Более трех тысяч человек пересекли нашу границу только за два последних месяца, сообщает Кащюнас / Facebook, Laurynas Kasčiūnas

Литовский политик Лауринас Кащюнас: Мы могли бы решить наши проблемы за две недели – дать возможность нелегалам двигаться дальше. Но я против, чтобы мы открыли шлюзы

19:27, 29 июля 2021
8 мин. 948 Интервью

Глава Комитета Сейма Литвы по национальной безопасности и обороне Лауринас Кащюнас в интервью УНИАН рассказал, как через Беларусь в Литву попадают мусульмане из Ирака, зачем Лукашенко создает эти проблемы и что придумала Литва, чтобы сделать новый транзитный путь для беженцев некомфортным.

В информационном поле сейчас много информации о миграционном кризисе, с которым столкнулась Литва, нелегальных мигрантах, которые стремятся попасть в Литву из Беларуси. Литва даже была вынуждена объявить режим чрезвычайного положения…

…Да, мы стали эпицентром нелегальной миграции. Более трех тысяч человек пересекли нашу границу только за два последних месяца. Это в сорок раз больше, чем за последние годы!

С чем это связано? В Украине, например, мало кто знает, что основная масса этих мигрантов – совсем не граждане Беларуси, которые убегают от диктаторского режима. Нелегалы из каких стран заполонили Литву? Как они попадают в Беларусь, чтобы потом просить убежище в Литве? Как они сами объясняют, как оказались в Литве?

В основном, это мусульмане из Ирака. А схема и простая, и непростая одновременно.

Нелегальные мигранты прилетают в Минск из Багдада (напрямую) или из Стамбула по туристическим визам. Несколько дней находятся в Беларуси совершенно легально. А потом белорусские структуры (и неформальные, и официальные, которые тоже "в доле") провожают их к нашей границе. И там они ищут, как ее перейти. Иногда "проводники" показывают им, куда именно идти. 

Нелегальные мигранты рассказывали нашим пограничникам, что они платят от 3 до 7 тысяч евро за каждого человека.

То есть, режим Лукашенко на этом неплохо зарабатывает?

Логично это предположить, потому что они не охраняют границу. Но, чтобы это утверждать, нужны факты.

Почему сейчас нелегалы больше оседают в Литве? Ведь раньше их могли вернуть в Беларусь.

Как было раньше? - Мы ловили нелегалов, давали сигнал белорусским пограничникам, и они их забирали. Действовала реадмиссия (согласие государства на прием обратно на свою территорию своих граждан и иностранцев, прежде находившихся в этом государстве, которые подлежат депортации из другого государства, - УНИАН). Была кооперация между странами, и она работала.

А сейчас они на наши сообщения либо не отвечают, либо продолжают пропускать нелегальных мигрантов, но при этом говорят, что ничего на границе не видели и не слышали. В то же время некоторые нелегальные мигранты из Беларуси рассказывают, что их проводили к границе, объяснили, что нужно делать и дали рекомендации, куда идти дальше.

У нас простая, отработанная процедура. Когда мы ловим мигрантов, они десять дней должны находиться в изоляции / Фото: REUTERS

В чем проблема депортировать нелегалов сразу в их страны, в тот же Ирак?

У нас нет с Ираком программы реадмиссии. Нужно, чтобы лидеры ЕС нажимали на Ирак.

Осложняет ли депортацию нелегальных мигрантов пандемия COVID-19?

Нет. У нас простая, отработанная процедура. Когда мы их ловим, они десять дней должны находиться в изоляции. Им делают тесты. Кто болеет – содержится в другом центре. И если была возможность быстро их депортировать, то тоже сделали бы тесты и просто посадили бы в самолет.

Совсем недавно Литва изменила законодательство, которым усложнила пребывание нелегальных мигрантов в Литве. В чем их суть?

Я был одним из авторов этих законов. Идея такая – мы хотим создать нелегальным мигрантам неуютные условия пребывания в Литве, чтобы у них не было возможности манипулировать своим статусом.

Когда мы их ловим, они отправляются в центр проживания, им обеспечиваются условия для этого, они подают документы на политическое убежище, а если получают отказ, могут раз за разом подавать в суд и судиться долго. А также проживать на нашей территории годами, хотя мы понимаем, что не Литва их цель, они хотят в Германию и другие страны ЕС.

После изменения законодательства, связанного с нелегальными мигрантами, они отправляются в центр проживания, но должны там находиться постоянно, не имея возможности выходить за его пределы ни за сигаретами, никуда, в течение полугода. Второе – теперь апелляции на решение по поводу политического убежища нельзя подавать бесконечно, апелляция может быть только одна.

Это - два самых главных рычага. Конечно, им это все не нравится.

Насколько эти меры могут улучшить ситуацию?

Как я уже говорил, у нелегальных мигрантов теперь нет возможности никуда продвинуться из Литвы, а их конечная цель – другие страны ЕС. Мы не хотим создавать еще один транзитный путь для нелегалов. И мы надеемся, что они будут давать эту информацию в свои государства, свои комьюнити, сообщества, будут рассказывать, что, попадая в Литву, придется полгода проживать в палатках. Думаю, это должно сработать.

Кстати, о проживании в палатках. Я слышала, что в некоторых центрах для беженцев происходят беспорядки, они отказываются от предлагаемого им питания и требуют чипсов и гамбургеров.

У нас консервативное общество. А некоторые политические силы хотят политических дивидендов на этой теме. Поэтому мы делаем все, чтобы не пойти на культурный раскол. Мы понимаем, что нам нужно делать все деликатно.

Мы стараемся, чтобы центры для нелегальных мигрантов проживания были изолированы от городков и сел / Фото: REUTERS

Мы сталкивались с протестами местного населения там, где хотели размещать центры для нелегальных мигрантов. Мы стараемся, чтобы эти центры проживания были изолированы от городков и сел. Но даже когда мы хотели послить их на полигон, где все строго и надежно, где у них нет возможности выходить, против этого были протесты. Поэтому нужно немного поменять тактику – говорить с муниципалитетами, объяснять все общинам…

А как обстоят дела с критикой вышеназванных инициатив Литвы со стороны ЕС?

Все хорошо понимают, что мы сдерживаем новый путь нелегальной миграции.

Разве вы не сталкивались с критикой европейских правозащитников, отстаивающих традиционные ценности, по поводу того, в каких условиях содержатся нелегальные мигранты?

Я тоже отстаиваю традиционные ценности (смеется). Да, есть разные движения за права, которые на всю эту ситуацию смотрят гиперболизировано. Но они не имеют большого влияния. Их стратегия – no borders, no walls (ни границ, ни стен). Но я бы им предложил, чтобы тогда они взяли нелегальных мигрантов к себе домой.

Вы выразили надежду, что нелегальные мигранты сами, таким себе "сарафанным радио", быстро донесут в свои страны, что через Литву попасть в Европу не получится. Сколько времени на это, по вашему мнению, понадобится?

Над этим нужно работать, и мы для этого делаем все – подключаем соцсети, рекламу. Это не быстро, но это работает. Думаю, нужно месяц-два-три, чтобы сдвинуть ситуацию.

Пока эта идея только начинает воплощаться, поток мигрантов не останавливается. Что будете делать, когда Литва столкнется с дефицитом мест, где их размещать?

Может быть такая идея – попросим ЕС поделить нелегальных мигрантов.

Ведь на самом деле мы могли бы решить наши проблемы за две недели – дать возможность нелегалам двигаться дальше. Но я против, чтобы мы открыли шлюзы, барьеры. Поэтому ЕС должен помочь.

На сегодня существует проблема ресурсов. Сейчас получили 100 км проволоки из Эстонии, уже есть контракт с Украиной / Фото: REUTERS

Вы – первый, кто стал говорить о необходимости забора, который защищал бы ЕС от авторитарного режима. Насколько эта идея находит отклик в Европе? Какую помощь оказывают Литве другие страны в обеспечении защиты от нелегальных мигрантов?

Мы уже начали этот проект, он идет. Сейчас возводим временный забор из двойной-тройной колючей проволоки. А потом будет стационарный забор с ключей проволокой наверху.

На сегодня существует проблема ресурсов. Сейчас получили 100 км проволоки из Эстонии, уже есть контракт с Украиной. Украина и Эстония нам очень помогают. Спасибо!

Как вы думаете, замешана ли в этой схеме, в истории с нелегалами из мусульманских стран, Россия?

Конкретных фактов об этом нет. Лукашенко хочет создать нам проблему, потому что не хочет санкций, не хочет изоляции. И пытается использовать рычаги с нелегальными мигрантами, чтобы принудить нас к диалогу. Но этого не будет, мы не будем играть его игру. И, я думаю, что эта тактика создана не в Беларуси. Это методология России.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies