Проблемы, которые вызывали обращения в Европейский суд, не решаются, они системные, - Захаров / фото УНИАН, Михаил Маркив

Правозащитник Евгений Захаров: Большая часть решений ЕСПЧ по Украине касается чрезмерной продолжительности рассмотрения дел в судах. И это системная проблема – судей не хватает катастрофически

07:30, 30 ноября 2020
13 мин. 612 Интервью

Украина находится среди лидеров по количеству поданных против нее жалоб в ЕСПЧ, нас опережают только Турция и РФ. Правозащитник Евгений Захаров в интервью УНИАН рассказал о том, как на количество заявлений повлияла война, объяснил, в каких категориях дел Украина проигрывает автоматически и утверждает, что для выигрыша не обязательно быть юристом.

Если верить статистике Европейского суда по правам человека, то Украина занимает третье место по количеству жалоб на нее. Стало ли в этом году украинских дел в ЕСПЧ больше, чем в предыдущие годы?

В 2020 году украинских дел в ЕСПЧ действительно больше, но не на порядок. Это связано с тем, что проблемы, которые вызывали обращения в Европейский суд, не решаются, они системные. 

В 2019 году количество украинских дел, рассматриваемых в ЕСПЧ, составляло около 15% от общего количества. Это восемь тысяч восемьсот пятьдесят дел, очень существенное количество. Причем пять тысяч дел касаются нарушения прав заявителей в Крыму и на неподконтрольных территориях Луганской и Донецкой областей. 

Война очень сильно увеличила количество жалоб, и это началось уже в 2014 году. Надо сразу же сказать, что судьба таких обращений во многом зависит от рассмотрения пяти межгосударственных дел, с которыми Украина обратилась в суд против РФ. И, в основном, такого типа жалобы в ЕСПЧ связаны с утратой имущества, особенно в Крыму. Там россияне наглым образом забрали все, что можно было забрать. Никакого уважения к праву собственности там не было. Пострадало и государство, у которого забрали имущество, и физические лица. 

Кто еще обращается в Европейский суд? 

Есть категория жалоб, которая касается статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека: «Право на справедливый суд». И 95% решений ЕСПЧ были связаны с неисполнением решений судов. Наше государство довело Европейский суд до того, что эти дела уже не рассматриваются, а после проверки фактических обстоятельств передаются сразу для исполнения в Кабинет министров Совета Европы. Априори принимается решение против государства, без рассмотрения дела. 

Например, в 2017 году более двенадцати тысяч дел автоматически передали для исполнения в Кабинет министров Совета Европы после решения по делу «Бурмич против Украины». Эти дела касаются неисполнения решения суда по выплате зарплаты предприятием. Это связано с тем, что у нас было введено много мораториев, по которым можно было не исполнять решения судов по выплате долга по зарплате. Многие предприятия, например, топливо-энергетического комплекса, этим воспользовались. И речь шла об огромных суммах. 

У нас действовало ошибочное правило: сначала государство, потом - человек. По нему: если предприятие - банкрот, то оно сначала должно отдать долги государству, потом людям. Между прочим, это в чистом виде сталинское «золотое правило», то, из-за чего возник искусственный голод: «Сначала выполните план хлебозаготовок, а потом отдавайте людям зерно по трудодням». Это рудимент советской практики. И это привело к проблеме, когда государство задолжало огромные суммы и не в силах их выплатить. Но, замечу, что заместитель министра юстиции Иван Лещина развил активность по этому поводу, решил вопрос о том, как долги будут постепенно отдаваться. На уровне государства есть стратегия выхода из этой ситуации. 

Кроме этого, есть неисполнение решений суда о невыплате пенсий, социальных выплат, регрессов больным шахтерам, денег учителям на оздоровление, чернобыльских льгот и так далее. Этому посвящен огромный корпус решений Европейского суда. 

Большая часть решений ЕСПЧ касается чрезмерной продолжительности рассмотрения дел в судах по уголовным и гражданским делам / фото REUTERS

На что, кроме задолженностей, жалуются украинцы? 

Большая часть решений ЕСПЧ касается чрезмерной продолжительности рассмотрения дел в судах по уголовным и гражданским делам. Это тоже системная проблема. Судей не хватает катастрофически. Не назначают. Конкурс прошли, экзамен сдали, а их не назначают. В Закарпатском апелляционном суде только двое судей! Все дела предают в соседние области. В Бахмуте из девятнадцати положенных есть три судьи. А сколько у нас районных судов, где судей просто нет? Просто нет, понимаете? 

Вследствие того, что судей мало, а нагрузка большая, и появляется «чрезмерная продолжительность рассмотрения дел». Мне кажется, что все идет к тому, что с этими обращениями будет то же самое, что и с заявлениями по неисполнению решений судов. ЕСПЧ будет автоматически принимать решения и по этой проблеме. 

Как вычисляется в таких случаях сумма ущерба?

По количеству лет, в течение которых тянется процесс. Чем больше лет, тем больше сумма. Но она не очень большая - 1200-1300 евро, до 2000 евро.

Далее, немало обращений в ЕСПЧ, которые касаются жестокого обращения с лицами, которые находятся в следственных изоляторах или учреждениях исполнения наказания. Это вопросы пыток, избиений и т.д. В таких случаях сумма компенсации больше, она может быть 7-20 тысяч евро, по делу Гонгадзе было – 100 тысяч евро. Я вам скажу интегральную сумму - за 2019 год ЕСПЧ обязал Украину выплатить 1 млн 480 тысяч грн по 63 решениям, в среднем по 23 650 грн на человека. 

Также украинцы жалуются на незаконное задержание, незаконное содержание под стражей. У нас желание посадить - в крови у сотрудников правоохранительных органов, да и у большинства населения. Но по Конвенции о защите прав человека, по 5 статье, содержание под стражей - это исключительная мера. Нужно доказать, что подозреваемый сбежит, будет давить на свидетелей, потерпевших, и эта информация должна быть убедительной. У нас с этим все плохо. Наши люди скрежещут зубами, когда читают новости о том, что кто-то вышел под залог. Я бы предложил им хотя бы месяц провести в камере, а уже после этого говорить о мягкой мере пресечения. 

И с этим связана еще одна проблема - ненадлежащие условия содержания. Для ЕСПЧ уже стало правилом, что условия содержания в украинских СИЗО и колониях - плохие. Верят тому, кто жалуется. 

Европейский Суд по Правам Человека / фото Wikipedia

Учитывая, в каком плачевном состоянии у нас находится такая инфраструктура, это не удивительно.

Грибок на стенках остается, что бы ни делали, капремонты не спасают. Но в той же Лукьяновке есть два полупустых корпуса - один для женщин, другой для несовершеннолетних. Их построили при паритетном финансировании Швейцарии и из бюджета еще в начале 2000-х. Можно же держать больше людей там? Сделать так, чтобы в одной камере не сидели взрослые и подростки? Нет, это не делается. В корпус, где грибок на стенах ничем не выведешь, сажают новых и новых, а рядом – полупустые.  

И здесь же надо сказать о делах, связанных с отсутствием или неадекватной медицинской помощью в этих учреждениях. Тюремная медицина рухнула в результате так называемых реформ в 2017-2018 годах. Ее отделили от администрации учреждений, сделали независимой. Появился Центр охраны здоровья в системе Минюста. И это новое учреждение плохо финансируется, оно находится на птичьих правах, они даже свое помещение берут в аренду. Маразм! 

Все очень плохо. Нет врачей, нет лекарств, оборудования не хватает. Мы объездили кучу колоний и везде с медпомощью одно и то же: люди умирают по смешным причинам. Например, был клиент, который умер от гангрены. Сделали бы ему простую операцию, был бы жив. 

Насколько мне известно, в ЕСПЧ жалуются не только обвиняемые и заключенные по тем или иным делам, но и пострадавшие?

Есть обращения, связанные с неэффективностью расследований. Подаются заявления о том, что правоохранительные органы тянут резину, плохо расследуют. Недавно было три интересных решения ЕСПЧ, все три касаются Свидетелей Иеговы. В двух случая из трех было нанесение легких телесных повреждений, которые были зафиксированы, но верующие остались недовольны ходом следствия и приговорами. 

В одном случае дело расследовали не по статье о дискриминации. Потерпевшая говорила, что ее избили по мотивам религиозной ненависти (это произошло, когда они приглашали жителя райцентра Носивки в Черниговской области к себе на собрание). Но с этим не согласились ни следствие, ни суд. И в решении ЕСПЧ отмечается, что, да, было проведено расследование, наказали виновного, но надо было исследовать аргументы потерпевших (то, как вел себя нападавший, означало дискриминацию). Впрочем, надо сказать, что у нас в целом дискриминацию доказывают с трудом, в том числе и из-за плохого законодательства. 

Во втором случае история еще интересней. Там Свидетелей Иеговы побил православный священник (это тоже было в Черниговской области). Он вез своих прихожан по селу, увидел двух незнакомок на улице, спросил: «Кто это такие?». В ответ: «Приходят, агитируют нас в свою веру переходить». Священник остановил автомобиль, подошел, поссорился, отошел к машине, взял метровую палку и побил Свидетелей Иеговы. А правоохранители тянули резину столько, что истек срок привлечения его к ответственности. 

Третья история произошла в Измаиле. Там Свидетели Иеговы собирались на церемонию «Вечерняя трапеза Господня», их было 18 человек. К ним на место проведения сбора пришел местный батюшка и с ним еще 30-40 человек. Один и них ударил женщину, они перевернули все, выкинули литературу Свидетелей... Но уголовное дело так и не возбудили. В этом случае в Европейском суде сочли, что было нарушено право на свободу мысли, совести, религии и свободы от дискриминации по религиозным мотивам. Каждый пострадавший в этой истории получит по 2250 евро (в первой истории сумма компенсации была 1200 евро, во второй две пострадавшие получили 4500 евро).

Тяжело ли получить компенсацию в случае положительного решения ЕСПЧ? 

Легко. Проблем нет. Когда бывший Омбудсмен Валерия Лутковская была замминистра юстиции, была создана процедура с привлечением Госказначейства, она работает. Проблема может возникнуть, если в решении суда по одному из дел – большие суммы компенсации. Например, был год, когда по одному делу сумма компенсации был больше всего выделенного годового бюджета. Но и в таком случае находят выход, можно договориться о выплате частями. 

По процедуре, после решения ЕСПЧ дается три месяца на апелляцию, если ее нет, государство должно в течении последующих трех месяцев выплатить компенсацию. В противном случае за каждый день - пеня.

Но решение ЕСПЧ - не только компенсации. Исполнение решения подразумевает также принятие мер индивидуального и общего характера, чтобы исключить это нарушение в принципе. Допустим, сотрудник правоохранительных органов пытал человека, совершил преступление. Для того, чтобы принять меры индивидуального характера, нужно возбуждать уголовное производство, нужно, чтобы он был привлечен к ответственности и наказан. 

В Минюсте честно, по всем таким решениям ЕСПЧ обращаются в Генпрокуратуру с просьбой о возбуждении дел. Но ни одно возбуждено не было.  Как наказать офицера, который 20 лет назад пытал, выбивал признания, но сделал карьеру и стал генералом? У нас ведь было время, когда считалось, что приговор без явки с повинной – не приговор. Выбивали признания. А если ЕСПЧ признает недопустимыми доказательства, положенные в основу приговора, то надо его отменять - другого способа решения нет, надо снова отправлять дело или в суд, или на новое расследование.

Решение ЕСПЧ - не только компенсации, а также принятие мер индивидуального и общего характера / фото УНИАн, Александр Синица

Насколько тяжело составить заявление в ЕСПЧ? 

Это не очень трудно. Но нужно понимать, как писать заявления, какие условия его приемлемости. Есть юристы, которые берут за это большие деньги, но их документ отклоняется судом. Вообще, большая часть заявлений отклоняется судом на первой стадии. Если условиям приемлемости не удовлетворяет, отклоняют безжалостно, обжаловать невозможно. 

Например, одно из основных условий - последнее решение украинской инстанции было не позднее, чем за 6 месяцев до подачи заявления. На один день больше – неприемлемое заявление. 

Должно быть нарушение одной из глав Конвенции. Поэтому заявление: «Мне зарплату не платят» – рассматривать не будут. А вот заявление: «Не выполняется решение суда по зарплате» - примут. 

Люди могут путаться в главах Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и это также влияет на решение ЕСПЧ. Чтобы подать заявление, надо разбираться в этих вопросах, быть специалистом. Хотя, есть люди, которые без адвокатов выигрывают. Например, есть пожизненно заключенные, которые успешно подают заявления. Дело «Петухов против Украины» может заставить пересмотреть меру наказания для такой категории заключенных. Во всем мире пожизненное, на самом деле, может быть заменено на конечный срок. У нас туманно написано, что через 25 лет можно обратиться с просьбой о помиловании, но это не работает совершено. Так вот, Петухов практически сам составил заявление, ему только на одном из этапов помогала адвокат. И выиграл. ЕСПЧ счел, что в его деле речь идет о нарушении статьи 3 Конвенции, о бесчеловечном обращении («Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию»). 

А есть дела, в которых ЕСПЧ становится на сторону государства? 

Есть спорные дела, в которых в ЕСПЧ выигрывает Украина. В прошлом году было 37 таких решений.

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности