Продажа ”Лугансктепловоза” россиянам: последствия для рынка и репутации
Продажа ”Лугансктепловоза” россиянам: последствия для рынка и репутации

Продажа ”Лугансктепловоза” россиянам: последствия для рынка и репутации

15:23, 29 мая 2007
7 мин. 750

Можно ли говорить о первом крупном провале в распродаже госимущества в 2007 году? В каком случае возможен пересмотр результатов конкурса? Комментарии Игоря Мазепы и Вячеслава Бутко

Как известно, 23 марта ФГИУ провел конкурс по продаже 76% акций ОАО “ХК “Лугансктепловоз” с открытым предложением цены по принципу аукциона. Его единственным участником стал российский «Трансмашхолдинг», выставивший две свои дочерние компании. По результатам конкурса победителем признано ОАО «Управляющая компания «Брянский машиностроительный завод» (Россия), которое предложило за пакет 292 млн. 505 тыс. грн. при стартовой цене пакета 292 млн. грн.

С предложением прокомментировать результаты конкурса мы обратились к  генеральному директору инвестиционного банка Concorde Capital Игорю Мазепе и руководителю экономических программ Центра исследований корпоративных отношений Вячеславу Бутко.

-- Как Вы считаете, какими могут быть последствия продажи “Лугансктепловоза” россиянам для отечественного рынка транспортного машиностроения и украинских железнодорожных компаний?

Мазепа: Исходя из той конъюнктуры, которая сложилась полгода назад и непосредственно к самой дате проведения конкурса, было очевидно, что основными претендентами на завод являлись российские компании. К тому же российский рынок все еще оставался главным потребителем данной продукции, а система продаж «Лугансктепловоза» не позволяла качественно диверсифицировать рынки сбыта. Но потенциал этого завода и его перспективы огромны не только для России, и приход нероссийского собственника позволил бы компании существенно диверсифицировать рынки сбыта. В связи с тем, что победитель конкурса оказался все-таки российским, это в некоторой степени ограничивает возможности завода по диверсификации рынков сбыта продукции, и возникает прецедент цены, поскольку реальная стоимость завода значительно превышает цену продажи контрольного пакета на конкурсе. Это может отразиться на решении других инвесторов -- покупать активы данного профиля по сложившимся рыночным ценам или нет. На операционный бизнес других предприятий сектора транспортного машиностроения приход российского собственника вряд ли окажет какое-либо влияние, так как, по сути, «Лугансктепловоз» являлся монополистом в своем секторе.

Бутко: Кроме победителя конкурса, в нем, насколько мне известно из публикаций в СМИ,  желали  принять участи достаточно серьезные инвесторы, среди которых структуры, приближенные к принадлежащей Р.Ахметову SCM, «Днепровагонмаш» и Марганецкий ГОК, а также иностранные инвесторы – немецкий Siemens,  польская Kolej Baltycka и французская компания Alstom.

Пока о последствиях продажи “Лугансктепловоза” россиянам для отечественного рынка транспортного машиностроения и украинских железнодорожных компаний говорить рано, но кое-какая настораживающая информация относительно дальнейшей судьбы самого «Лугансктепловоза» есть. Дело в том, что «Трансмашхолдинг» объявил о планах создания предприятия по производству тепловозов в Казахстане. У меня нет оснований однозначно что-то утверждать, но в мировой практике нередко бывают случаи покупки конкурентов с целью их дальнейшей ликвидации.

- Отсутствие реальной конкуренции за «Лугансктепловоз», отказ от участия других иностранных претендентов и низкая цена продажи одного из наиболее ликвидных приватизационных активов позволяет говорить о первом крупном провале в распродаже госимущества в 2007 году. Вы согласны с подобным мнением экспертов?

Мазепа:

Сам конкурс был закрыт и непрозрачен, прослеживались явные признаки несправедливого определения цены продажи активов, поскольку она была явно не рыночной. Если бы Фонд госимущества как продавец показал реальную рыночную цену, это послужило бы хорошим индикатором того, сколько в Украине и в соседних странах могут стоить аналогичные активы. К сожалению, этого не произошло.

Самый большой ущерб, который мог нанести Фонд государственного имущества как продавец, это, в первую очередь, репутационный ущерб. Стало понятно, что практика закрытых продаж, к сожалению, сохраняется в Украине. Хотя после продажи «Криворожстали» и еще нескольких объектов на открытых аукционах мы надеялись, что закрытые конкурсы отойдут в прошлое.

Бутко: К тому же прослеживается интересная тенденция. Одной из предыдущих предполагаемых дат проведения конкурса по продаже «Лугансктепловоз» было 2 октября 2006 года. Во многом конкурс тогда не состоялся из-за того, что абсолютно справедливо было сформировано общественное мнение, негативно оценивающее условия предполагаемой продажи, которые были «выписаны» под нынешнего победителя. Например, в дополнительных условиях был требование о том, что в течение 3-х месяцев с момента подписания договора купли-продажи победитель должен был предоставить «Лугансктепловозу» разработанные за рубежом технологии производства локомотивов. В том числе - полные комплекты конструкторской документации на три модели тепловозов и одну - электровоза. При этом все проекты должны быть разработаны под колею 1520 мм, которая используется только в СНГ. Понятно, что этому условию мог соответствовать лишь «Трансмашхолдинг».

То есть, и тогда четко прослеживалось желание продать «Лугансктепловоз» именно «Трансмашхолдингу». А сейчас это удалось сделать. Благодаря некой молниеносной операции, многие элементы которой с точки зрения законодательства вызывают серьезное обоснованное сомнение.

Относительно выполнения плана поступлений в государственный бюджет. В прошлом году он был выполнен на 22%. «Почин» этого года не дает оснований надеяться на улучшение ситуации.

-- В каком случае возможен пересмотр результатов конкурса?

Мазепа: Пересмотр результатов конкурса возможен, поскольку правонарушения были слишком очевидны. Самыми значимыми из них являются неадекватно сформированная цена продажи и ограничение количества участников конкурса. Но принимать решение о пересмотре результатов могут только судебные органы.

Бутко: Известно, что Президент Украины Виктор Ющенко обратился в Генпрокуратуру и СБУ с просьбой проверить соблюдение ФГИУ законодательства при продаже 76% акций «Лугансктепловоза». С точки зрения соблюдения интересов государства хотелось бы, чтобы проверка прошла максимально тщательно – сложившаяся ситуация с продажей «Лугансктепловоза» отрицательно влияет как на инвестиционную привлекательность нашей страны, так и на имидж органов власти. Необходимо расследовать все, чтобы это стало достоянием общественности, и, чтобы в дальнейшем не было подобных прецедентов.

Насколько мне известно, уже СБУ уже рассмотрел жалобу Марганецкого ГОКа, который имел намерение принять участие в конкурсе по продаже «Лугансктепловоза», но не смог этого сделать, и установила, что в процессе продажи этого предприятия имели место признаки преступления. В соответствии с действующими нормативными актами материалы жалобы переданы в Генеральную прокуратуру.

Записал Николай Кулиш

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies