На сегодня, как и ранее, у следствия четыре подозреваемых / Фото УНИАН

Кто ответит за смерти в "Виктории"

Пожар в детском оздоровительном комплексе «Виктория» в Одессе, в результате которого погибли трое детей, на всеукраинском уровне уже начал забываться. Вместе с тем, история далеко не закончилась: подозреваемые ждут суда, следователи - результатов экспертиз, а родители погибших девочек - эксгумации.

На сегодня, как и ранее, у следствия четыре подозреваемых / Фото УНИАН

Сколько бы ни было за последние полгода в Украине резонансных происшествий, забывать о пожаре в коммунальном учреждении «Одесский городской детский оздоровительный комплекс «Виктория»» никак нельзя. 15 сентября прошлого года в результате трагедии погибли трое детей – воспитанницы танцевального ансамбля «Адель» - Настя Кулинич, Соня Мазур и Снежана Арпентий. Сегодня родители девочек требуют проведения эксгумации тел и независимой ДНК-экспертизы. В частности, семьи Мазур и Арпентий имеют веские основания полагать, что похоронили не своих детей (полученные ими для захоронения останки были перепутаны).

По словам адвоката Татьяны Сягровец, представляющей интересы потерпевших, родители заметили несовпадения еще при получении тел. В частности, у Сони отсутствовали два верхних зуба, но у выданного тела они были. «Сначала мы подумали, что эксперт просто торопился, и написали ходатайство о его опросе в нашем присутствии. Но специалист подтвердил: действительно осматривал челюсть, где были эти зубы. На наш вопрос, соответствует ли осмотренный фрагмент данным карточки Сони Мазур, истребованной в стоматологии, он утвердительно ответил, что не соответствует», — отметила адвокат.

Читайте такжеВ Одессе суд отказался смягчить меру пресечения директору лагеря "Виктория"

Кроме того, заявителей смущает и то, что тела осматривались 16 сентября 2017 года, и сразу же после осмотра им были присвоены фамилии. Однако экспертиза, которая давала бы основания утверждать, кто из погибших детей есть кто, прошла только через трое суток. В этой связи еще в ноябре прошлого года родители девочек обратились в полицию с просьбой об эксгумации и проведении независимой ДНК-экспертизы. И получили устное обещание рассмотреть этот вопрос. «Результат» рассмотрения ошеломил: на прошлой неделе выяснилось, что следователь полиции подписал постановление об отказе в этой просьбе. Причем, документ был подписан еще полтора месяца назад. Другими словами, все это время родителей погибших девочек «кормили» пустыми обещаниями.

Кроме того, родственники девочек утверждают, что заметили и ряд других странных событий. К примеру, еще в сентябре на месте происшествия, рядом с предполагаемыми останками Сони Мазур, были обнаружены светло-русые волосы, «свернутые» в косу. Однако позже эти волосы куда-то «потерялись», хотя, по мнению родителей девочки, являются важным вещдоком и могли бы стать исходным материалом для проведения ряда экспертиз, в том числе ДНК. Также пропала часть обнаруженной на пепелище пижамы, которую для опознания показывали близким…

Высокопоставленные чиновники и крупные бизнесмены не привлекались даже в качестве свидетелей / Кадр из видео ТСН

«Сроки [разрешения на эксгумацию] все время оттягивались, поскольку, по мнению правоохранительных органов, у них были более неотложные дела. Но для родителей важно знать, к кому на могилу они ходят», - подчеркнула юрист.

По словам Татьяны Сягровец, родители погибших девочек осознанно не выносили эти вопросы в публичную плоскость в силу их деликатности. Но теперь пошли в прокуратуру.

Прокурор Одесской области Олег Жученко пообещал им всяческое содействие: изучить материалы, включая те, которые касаются исследования места пожара, изъятия и изучения вещественных доказательств. По его словам, постановление об эксгумации уже внесено, но для ее проведения потребуется пройти ряд процедур, в том числе, по получению согласия мэрии. Осуществлять ее будут специалисты, пользующиеся доверием, как заявителей, так и следователей.

В этой связи, по его словам, постановление прокуратуры будет реализовано после утверждения независимых объективных экспертов и соответствующих погодных условий. То есть, не раньше весны.

«Козел отпущения» или виновник?

Тем временем, правоохранители заявили о завершении досудебного расследования в отношении директора «Виктории» Петроса Саркисяна, который подозревается в нарушении правил пожарной безопасности, повлекших гибель людей (ч. 2 ст. 270 Уголовного кодекса Украины). В январе прокуратура Одесской области направила в Приморский районный суд Одессы ходатайства об очередном продлении срока содержания Саркисяна под стражей. Мол, это необходимо для того, чтобы дать время сторонам процесса ознакомиться с 85-ю томами материалов предварительного расследования. «После завершения процедуры ознакомления участников с материалами дела прокуратура Одесской области направит обвинительный акт в суд для его рассмотрения по существу», - пояснили в прокуратуре.

Вместе с тем, трое адвокатов, представляющие интересы Саркисяна, с материалами дела еще не ознакомились. Их усилия сосредоточены на смягчении меры пресечения своему подзащитному любыми средствами. Порой, после посвященных этому вопросу судебных заседаний, хочется хорошенько вымыть руки. Здесь есть все – затягивание процесса, бесконечная череда ходатайств, самоотводы судей, попытки отвода прокурора, запрашивание оригиналов документов…

Настаивая на домашнем аресте, адвокаты утверждают: на их подзащитного возводят напраслину, хотя бы в силу того, что корпуса, в числе которых сгоревший, на балансе «Виктории» не находились. Более того, Саркисян, мол, докладывал директору департамента образования и науки Одесского городского совета Елене Буйневич о нарушениях противопожарной безопасности, выявленных в комплексе, но она переадресовала это сообщение в управление капитального строительства горсовета, которое было заказчиком реконструкции.

По данным защиты, на территории лагеря провели фактически не реконструкцию, а возведение новых срубов, декларация ГАСКа на начало строительных работ была фикцией, а само строительство проходило ускоренными темпами. Другими словами, виновниками трагедии в «Виктории» являются городские чиновники. А из Саркисяна, который на самом деле был против заселения детей в деревянные срубы, но на этом настояло вышестоящее руководство, просто хотят сделать «козла отпущения».

По словам представителя Центра правого мониторинга «Гідність» Светланы Подпалой, всю эту возню в суде наблюдать крайне неприятно. Особенно, если учесть, что на каждом заседании присутствуют представители армянской общины и сотрудники «Виктории», родственники Саркисяна, которые довольно агрессивно ведут себя по отношению к родителям погибших воспитанниц ансамбля «Адель». «Более того, и сам подозреваемый в каждом своем выступлении позволяет себе негативные высказывания в адрес родителей», - говорит она.

По мнению Светланы Подпалой, в выступлениях Саркисяна сквозит обида за то, что он отдувается за всех, кто, так или иначе, получал свои «дивиденды» с «Виктории». «Обида и гнев подозреваемого направлены на самый верх, и это очевидно. Хотя он не называет фамилию мэра, а только его подчиненных», - отмечает она и добавляет, что при этом у подозреваемого нет понимания: размер коррупции в данном случае не умаляет его вины как директора детского учебного заведения, пустившего на самотек «не только пожарную безопасность, но и другие важные вопросы».

В свою очередь, не согласны с заявлениями Петроса Саркисяна и в мэрии, чиновников которой он винит в случившемся. Там утверждают: директор комплекса «Виктория» с 1 января прошлого года в ее профильные департаменты на предмет нарушений правил пожарной безопасности и необходимости заключения договоров о пожарной сигнализации не обращался, все работы проведены в соответствии с существующими нормами и нарушения пожарной безопасности не выявлялись.

Что касается городских чиновников (председателя Киевской районной администрации Одессы Владимира Сушкова, начальника управления архитектурно-строительного контроля Александра Авдеева, директора департамента образования и науки Елены Буйневич и начальника управления капитального строительства Бориса Панова), которых Саркисян планомерно обвиняет в бездействии, то еще в сентябре прошлого года по распоряжению мэра Одессы Геннадия Труханова с целью выяснения причин и обстоятельств, приведших к пожару, была создана комиссия для проведения служебного расследования.

В декабре 2017-го ряд депутатов горсовета поинтересовались у градоначальника выводами служебной проверки. Но ответов от него не получили. А на официальные письменные запросы ответ был один: «Все документы на рассмотрении Геннадия Труханова…».

Комиссия выдала свои выводы в январе 2018-го: ответственность за ЧП в «Виктории» лежит на Саркисяне, его заместителе Татьяне Ланиной и ответственной за пожарную безопасность Наталье Янчик, которая также является фигурантом уголовного производства. А Сушкова, Авдеева, Буйневич и Панова рекомендовано восстановить в должностях – любопытная деталь – еще с 17 ноября 2017 года.

Кто остается «за кадром»?

Результаты специализированной экспертизы правоохранителей несколько отличаются от выводов чиновников. По словам пресс-секретаря прокуратуры Одесской области Инны Вербы, строительно-технические исследования показали: выполненные работы по возведению (реконструкции) корпусов комплекса не соответствуют проектной документации и требованиям нормативно-правовых актов в сфере строительства. Однако отмечается, что, поскольку деревянный сруб почти полностью уничтожен огнем, подтвердить или опровергнуть конкретную причину пожара невозможно.

Поэтому, в соответствии с пожарно-техническими исследованиями, установлены четыре возможные причины возгорания. Это - возникновение пожара от источника открытого огня (пламя спички, пламя свечей, тления табачного изделия); от короткого замыкания; вследствие занесения постороннего источника зажигания; от тепла, полученного от более нагретого или раскаленного предмета (электрокипятильник). Иными словами, следствие не подтверждает версию, которую в Одессе много обсуждали прошлой осенью: мол, пламя вспыхнуло из-за включенного кипятильника, который якобы был оставлен без присмотра в комнате худрука «Адели» Татьяны Егоровой.

К слову, ранее эксперт «Группы 2 мая», проводившей пожарно-техническую экспертизу причин возгорания в Доме профсоюзов в 2014 году, представитель общественной комиссии при ОГА по расследованию причин пожара в «Виктории» Владислав Балинский уже ставил под сомнение доказательства версии с кипятильником. Сейчас он подтверждает свою изначальную позицию: «Как я и говорил, неважно от чего загорелся этот корпус. Пожар произошел бы рано или поздно, поскольку не соблюдены строительные нормативы, показатели материала на огнестойкость, сама методика пропитки здания и прочее. По факту, сейчас необходимо разбираться с нарушениями со стороны управлений архитектуры и капитального строительства. Но тут все зависит от работы следствия...».

На сегодня, как и ранее, у следствия четыре подозреваемых. Помимо бывшего директора лагеря, о котором сказано выше, это сотрудник местного подразделения ГСЧС, воспитательница Наталья Янчик и бывшая вице-мэр Зинаида Цвиринько.

При этом в СИЗО находится только Саркисян – 24 января попытка его адвокатов изменить содержание в изоляторе на домашний арест потерпела фиаско. Апелляционный суд Одесской области отказался это сделать, несмотря на доводы адвокатов, в том числе, о том, что у Петроса Саркисяна больное сердце и, в случае ухудшения состояния здоровья, в СИЗО ему не смогут оказать соответствующую помощь.

Прокуратура, в свою очередь, настаивает, что такой угрозы нет – в случае необходимости в СИЗО смогут принять необходимые медицинские меры для спасения человека. Отпускать же подозреваемого из изолятора нельзя, поскольку он может скрыться, в том числе, в аннексированном Крыму, либо же уничтожить или подменить доказательства.

Также в прокуратуре отмечают, что сейчас «в работе» еще четыре экспертизы, которые проводятся в рамках уголовных производств по ст. 366 (служебная подделка) и ст. 191 (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением) Уголовного кодекса Украины.

Продолжается расследование по фактам служебной халатности должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, проверяется информация о служебном подлоге при строительстве и реконструкции детского лагеря и завладения средствами сотрудников детского учреждения.

Сложно сказать, чем завершится эта работа. Ведь, как отмечают представители общественной комиссии, созданной при ОГА, в действительности расследование даже не коснулось чиновников и бизнесменов, так или иначе задействованных как в «реконструкции» оздоровительного комплекса «Виктория», так и в его эксплуатации. Более того, пока такие люди не привлекались даже в качестве свидетелей. А если этого не произойдет, возможный приговор известным фигурантам не даст объективного ответа на вопрос: «Кто виноват в гибели детей?», потому что в ответе – многие…

Лариса Козовая, Одесса

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter