось найти никаких жаропонижающих. 

"У нас двое маленьких детей, но мы не могли купить жаропонижающее. Даже элементарного было не найти. Находиться в таких условиях - тяжело. Мы пережили 45 дней оккупации, и, честно сказать, морально сломались, решили сбежать", - говорит мужчина.

К тому моменту в местных группах Херсона горожане активно делились новостями о "негласном коридоре", открытом в направлении Николаева в начале апреля. Дело оставалось "за малым" - заправить автомобиль, ведь в городе уже давно не работала ни одна АЗС. 

"Я потратил четыре дня, чтобы добыть бензин, нашел его на "серой" заправке, "по объявлению". В очередь встал в 7:00 утра, к 14:00 смог заправиться. Российские военные в этот момент зачем-то снимали нашу очередь из автомобилей на видео: медленно проезжали мимо нас и зачем-то засняли нас на телефон", - говорит Юрий. 

Скриншот

Последней задачей оставалось вывезти семью через 12-14 блокпостов оккупантов и… выжить, вспоминает херсонец. Ведь в районе Снегиревки были возможны обстрелы.

"Пропускать по этой дороге начали где-то с 6-го апреля. Считаю, что нам повезло. Мы ехали 9 числа, когда не было сильного обстрела", - рассказывает Юрий. 

Дорога из Херсона до Николаева заняла у семьи около 12-ти часов. Все автомобили ехали очень медленно и на каждом блокпосту приходилось открывать окна - показывать, что в салоне дети. 

Российские военные проверяли у людей документы, багажник, память мобильных телефонов и содержимое автосалона. 

"Мы тогда наслушались, как они и мужчин раздевают, и татуировки проверяют, и телефоны забирают, если хотят. Выезжала одна наша знакомая семья - у них забрали ноутбук. Просто забрали. Это люди с оружием, против них ничего сделать не можешь", - говорит Юрий. 

"Мы даже специально ехали на машине подешевле. На более дорогой было бы страшно, так как в Херсоне тогда уже у многих жителей "отжали" автомобили. Можно было остаться с детьми среди поля без машины… Нас было четверо: я, жена и двое детей - 2-х и 3-х лет. На первом блокпосту оккупанты нас проверяли поверхностно: багажник и документы. Один пытался быть вежливыми, пожелали "счастливой дороги". На следующих блокпостах нас просто останавливали. Это были 18-ти летние "пацаны" в одежде большого для них размера. Может, "днровцы". Тыкали автоматом: "Почему телефон на коленях - положи на торпеду, едь туда-то".  На остальных блокпостах они заглядывали в салон, но меня не раздевали и не проверили телефон", - рассказывает Юрий.  

фото УНИАН

По его словам, многие, кто выезжал этой дорогой раньше, к сожалению, погибли. По пути к Николаеву семья видела десятки полностью сгоревших автомобилей. 

"Но машины, которые мы видели - это не обстрел из автомата, это артиллерией сожженные автомобили", - рассказал херсонец.

Волонтер из "черного списка"

Максим - один из жителей Херсона, который с первых дней вторжения российских войск в город стал волонтером. Используя контакты с местными предпринимателями, он развозил горожанам еду, лекарства, детское питание, предметы гигиены и корм для животных. 

Он рассказал УНИАН, что волонтеров Херсона, которые пытались решить одну из самых острых проблем заблокированного города – доставить людям медикаменты, финансово поддержали люди со всей Украины. Однако российские военные не пропускали гуманитарку, иной раз разворачивали даже пустые автомобили. 

"В начале апреля наша надежда на то, что машина доедет в Херсон, не оправдалась. Она стояла на блокпосту несколько дней. В итоге, оккупанты ее развернули и отправили назад. Так что все таблетки, которые мы заказали, приехали в Николаев. К сожалению, пока мы не можем доставить их в Херсон", - рассказал Максим.

Впрочем, именно благодаря волонтерам в Херсон, все-таки, просочилась украинская гуманитарка.

"Наш человек привез две коробки детских лекарств из Николаева. Это была первая гуманитарка в Херсон, но она была маленькая. А потом мы раза два-три в неделю начали возить, но, в основном, детское питание и медикаменты", - рассказал Максим Кравчук.  

За неделю до второй волны наступления россиян - на Донбассе - продолжать волонтерскую деятельностью в оккупированном Херсоне стало слишком опасно. Как писал УНИАН, российские военные развернули в городе настоящую охоту на проукраинских активистов. По словам волонтеров, оккупанты составили "черные списки" тех, кого следовало задержать. Фамилии Максима и других активистов тоже в них оказались. Оккупанты начали на волонтеров охоту. 

"15 апреля в соседнем поезде в 2:00 ночи они кому-то выломали дверь. Кого-то увезли. Мы думали, это они к нам. Оказалось, не к нам. Но той же ночью мы приняли решение выехать. Слава Богу, получилось", - рассказал Максим УНИАН. 

Ж/д вокзал Херсона / фото УНИАН

Покинуть оккупированный город ему удалось только за большую "взятку". Иначе на российском блокпосту могли не пропустить. 

"Человек, который ехал в авто впереди, договаривался с русскими на блокпостах, чтобы они нас выпускали. Получается, я отдал 500 евро, плюс два блока сигарет и две бутылки виски, - вспоминает Максим. – По-другому выехать не получилось бы. Во-первых, у меня есть татуировки в виде рун, а они раздевают на блокпостах. Во-вторых, выпускают чаще всего женщин. Обязательно нужно было повязать на автомобиль "белую тряпку", хотя этот коридор не был официальным. Все на свой страх и риск". 

"Мужчин выпускают редко, только если с ними договариваешься. Знаю, что только один мужчина может быть в машине, больше одного мужчины - нельзя. Ну, и у кого хорошая машина, тоже давали им деньги, иначе они не выпускали", - рассказал волонтер. 

Уже с подконтрольной территории Украины волонтеры решили продолжить свою деятельность и передавать людям помощь в Херсон. Однако, с 20 апреля оккупанты полностью закрыли город на въезд и выезд: даже стихийная эвакуация из Херсона остановилась. Горожане сейчас в полной блокаде российских войск. И теперь местным жителям остается ждать только открытия официального "зеленого коридора". 

Анастасия Светлевская

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь