Одесский активист Олег Михайлик / фото УНИАН

Одесский активист Михайлик: Извлеченную вместе с куском легкого пулю до сих пор никто не видел

Сейчас в Мюнхене находится известный общественник Олег Михайлик, которому немецкие врачи сделали сложную операцию по извлечению пули, застрявшей возле сердца. Эта пуля, получения которой в прямом смысле избегала вся украинская правоохранительная система, может стать важным доказательством, которое поможет установить организаторов регулярных атак на украинских общественников. В интервью УНИАН одессит рассказал о нюансах, связанных с процедурой ее изъятия, и поделился предположением о причине покушения на его жизнь

Одесский активист Олег Михайлик / фото УНИАН

В лидера Одесской городской организации партии «Сила людей» Олега Михайлика стреляли в Южной Пальмире в сентябре прошлого года. По подозрению в покушении на жизнь известного общественника были задержаны трое граждан Грузии, находившиеся, как утверждают правоохранители, рядом с местом преступления. Основное вещественное доказательство по делу – выпущенная киллером пуля – «засела» в теле активиста. Правительство Германии согласилось организовать и профинансировать непростую хирургическую операцию, а также экспертизу вещдока. Корреспонденту УНИАН удалось пообщаться с Михайликом, который все еще находится в Мюнхене.   

Как чувствуете себя?

Операция оказалась намного сложнее, чем изначально предполагали одесские медики и их немецкие коллеги. Пуля засела очень глубоко в ткани легкого и еще была прикрыта аортой, которая в результате выстрела разорвалась, что привело к большой кровопотере и клинической смерти. Вместо планируемого 2-часового лапороскопического (с минимальными разрезами) вмешательства, проведена 5-часовая операция. Мое пребывание в клинике планировалось от трех до пяти дней, а получилось почти десять.

Врачам пришлось вскрыть мою грудную клетку и удалить часть легкого вместе с пулей, шов получился довольно большой... Признаться, пока чувствую себя несколько хуже, чем до операции. Дышать еще тяжеловато – немного задыхаюсь. Врачи говорят, что все идет по плану – для восстановления нужно время.

Делают ли прогнозы немецкие специалисты?

23-го января запланировано обследование в клинике. Если мое состояние позволит – снимут швы. Возможно, тогда медики отпустят меня окончательно... Также есть договоренность о консультации невропатологов по поводу плохо функционирующих рук.

В чем заключается проблема с руками?

Пока не могу толком держать даже авторучку, застегнуть пуговицы, завязать шнурки и сжать кулак. Немецкие врачи предполагают, что причина – в клинической смерти, во время которой в районе 5-6 позвонков повредился нерв, отвечающий за функции рук и конкретно – кистей. Подобное происходит в условиях недостаточного кровоснабжения. 

Чтоб достать из тела активиста Михайлика пулю, немецким врачам пришлось удалить часть легкого / фото УНИАН

Но есть надежда на восстановление?

Конечно. Уже сейчас гораздо лучше в сравнении с тем, что было раньше. Медики говорят: процесс восстановления очень длительный и может занять от полугода до двух лет.

Вы говорили, что выжили также в силу того, что много занимались спортом…

Всегда старался поддерживать физическую форму, а до покушения несколько месяцев трижды в неделю занимался карате в клубе боевых искусств. Очень хочется вернуться к тренировкам, но, увы, пока это невозможно.

Обязательно ли было оперироваться именно сейчас?

Сложно ответить на этот вопрос. Изначально пуля оказалась очень близко к сердцу и были опасения, что в процессе заживления кусок металла сдвинется и убьет меня. В дальнейшем она отодвинулась в обратную сторону, на более безопасное расстояние. За несколько месяцев рана довольно хорошо зажила и, в принципе, опасности для жизни прямо сейчас не было. Рентген показал, что пуля закапсулировалась и неподвижна. Безусловно, ее следовало удалить, но не было конкретных медицинских рекомендаций, когда именно это делать. Конечно, не последнюю роль сыграл тот факт, что это важное вещественное доказательство. 

Что вам известно о его судьбе?

Пуля сейчас (по состоянию на вечер 22 января – УНИАН) находится в Мюнхене. В местной полиции мне сообщили о передаче ее в прокуратуру для «сохранения вещественного доказательства». В связи с тем, что она извлечена вместе с куском легкого, ее никто не видел, включая немецких хирургов и правоохранителей. Не известен ее вес, описания нет. Есть только фотоснимок части легкого, похожей на биток (смеется – УНИАН). В таком виде ее и должны передать криминалистам.

Судя по всему, экспертиза в Германии - под большим вопросом…

Для проведения этой процедуры необходимо, что бы в немецкую прокуратуру поступило специальное поручение Генпрокуратуры Украины. Со своей стороны, я официально обратился к мюнхенским правоохранителям с просьбой передать пулю на экспертизу в Германии, как минимум сделать детальное описание и максимальное фотографирование самого вещдока...

Более того, документы для сохранения пули как вещдока поступили от Нацполиции, когда ее практически извлекли. Ко мне в палату приходили представители здешней криминальной полиции. Они не могли понять, почему документы до сих пор не готовы. Насколько я знаю, Национальная полиция Украины в последний момент обратилась через каналы Интерпола к немецким коллегам с запросом о сохранении важного вещдока в уголовном преступлении. Поэтому пулю удалось после извлечения сохранить. Письмо от Генпрокуратуры пришло только в конце прошлой недели и, как мне объяснили, в нем ничего не сказано по поводу поручения о проведении баллистического исследования в Мюнхенском институте криминальных экспертиз.

Как вы полагаете, почему?

Возможно, в Украине не очень-то заинтересованы в расследовании… Судите сами, дело о покушении на мою жизнь из регионального главка Нацполиции передали в Главное следственное управление в Киеве в двадцатых числах декабря прошлого года. И только после этого по распоряжению столичных специалистов в Одессе провели трассологический эксперимент с определением возможного места нахождения стрелка. А должны были это сделать сразу, как только меня выписали из больницы. Добавлю, процессуального руководителя Генпрокуратура назначила только в начале января…

Исходя из всего этого, конечно, могу предположить, что баллистическая экспертиза в Германии не состоится. Тогда, после оформления соответствующих документов, пулю передадут украинской стороне. Но в том же виде (в легочной ткани – УНИАН), и в этом большая опасность. Как я уже говорил, ее пока никто не видел, что создает условия для определенных манипуляций отдельными украинскими правоохранителями. Поэтому надеюсь, что вещдок изучат и опишут все-таки в Германии.   

Есть ли поддержка со стороны украинских дипломатов в Мюнхене?

К сожалению, они не принимали участия в переговорах с немецкими правоохранителями. Ни в каком виде не проявляли себя официально, удивив этим представителей здешней криминальной полиции, которые задавались вопросом: «Почему при наличии украинского консульства в Мюнхене никто не участвует в этом процессе?».

Михайлик рассказал, что процесс его восстановления может занять от полугода до двух лет / фото УНИАН

В Одессе полиция озвучивала несколько версий покушения, в том числе, связанные со строительством жилого комплекса «Золотой берег», авторынком «Успех» и протестами против строительства на Ланжероне... Какую из них считаете наиболее реальной?

Они специально делали размытые заявления о том, что это может быть связано со стройкой Кисловского (депутат горсовета от фракции «Доверяй делам» Андрей Кисловский – один из заказчиков строительства нового отеля возле принадлежащего ему дельфинария на Ланжероне – УНИАН) или с конфликтом на рынке «Успех». Но в действительности я никакого отношения к этому не имел. Покушение может быть связано с противостоянием мошенникам, отобравшим у людей квартиры. В частности, при недострое жилого комплекса «Золотой берег» и других объектов. В схеме задействованы подставные компании, так или иначе связанные с городской властью. Мы неоднократно проводили протестные акции. Требовали провести открытый конкурс для выбора компании, которая могла бы завершить строительство. И было как минимум две – киевская и одесская, которые согласились это сделать. По неосторожности я публично озвучил название одной из них. Через непродолжительное время ее руководителю позвонили и велели не вмешиваться, так как у них «уже все решено». Несмотря на уголовные дела, протесты и отсутствие необходимых документов, депутатов горсовета «переломили через колено» и сессия приняла «нужное решение». Выбранный властью кооператив уже более 3 лет на этой площадке, но жилье до сих пор не достроено...

В качестве одной из версий также называлась ваша общественная деятельность, как таковая…

И это не исключено. В меня стреляли буквально через два дня после пресс-конференции, на которой представители пяти политических партий, в том числе я, потребовали отставки руководства областной полиции и прокуратуры. Соответствующее обращение было направлено в Верховную Раду, МВД и Генпрокуратуру.

Раньше вы заявляли, что намерены баллотироваться в мэры Одессы. Изменились ли ваши планы?

До местных выборов еще порядка полутора лет. Поэтому говорить об этом рано, но в моих планах пока ничего не поменялось. 

Если процесс выздоровления пойдет по плану, когда вернетесь в Одессу?

Не хочу загадывать. Врачи высказывают опасения из-за перелета, сопряженного с перепадами давления. Но надеюсь, что максимум в середине следующей недели буду дома...

Лариса Козовая

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter