Четверг,
17 августа 2017
Наши сообщества

Налоги и сборы: где отчитались, а где просчитались

В Украине в 2013 году объединили налоговую и таможенную службы,  начали борьбу с оффшорами, ввели утилизационный сбор и налог на недвижимость. Но при этом сократили количество проверок и разрешили отчитываться в электронном виде, а малому и среднему бизнесу – добавили «упрощений» в налогообложении. За такие шаги Украину включили в пятерку лучших стран, активно реформирующих налоговую и таможенную сферы, рейтинга Всемирного банка «Doing business». Но это не решило всех проблем и самое главное - не увеличило доверие зарубежных инвесторов к стране.

 

В конце декабря 2012 года Указом Президента Виктора Януковича в Украине было создано новое министерство – доходов и сборов, объединившее две ключевые для наполнения государственного бюджета службы – налоговую и таможенную. Задачей новой структуры стало повышение эффективности управления государственными доходами посредством концентрации денежных потоков в одном месте. Кроме того, в ведение Миндоходов перешли также администрирование единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование (ранее этим занимался Пенсионный фонд) и фискальный аудит – оценка потенциальных рисков неуплаты налогов.

Удалось ли Миндоходов выполнить ключевое предназначение, сказать трудно. По факту за 11 месяцев 2013 года объем перечисленных в бюджет налоговых и таможенных платежей составил порядка 377 млрд грн. Это всего на 1,6% больше показателя 2012 года, когда налоговая и таможня работали раздельно. Вместе с тем, наряду с субъективными факторами становления новой структуры есть и объективные сложности. В течение года экономика Украины неуклонно падала, и поэтому фактическое выполнение бюджетного «плана» отражает реальную ситуацию в народном хозяйстве страны. 

Для широкого контроля в министерстве создали крупный Мониторинговый центр и два «силовых» управления - главное управления финансовых расследований и оперативное управление. Мониторинговый центр – это, по сути, отдельная структура министерства, задача которой вести виртуальный контроль предпринимательской деятельности. Работники центра не приходят на предприятие, но удаленно они могут отслеживать все – вплоть до передвижения сотрудников и корпоративного транспорта.

Как результат: при общем сокращении количества проверок субъектов предпринимательства (в 2013 году их было 5,8 тыс., в то время как в 2010 только налоговых проверок провели более 23 тыс.) количество возбужденных уголовных дел по фактам уклонения от уплаты налогов или умышленного занижения таможенных платежей выросло вчетверо - до 12655 случаев против 2518 в 2012 году.

Хотели как лучше…

   

В течение 2013 года Миндоходов успело сделать и ряд знаковых шагов для налогоплательщиков. Например, в части использования электронной цифровой подписи для ведения электронной отчетности и формирования электронного кабинета налогоплательщика – персонального электронного аккаунта плательщика, содержащего все имеющиеся данные о проведенных коммерческих операциях и уплаченных налогах и сборах. В результате более половины всей отчетности – налоговой и таможенной - подается сейчас в электронном виде. А по некоторым секторам, в частности по НДС, объем электронных деклараций составляет 98%. 

Упростились в 2013 году некоторые разрешительные процедуры: обязательное посещение налоговых органов при регистрации бизнеса или получении свидетельств налогоплательщика уже не обязательно. 

Неплохо сработали на таможне: время прохождения таможенных процедур за год сократилось вдвое – в среднем до полутора часа на один грузовик в условиях «красного коридора». Любопытными были эксперименты по сканерному досмотру грузов и установке GPS замков для транзитных автомобилей, хотя поначалу технические сбои в работе сканеров приводили к скоплению транспорта на таможенных пунктах.    

Оправданным оказался и активный переход в 2013 году на упрощенную систему налогообложения для малого и среднего бизнеса. В 6 группах «упрощенцев», структурированных в зависимости от величины предприятия, количества нанятых работников и показателей прибыли, работают сейчас порядка 1,5 млн предпринимателей – физических и юридических лиц. Они платят единый налог, объем платежей по которому в 2013 году существенно вырос, по сравнению с 2012 годом. Предприниматели – физлица увеличили налоговые платежи на 37% - до 4,6 млрд грн, а юрлица – на 46%, до 1,65 мрлд грн. В качестве «поощрения» Миндоходов приняло решение продлить на 2014 год действовавший в 2013 году мораторий на проведение проверок «упрощенцев» по всей стране.

Во многом именно эти шаги обусловили рост позиций Украины в рейтинге Всемирного банка «Doing business» и «Paying taxes» по итогам 2013 года. И хотя нашей стране не удалось выполнить план-максимум и войти в сотню лучших государств мира по части ведения бизнеса, Украина вошла в пятерку сильнейших по успешности реформ в налоговой и таможенной сферах.

«У нас хорошие новости для Украины. Результаты рейтинга Doing Business свидетельствуют, что регуляторная среда улучшилась в 8 из 10 сфер, которые являются предметом исследования. Украина внедрила больше реформ, чем любая другая страна в мире», - заявил в конце октября п.г. директор Всемирного банка по делам Украины, Беларуси и Молдовы Чимяо Фан.

Но вряд ли представители Всемирного банка учли один красноречивый нюанс: упрощение регистрации бизнеса в Украине не повлекло упрощения ликвидации бизнеса. Нередко закрытие предприятия доставляет предпринимателю множество дополнительных проблем, сопряженных с обязательной проверкой бухгалтерской отчетности и проведением аудита документов, что отнимает не только время, но и деньги.

Отчасти «спорным» вышел и другой позитив 2013 года, а именно – положительная динамика возмещения НДС, ставшая «притчей во языцех» для отечественных и иностранных инвесторов. С одной стороны, в течение года объем возмещений постоянно превышал объем заявок, что свидетельствует о погашении ранее накопленной задолженности. За 11 месяцев года предпринимателям вернули 51,3 млрд грн при заявке 47 млрд грн. Причем едва ли не половина возмещений (21,8 млрд грн) были осуществлены в автоматическом режиме денежными средствами. Для сравнения: за весь 2012 год было возмещено 46 млрд грн. Как отмечают в Миндоходов, долг государства по НДС-возмещениям в 2013 году уменьшился на 1,8 млрд грн.

С другой стороны, объем общей задолженности по возмещениям – цифра спорная. В начале июля 2013 года глава Миндоходов Александр Клименко сообщал, что объем текущей задолженности по НДС составляет порядка 4,5 млрд грн, а еще примерно 11 млрд грн – оспариваются в судах. Однако в сентябре постановлением правительства была оговорена еще одна сумма задолженности - 12 млрд грн, которую можно было «вернуть» в виде казначейских векселей. Пока за векселями в Миндоходов, по уверению ведомства, так никто и не обратился.

Наконец, в условиях весьма  непростой экономической ситуации, когда каждая гривня на счету, предприниматели все чаще признают: заявка на возмещение НДС стала предметом пристального изучения и поиска возможных «рисковых» схем. Трудно достижимыми  стали и критерии получения автоматического возмещения НДС, в числе которых и «чистая» история подачи деклараций об уплате НДС с соблюдением сроков платежа и отсутствием претензий со стороны налоговых органов в течение трех лет, а также отсутствие банкротства, налогового долга и соответствующий уровень средней зарплаты, минимум вдвое превышающий минимальный показатель по стране.

Получилось как всегда

 

А вот где Миндоходов похвастать и, правда, нечем, так это в части налоговых нововведений, ни одно из которых так и не заработало в 2013 году в полную силу.  Весь прошедший год министерство активно отстаивало необходимость принятия парламентом закона о контроле трансфертного ценообразования – условиями организации и проведения внешнеэкономических операций (сиречь – базы налогообложения) между связанными лицами, в том числе работающими в странах с оффшорной юрисдикцией. На всех уровнях руководство Миндоходов доказывало ценность контроля финансовых потоков, указывая на ключевой принцип «прозрачности» бизнеса: налог на прибыль должен быть уплачен в стране, где эта прибыль заработана, а не в оффшорных зонах, куда прибыль можно вывести и на законных основаниях не платить с нее никаких налогов.  

Позиция  министерства проверялась на прочность долго и настойчиво. Парламентская оппозиция сломала не одно копье, доказывая необходимость внесения нескольких сотен поправок в «министерскую» редакцию закона, выписанную, к слову, в соавторстве с аудиторами PriceWaterhouseCooper’s. Многие парламентарии опасались, что «трансфертное ценообразование» станет «карательным мечом» не только для крупного бизнеса, связанного с оффшорами, но и для небольших компаний, работающих сугубо на внутренний рынок, но также попадавших под действие закона.

Летом 2013 года закон все же приняли, и в сентябре его нормы вступили в силу.  Но в декабре Верховная Рада 234 голосами приняла в первом чтении законопроект, предоставляющий налоговые преференции при администрировании налога на прибыль так называемым консолидированным группам налогоплательщиков, а проще говоря  - финансово-промышленным группам, годовой оборот которых составляет от 500 млн грн. Накануне голосования глава профильного парламентского комитета Виталий Хомутынник не скрывал: льготы по налогу на прибыль получат не менее десятка ключевых ФПГ страны, которые еще в сентябре считались основными фигурантами «трансфертного ценообразования». Их отчетность по «трансферке» ожидали уже к маю 2014 года.  Причем налоговый эффект должен был составить не менее 6-8 млрд грн налоговых доходов – исходя из ранее сделанных прогнозов о том, что в первые три года действия закона о трансфертном ценообразовании доход бюджета составит 20 млрд грн.

Но удастся ли добиться эффекта в условиях вновь открывшихся обстоятельств – вопрос.  Пока в «активе» Миндоходов лишь констатация сокращения объема экспорта в оффшоры - почти вдвое: с 10,3 млрд грн в январе 2013 года до 4,9 млрд грн в октябре 2013-го.

Не менее знаковой оказалась и «битва» за акцизы, в особенности на спиртовую продукцию, крепкий алкоголь и пиво. Ключевой тезис - ставки надо повышать, и это не обсуждается. Обсуждается то, как повышать, и куда направить деньги. «Что касается повышения акцизов. Мы летом проводили заседание Инвестиционного совета и договорились, что выработаем трех- или пятилетнюю стратегию относительно акцизной политики государства. Рассчитаем ставки, и как они будут повышаться», - отмечал  Клименко еще в октябре 2013 года.

На текущий момент такой стратегии еще не выработали. Однако в Раде обсуждаются сразу несколько «акцизных» законопроектов, в том числе, нашумевший документ о резком повышении акцизов на пиво с последующим направлением средств на строительство нового корпуса республиканской детской больницы «Охматдет».

Проблемами обернулось для Миндоходов введение налога на недвижимость и переоборудование кассовых аппаратов электронной лентой расчетных операций. Оба нововведения формально заработали с 1 января 2013 года. Оба имели «льготный» период – полгода. Однако, к моменту приема, например, первых данных с электронных кассовых лент – в июле 2013-го - в стране едва ли треть аппаратов были оборудованы, как следует. Нужного количества модемов в Украине попросту не оказалось. Обеспечить предпринимателей необходимыми устройствами, которые, кстати, закупались «за свой счет», удалось только к декабрю, что, по сути, свело на нет все «бюджетные» ожидания от борьбы с теневым оборотом наличности.

Другое дело, что «проигрыш» бюджета обернулся прекрасными коммерческими возможностями для партнерских фирм, которые теперь на вполне официальных основаниях обеспечивают обслуживание переоборудованных кассовых аппаратов. Перечень компаний известен, а стоимость их услуг соизмерима с объемом периодичных налоговых платежей для предпринимателей - «упрощенцев».

Аналогичная история вышла и с налогом на недвижимость: правила администрирования налога окончательно «отработали» к лету 2013-го, но реестр плательщиков налога был окончательно сформирован лишь несколько недель назад. В результате «налоговый» эффект получим только во втором полугодии 2014 года.

Не менее скомканным вышло введение еще одного платежа – сбора за утилизацию снятых с эксплуатации транспортных средств. Соответствующая норма вступила в силу 1 сентября и затронула все сегменты автомобильного рынка, все бренды, все модели. Примерные суммы налога высчитали быстро - в зависимости от объема двигателя и предназначения - от 4,7 тыс. грн с каждого авто. Однако администрирование налога оказалось делом непростым в силу отсутствия не только инструкций для инспекторов, но и справок, подтверждающих уплату налога. Устранять «неполадки» довелось фактически «с колес». В Миндоходов, правда, отмечали, что технические сбои мало повлияли на общий показатель импорта автомобилей. Однако оправдались ли «платежные» ожидания – вопрос открытый.

При этом едва ли не самой скандальной оказалась идея ввести в Украине в 2013 году налог с оборота и упразднить налоговые льготы для аграриев, заменив их специальной ставкой НДС на уровне 9%. Накал недовольства был столь велик, что Миндоходов пришлось не единожды оправдываться, и в последствие крайне осторожно предлагать и комментировать любые налоговые новшества, всякий раз апеллируя к мнению общественности и созданного при Министерстве доходов и сборов Инвестиционного совета.

Чем душа успокоится?

 

Планы на наступивший 2014 год Миндоходов строит осторожно. О введении новых налогов речи пока не идет. Во всяком случае, министерский  план нормативных документов, обязательных к разработке в 2014 году, не содержит каких-либо намеков на очередные новации.

Оно и понятно. Во-первых, год и так начался с сохранения действующей ставки НДС в 20% и незначительного сокращения налога на прибыль – на 1% (вместо 3%), до 18%, хотя в Налоговом кодексе предполагалось, что с 1 января 2014 года НДС и налог на прибыль будут снижены до 17% и 16%, соответственно. Во-вторых, в министерстве не раз отмечали: введение новых налогов лишь «подпитывает» теневой сектор, борьба с которым – приоритет в работе любого фискального ведомства.  

Однако основной вехой 2014-го станет, надо полагать, принятие правил всеобщего декларирования доходов граждан. Концепция декларирования, подразумевающая раскрытие информации о доходах всех физлиц-налогоплательщиков Украины (а их у нас 44,5 млн) была представлена общественности в конце декабря п.г., но каких-либо оценок пока не получила.

Между тем, значимость ее проговаривалась давно. Эффективность системы декларирования доходов граждан и уплаты налогов обусловит возможность снижения ставок единого социального взноса для бизнеса и, как следствие, снижение налоговой нагрузки на фонд заработной платы. По мнению руководства Миндоходов, это одновременно приведет к выводу зарплат из тени и наполнению бюджета Пенсионного фонда, напрямую зависящего от  отчислений ЕСВ.

Но это в теории. Пока же украинские экономические реалии диктуют «свои» условия поведения. На фоне никуда не девшейся рецессии, Украина вступает в год избирательной кампании президента, предполагающей значительные социальные расходы. Кто оплатит «банкет» - понятно. Не понятно только удастся ли сохранить платежеспособность всех «спонсоров» после выборов.

Олеся Сафронова (УНИАН)

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение