После кредитного банкета – на диету, или О первых признаках кризиса в Украине

После кредитного банкета – на диету, или О первых признаках кризиса в Украине

Дополнительные бюджетные доходы надо было экономить и прятать на «черный день». Вместо этого они тратились, чтобы оплатить счета политических договоренностей...

Кризис не только стучит в наши двери, как образно отметила премьер в своем обращении 19 октября, он уже переступил порог. Нас долго убеждали, что всемирное финансовое цунами обойдет нас стороной, что 90 процентов ответственности лежит на НБУ и СНБО, что Украина является островком покоя среди идеального шторма.

Кроме экспертов, немногих тревожил тот факт, что экономический рывок Украины в последние годы стал возможным благодаря прежде всего благоприятной внешней экономической конъюнктуре (высокие цены на металл), что он подпитывался беспрестанными заимствованиями корпоративного сектора ( прежде всего банков) на Западе, что он накачивался сногсшибательным ростом доходов населения и что он совсем не сопровождался структурными реформами. Всем, и прежде всего политикам, казалось, что так будет продолжаться долго – и приток экспортной выручки, и приток капитала, который будет компенсировать наш хронический дефицит в торговле товарами и услугами, и прирост кредитования, которое будет измеряться двузначными цифрами ежемесячно, и роста фонда заработной планы, что год за годом вдвое будет превышать номинальный рост ВВП.

Рано или поздно это должно было закончиться – или мягкой посадкой (soft landing), или торможением без шасси, от которого пассажиров будет трясти еще долгое время. Для мягкой посадки предпосылки были, и первым начал к ней готовиться Нацбанк, внедрив более жесткую монетарную политику. Когда же признаки насморка на Западе сменились лихорадкой, когда в Штатах уже скончался инвестиционный банк  Lehman Brothers, а ипотечные гиганты Freddie Mac и Fannie Mae были национализированы, в Украине у правительства чесались руки, как распределить те 20 миллиардов дополнительных доходов, что принесло закручивание гаек на таможне. Они (по меньшей мере – восемь миллиардов) были розданы всем сестрам по серьгам – и шахтерам, и бюджетникам, и директорам сельхозпредприятий и агрохолдингов, кое-что даже перепало паролимпийцам. Из этих расходов обоснованной была разве что финансовая помощь пострадавшим от наводнения (часть которой ожидаемо разворовывается). Лишь роспуск Верховной Рады остановил бюджетную эйфорию правительства и парламентариев. Предчувствие кризиса, ситуация на международных рынках и отсутствие возможности занимать на Западе со всей очевидностью диктовала другое – эти дополнительные доходы нужно было экономить и прятать в бюджетные амбары на «черный день». Вместо этого они тратились, чтобы оплатить счета скоротечных политических договоренностей.

Теперь пять лет экономической беззаботности, избыточного аппетита соцвыплат  и кредитного переедания должны быть с хрустом втиснуты в несколько месяцев жесткой диеты. Признаки кризиса уже повсюду, и касаются каждого. Вот лишь перечень симптомов, с которыми столкнулся автор этих строк на протяжении прошлой недели.

Я напрасно пытался снять текущие средства с банковского счета. Подчеркиваю – я не закрывал досрочно депозит, чему должно было помешать 319-ое Постановление НБУ,  а пользовался своим правом частично снимать деньги со счета, как это предусмотрено договором (не буду называть банк, чтобы не бросать хворост в огонь испорченных банковских репутаций). Управляющий филиалом объяснил мне, что каждый факт снятия денег со счета должен предваряться служебной докладной в центральный офис. Макроэкономический результат таких действий для финансового сектора будет ошеломляющим -  владельцы счетов позабирают деньги, едва дождавшись окончания срока действия договора, и не понесут деньги в банк на протяжении длительного времени. В ноябре, когда НБУ обнародует данные о состоянии денежно-кредитного рынка, средства на депозитах могут похудеть на двадцать, а то и тридцать  миллиардов ослабленных гривен (если за первые несколько дней октября депозиты уменьшились на шесть миллиардов гривен)...

Менеджеры компаний все больше жалуются на тромбы в платежной системе – платежи зависают на значительно больший срок, чем это определено тем же 319-м Постановлением НБУ.

В семьях «белых воротничков» сегодня невесело, прежде всего в тех, кто успел получить кредит, деноминированный в долларах. Если же дамоклов меч выплаты кредита еще совмещается с перспективой потери работы, то уже не до поездок в Турцию и походовм по ресторанам. Не до жиру – быть бы живу.

Данные Госкомстата об уровне безработицы в Украине доныне были едва ли не наименее  востребованной и менее всего актуальной новостью -  около двух процентов в январе, полтора процента в сентябре, ну то пусть себе... Фонд занятости купался в деньгах, строил себе офисы в регионах и крутил рекламу по телевидению. В 2009-ом ему едва будет хватать средств, чтоб выплачивать пособие по безработице. 

Строительная компания, которая строит жилой дом в городе-спутнике Киева, оказалась перед дилеммой – продолжать строительство или замораживать миллионы, уже в него вложенные. Это надежная фирма с безукоризненной репутацией и несколькими сданными в эксплуатацию объектами в своей биографии. Когда кризис в строительной индустрии усилился и реализация квартир на фундаменте практически остановилась, компания приняла рисковое решение – на свой страх и риск начинать строительство за собственные и кредитные средства в надежде, что продажи начнутся на уровне четвертого-пятого этажа. Уже заканчивается сооружения восьмого, уже снижены на 10 процентов цены, однако не продана ни одна квартира. Несколько потенциальных покупателей вот-вот готовы были заявить о своем желании, однако их отпугнула перспектива приобрести жилье в доме, в котором они будут единственными владельцами квартир. Поэтому решили или подождать, или покупать жилье на вторичном рынке. В октябре в отделе продаж этой компании не прозвучало ни одного звонка.

Мой знакомый окончательно принял для себя решение о бесперспективности работы в риэлторской компании, поскольку уже с лета он не смог продать ни одного земельного участка из своего списка. Доходов от посредничества по найму квартир для  кормления семьи не хватает. В ситуации с Виктором-риэлтором, как и в ситуации со строительной компанией абзацем выше, есть и светлая, санитарная сторона кризиса. Мыльный пузырь украинских доморощенных цен на недвижимость, когда запущенная хрущевка котировалась на одном уровне с берлинскими апартаментами, наконец лопнет. На этом фоне смехотворно выглядит бульканье риэлторов, что рынок вот-вот оживет и цены будут продолжать ползти вверх через отложенный спрос. Не меньшее удивление (если не раздражение) вызывают также бодрыя реляции о заоблачных ценах на участки на Киевщине. Уже всем давно ясно, что это цена предложения, что спрос фактически отсутствует, а если соглашения и заключаются, то по значительно меньшим ценам.

И еще что касается светлых сторон кризиса - я уже почувствовал на себе едва заметное изменение в настроениях строителей (сменил уже шестую бригаду на сооружении загородного дома). С непомерными аппетитами и заоблачными ценами, они фактически диктовали заказчику расценки, вели себя пренебрежительно и с гонором. Они, как и политики, были убеждены, что их «лафа» и диктат будет длиться вечно. Однако из новостроек многоэтажек, которые заморозили, уже начался отток уволенных строителей и увеличилось предложение рабочей силы. Чувствуя это, на последних переговорах по поводу цен они уже были более покладистыми и менее задиристыми. Готовы работать за две трети от августовских цен. Ближе к Нового года заявят о согласии на то же самое и за половину.

Вот только что будет до Нового года с выплатами по моему ипотечному кредиту, за который, собственно, и сооружается дом и который, естественно, деноминован в долларах?

Станислав Голубенко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter