Одесса для Жванецкого - важное место / фото из архива Галины Владимирской

Экс-директор клуба одесситов Галина Владимирская о Жванецком: "В Москве есть люди, которые считали, что они не хуже Жванецкого. Это его жутко раздражало"

07:30, 10 ноября 2020
13 мин. 26854 Интервью

В понедельник был похоронен легендарный сатирик Михаил Жванецкий. Воспоминаниями о нем с УНИАН поделилась главный редактор журнала "Фаворит удачи", директор клуба одесситов в 1998-2006 годах Галина Владимирская.

Одесса всегда была для Михаила Жванецкого важным местом, где он родился, вырос, начинал свой творческий путь и написал большую часть фантастических реприз. Несмотря на то, что из любимого города Михал Михалыча фактически «выдавили» по указке партийных бонз еще во времена СССР, любовь к Одессе осталась с ним навечно. И страсть эта обоюдна.

Его концерты собирали аншлаги, маэстро встречали и провожали бурными овациями. Аплодировали, как правило, стоя. На улицах Почетного гражданина города поджидали поклонники всех возрастов и сословий, и он не отказывал никому – ни в автографе, ни в совместном фото на память. Ведь Жванецкий - не просто легенда, он – свой. Здесь родился, окончил институт инженеров морского флота и трудился в Одесском порту. Здесь начал писать и впервые сказал: «Я никогда не буду высоким, красивым и стройным»...

Здесь он создал Всемирный клуб одесситов, лозунг которого: «Одесситы всех стран, соединяйтесь!». Сам стал первым (и бессменным) президентом этой общественной организации и умер… аккурат к ее 30-летию. На подоконнике клуба - скульптурка кота Мориса, прототипом которого стал всамделишный питомец сатирика. Зверек (в натуральную величину), лежащий на портфеле хозяина, сейчас утопает в цветах... Одесса скорбит.

Галина Владимирская, Татьяна Сокур, Ирина Краснова и Михаил Жванецкий / архив Галины Владимирской

УНИАН расспросил о писателе главного редактора журнала «Фаворит удачи», директора клуба одесситов в 1998-2006 годах Галину Владимирскую.

Галина, каким тебе запомнился Михал Михалыча?

Признаться, я всегда трусила перед посещением клуба его неизменным президентом: вдруг что-то пойдет не так. Но не потому, что Михал Михалыч мог «наехать» – такого ни разу не случалось, просто я понимала, чувствовала, насколько это значительная личность: хотелось его опекать, чтобы его ничего не раздражало, и он чувствовал себя комфортно...

Хотя человек он достаточно сложный и в отношениях – непростой (а гений, наверное, и не может быть другим), Михал Михалыч относился ко всему с пониманием. Единственное, не раз мне говорил: «Надо туалетики сделать». (смеется). Дело в том, что денег на все не хватало, а он хотел, чтобы всюду было красиво. Туалеты функционировали нормально, но нуждались в ремонте…

Помнится, иногда подшучивал надо мной. Увидев на шее мой крестик, сказал: «Галя, что ты здесь делаешь со своим православным крестиком?» (смеется).

Мини-памятник Жванецкому в родной Одессе

И еще подарил необычный автограф. Первой книгой Жванецкого, которую издал клуб, были «Одесские дачи». Презентация проходила в клубе. Все подходили к автору за автографом, мне же, как причастной к происходящему, было как-то неловко. Но, когда все разошлись, решилась попросить: «Михал Михалыч, а мне? Я тоже хочу». Он рассмеялся: «Ну, ты даешь!» и, понимая, как все-таки непросто быть директором такой общественной организации, написал в моем экземпляре: «Галя, прости! Всегда с тобой. Жванецкий». Теперь, с его уходом, эта фраза приняла для меня совсем другое значение и воспринимается иначе…

Ты перешла на другую работу, и на этом ваше общение закончилось?

Нет. Я осталась членом Всемирного клуба одесситов. Бывала на встречах с Михал Михалычем, когда он туда приходил, и несколько раз - у него в доме (у писателя дом в районе Аркадии, – УНИАН), встречались на дне рождения у нашей общей подруги.

Это – незабываемые встречи. Если Михал Михалыч был в хорошем настроении, то весь вечер поражал нас неиссякаемым фейерверком мысли. Да-да – не шутки, а именно мысли. Очевидно, что даже в компании в его голове шла какая-то постоянная работа ума. Это были философские, мудрые и в то же время смешные реплики, высказывания. Мы все время хохотали и тут же поражались глубине его мысли.

Представь: человек говорит, и ты понимаешь – рядом с тобой сидит гений. Но, не дай Бог, проявить излишний восторг – он тут же «закрывался» и замолкал... Это – в узком кругу, а на концертах он никогда не капризничал. Всегда давал автографы до конца, никому не отказывал. Просили вместе сфотографироваться – фотографировался. В этом смысле Жванецкий был настоящим артистом.

Кстати, анекдоты он буквально не терпел. Когда их рассказывали, весь словно сжимался...

Михал Михалыч относился ко всему с пониманием / фото из архива Галины Владимирской

Почему?

Мне кажется, потому, что анекдоты, зачастую, нечто примитивное, неоднократно пересказанное. А его шутки – это образ мышления. Он так мыслил и так говорил.

Как Михал Михалыч относился к журналистам?

Терпимо. Давал интервью, не шарахался. Но были и прецеденты. Помню, как-то накануне 1 апреля приехали гости. В их числе – корреспондент одного из центральных СМИ. Девушка хотела взять интервью, и я подвела ее к Жванецкому. Она начала задавать вопросы, он отвечал в свойственной ему манере. Я вижу, что при этом девица отрешенно смотрит мимо него. Первый вопрос, второй. Михал Михалыч отвечает, а у нее – отсутствующий вид. Внезапно Жванецкий остановился: «Девушка, судя по всему, вам неинтересно то, что я говорю. Интервью мы прекращаем».

Обиделся?

Он всегда говорил интересно – проходных мыслей не бывало. А девушка пришла просто так – по заданию, и ей было все равно – Жванецкий это или Турецкий…

Он долго готовился к выступлениям? «Отрабатывал» текст?

Перед концертом всегда очень переживал, замыкался – в этот день его нельзя было тревожить даже близким людям. А после выступления очень нуждался в том, чтобы ему сказали, как все прошло...

Помнится, на «посиделках» в клубе после одного из концертов в Одессе, я тет-а-тет поделилась с ним впечатлением. Как он обрадовался! Обнял меня: «Ты, правда, так считаешь? Тебе понравилось?». Это было очень трогательно и вместе с тем удивительно. Только тогда я осознала в полной мере, как нужно ему такое участие. Человеку, которого носят на руках, чьи мудрость, гениальность и талант ни у кого не вызывают сомнений.

Тексты он «отрабатывал» прямо на членах своего клуба (смеется). Летом много работал в Одессе, здесь ему хорошо писалось, а перед отъездом в Москву, в начале сентября, обязательно проходила первая читка в клубе. То есть, так апробировались совсем свежие вещи, которые раньше никто не слышал. Он читал и наблюдал за нашей реакцией. Мог сам, вскинув руку вверх, воскликнуть: «Как сказано!», или предупредить: «Вот это хорошо!». Но если видел, что внимание немного рассеивается, сразу же замолкал…

Говорят, он записывал свои мысли прямо на салфетках…

Возможно, были какие-то единичные случаи, но я такого не видела. Он вообще писал свои мысли от руки размашистым, не очень понятным почерком. И в клубе всегда читал с этих черканных-перечерканных рукописных листов. Поэтому иногда получалось: «тут – читаем, здесь – не читаем…» (смеется). Уже многим позднее литературный секретарь, директор и близкий друг Жванецкого Олег Сташкевич (литературный секретарь, помощник писателя, - УНИАН) начал набирать его тексты на компьютере, как-то все систематизировать. Но у самого Жванецкого привычка писать от руки осталась навсегда.

Эрнест Штейнберг - в гостях у клуба / фото из архива Галины Владимирской

В 1960-х, после отъезда из Одессы, Жванецкий работал в Ленинградском театре миниатюр с великим Аркадием Райкиным. Они вместе поставили программу «Светофор», в которой впервые прозвучали популярные миниатюры «Авас», «Дефицит», «Век техники»...

Михал Михалыч часто вспоминал об отношениях с Райкиным, и в нашем клубе, и даже иногда во время концертов. В этих воспоминаниях был привкус горечи. Райкин как бы дал ему возможность себя проявить, но выжимал при этом все соки. Как рассказывал Михал Михалыч, отношение к нему было исключительно потребительское. И это при том, что молодого одесского сатирика уже знали, записи его реприз крутили на бобинах (в то время были в ходу магнитофоны с пленочными бобинами, - УНИАН). В итоге Жванецкий вместе с друзьями-одесситами – актерами Романом Карцевым и Виктором Ильченко ушли из театра миниатюр и создали свой... Михаил Жванецкий обожал Витю и Рому. Он тяжело перенес смерть Карцева. Хотя раньше мог иронизировать (улыбается). Так, когда Роман Андреевич начал писать свои рассказы, он к его творчеству относился несколько ревностно…

У него были враги?

Были завистники – из тех, кто сочиняет разные шуточки. В той же Москве есть люди, которые считали, что они не хуже Жванецкого. Это его жутко раздражало. При всем критичном отношении к себе, Михал Михалыч понимал, кто он, и кто они. Я уже говорила, что он ненавидел примитивный юмор, например, такой, как культивировался Региной Дубовицкой (программа «Аншлаг», - УНИАН) и Евгением Петросяном… Сравнение в подобными юмористами выводили его из себя – в принципе, простого одесского мальчика, сумевшего свой ум и культуру развить до вселенских масштабов.

Он был оптимистом?

Скорее, философом. Умел подходить к любой ситуации как к явлению, и выражал свое отношение с иронией. Он относился так ко всему. Я бы сказала, что это был взгляд мудреца.

И на личные отношения?

Наташа – гениальная жена. Она – то, что называется подарком судьбы. Когда они начали жить вместе, против нее ополчились многие друзья Жванецкого. Наташа намного моложе (разница в возрасте – более 30 лет, - УНИАН) и очень красивая женщина. Все считали, что она, мол, со Жванецким то ли ради денег, то ли ради славы… Жизнь доказала обратное: в основе всегда была искренняя любовь. Не буду комментировать дальше, не считаю себя вправе: на эту тему есть замечательное интервью с самой Натальей. (Наталья Сурова рассказала журналистам, что когда-то просила Жванецкого оформить с ней брак, но он не отреагировал. Сурова больше ни разу не подняла эту тему, а отношения были официально зарегистрированы только 10 лет назад, когда их совместный сын Дмитрий был уже взрослым. Расписалась пара в Одессе, – УНИАН).

Могу только сказать, что Наташа пользуется глубочайшим уважением у всех, кто знаком с ней, все очень ценят то, что она делала для Михал Михалыча. И хочется выразить ей и их сыну Дмитрию Жванецкому соболезнование в связи с этой невосполнимой утратой.

Земельный участок, на котором построен дом в Одессе, подарен местными властями?

Как полагалось. К званию «Почетный гражданин Одессы» прилагаются льготы, в числе которых – участок земли, машина отечественного производства и бесплатный проезд в городском электротранспорте. Участок находится в Аркадии, на улице Каманина, и Жванецкий построил там с нуля дом. А подаренный автомобиль «Таврия» – это отдельная история. Михал Михалыч один раз даже проехал в нем по Одессе, вызвав, само собой, всеобщий интерес, а затем подарил авто Всемирному клубу одесситов. Когда я была директором, специально окончила курсы вождения и даже ездила на этой машине... Потом она начала часто ломаться, и, в конце концов, когда нам сказали, что ремонт обойдется в 400 долларов, а купят ее за 250, Жванецкий разрешил продать именную «Таврию». А вот сегодня интересно, есть ли в природе этот раритет?..

В память о легендарном сатирике во Всемирный клуб одесситов приносят цветы / фото директора по развитию клуба Елены Павловой

Когда вы виделись в последний раз?

Примерно полтора года назад. Кажется, это была последняя встреча друзей в одесском доме Жванецких, прощание с родным городом… Помнится, встретили нас очень тепло, мы что-то шумно обсуждали, он принимал участие в разговоре. Но вдруг переспрашивал... Была уже в нем какая-то отрешенность. Наташа попросила сделать видеосъемку для семьи. Снимал Олег (супруг Галины Владимирской, - УНИАН), копии у нас нет...

Жванецкий часто говорил, что Одесса навсегда осталась для него самым лучшим городом в мире…

Он безумно любил Одессу. Мечтал, что на улице Комсомольской (сейчас Старо-Портофранковская, - УНИАН), в старой квартире, где они жили с мамой, будет сделано что-то вроде квартиры-музея, но до этого так и не дошло.

Помню, как в 2009 году, на его 75-летие город переименовал в его честь бульвар Искусств. В воскресенье горсовет специально собрался на внеочередную сессию, на которой рассматривался этот единственный вопрос, и все проголосовали «за». В тот же выходной Жванецкий, по случаю своего юбилея, давал в Одессе большой концерт, во время которого ему вручили новенькую бульварную вывеску, подтверждающую историческое переименование...

Честно говоря, думала, что Михалыч откажется от такого подарка – при жизни назвать бульвар его именем. Но он воспринял это с радостью. Ему очень понравилось. Недавно бульвар реставрировали, и, несмотря на свое состояние, он этим живо интересовался. Даже подписал и передал в Одессу книгу – специально к церемонии открытия обновленного бульвара. Михаилу Жванецкому было приятно, что его имя увековечено в родном и бесконечно любимом городе.

Лариса Козовая

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности