Как, используя сарафанное радио, собрать три миллиона

Как, используя сарафанное радио, собрать три миллиона

Днепропетровский тележурналист Борис Филатов обратился с призывом помочь пострадавшим от взрыва бытового газа и поклялся, что ни одна копейка не будет потрачена нецелевым способом.... Интервью

Борис ФилатовИзвестный днепропетровский тележурналист, автор и ведущий программы «Губернские хроники» Борис Филатов (девятый телевизионный канал) собрал пострадавшим от взрыва газа в Днепропетровске более трех миллионов гривен. Борис Филатов неделю назад обратился с призывом ко всем бизнесменам города помочь пострадавшим от взрыва бытового газа. С экрана телевизора телеведущий призвал адресно помочь жителям разрушенного дома и поклялся, что ни одна копейка не будет потрачена нецелевым способом. В течение пяти рабочих дней в адрес телепрограммы было перечислено более трех миллионов гривен, половину из которых направила компания «Смарт Холдинг», принадлежащая российскому бизнесмену Вадиму Новинскому. Вчера были произведены первые выплаты пострадавшим. Поскольку инициатор этого сбора Борис Филатов побывал в Киеве, мы встретились с ним и поинтересовались, как удалось так оперативно мобилизовать днепропетровскую бизнес-элиту и с чем он столкнулся, распределяя полученные пожертвования.

– После того, как произошел взрыв, мы с друзьями бизнесменами сидели в кафе и единодушно сошлись во мнении, что нужно собрать деньги. Меня эта трагедия взволновала, ведь моя юность прошла в соседнем доме. Я как-то остро почувствовал, что это могло произойти и со мной. Мы засели за телефон, обзвонили людей, за пять дней собрали миллион двести восемьдесят тысяч гривен наличными. Плюс безналичными – два миллиона пятьдесят тысяч гривен. При этом из этих двух миллионов полтора миллиона перечислила компания «Смарт Холдинг», принадлежащая Вадиму Новинскому, – рассказал УНИАН Борис Филатов. – Мы с самого начала хотели сделать адресную помощь.

Будем откровенны: властям в таких случаях не доверяют. Не потому, что это днепропетровская или вообще украинская власть. К властям в принципе есть недоверие, тем более от людей бизнеса. Все прекрасно понимают, что в городе невозможно решить ни одного вопроса без взятки. Ну а кому, как ни бизнесменам, это знать. Мы решили сделать просто: собрать деньги и отдать из рук в руки. Каждому – лично, и чтобы ни копейки не прилипло ни к чьим рукам. В процессе сбора нам звонили из исполкома, облгосадминистрации, говорили: давайте, перечисляйте на фонд казначейства, мы сами передадим. Я говорю: извините, мы собрали, мы и отдадим.

Когда я позвонил Вадиму Новинскому, то сказал: собирают и Пинчук, собирает Ринат Ахметов. У каждого из них есть свой фонд, они делают через фонд. И мы прекрасно понимаем, что это благородный поступок, но у них есть свои имиджевые цели. А ты – человек православный, у тебя имиджевой цели нет. Он сказал: хорошо, я дам деньги вам. Вчера мы раздали их пострадавшим третьего подъезда, в котором у людей пропало все, – это сорок квартир и плюс прилегающий частный дом, при взрыве которого у него слетела бетонная плита и убила девочку-студентку. Естественно, человеческую жизнь измерить никакими деньгами нельзя. И мы приняли решение: миллион двести восемьдесят тысяч наличными поделили на сорок один и раздали из расчета: тридцать одна тысяча двести двадцать гривен на квартиру.

К нам на следующий день подошли люди из четвертого подъезда. Они сказали, что у них тоже проблемы. Помогите хотя бы трем этажам – восьмому, девятому, десятому, которые разрушены так же, как и третий подъезд. В процессе общения выяснилось, что денег пострадавшие пока не видели ни от кого. Да, сначала что-то раздавал БЮТ, правительство по пятьсот гривен выдавало. Люди верят, что и Пинчук, и Ахметов заплатят. Но их интересует: когда? Ведь у них нет документов, многие из них сидят с родственниками в больнице, нет времени открывать счета в банках. Схема работы благотворительных фондов следующая: вы должны пойти в банк, и туда вам перечислят деньги. Но ведь у людей нет средств даже на покупку зубной пасты и продуктов, а между тем им предлагают по-быстрому восстановить документы, идти в банк, открывать счет и ждать, когда туда придут деньги.

Это не претензия… Это совет из уст пострадавших: долгая процедура способна снивелировать любую помощь. Если уж есть принципиальное решение помочь, то почему бы ради такого случая не упростить процесс предоставления этой помощи? А пока где-то заседают комиссии, с облгосадминистрацией, вырабатывают критерии – кому, сколько и как помочь.

Люди сейчас так самоорганизовались в этом горе. Мы когда раздавали деньги, то попросили список, они говорят: мы друг друга в лицо знаем, никто не придет лишний раз и лишнего не возьмет. Путь помощи простой, не надо громко объявлять. Просто придите к людям, спросите и сделайте так, как просят люди, а не так, как советует губернатор, мэр и компания. То, что мы собрали, – это не огромные деньги, но мы были первыми, и это было людям очень нужно. Завтра мы будем работать с четвертым подъездом. К слову, областной прокурор привез пострадавшим собранную работниками ведомства зарплату – восемнадцать тысяч гривен и раздал людям. Прокуроры иногда поступают лучше и правильнее, чем опытные благотворители.

– Из госбюджета выделили девяносто миллионов гривен для компенсации жилья пострадавшим. Реально ли купить за эти деньги квартиры?

Борис Филатов– Люди хотят, чтобы к их требованиям подходили индивидуально. Кому-то эта квартира не нужна, он предпочтет денежную компенсацию, у кого-то кредит в банке.

Есть предложение, и Нестор Шуфрич его поддерживает: есть готовый комплекс «Олимпик» – в конце проспекта Правды. Он находится далековато от центра, но его сдают с полным ремонтом, со стиральной машиной. И если за бюджетные деньги купить там квартиры, то люди просто смогут заехать и все. Но кто-то не хочет ехать в этот район, кто-то говорит – там высокие коммунальные платежи.

Городские власти говорят: а мы будем строить дом. Как же так: не освоить подряд в 90 миллионов гривен – это же сколько можно всего построить! А люди говорят: если строить дом, то где мы будем жить? Мы же вещи на улице храним.

Зачем столько заседать, обратитесь к людям, многие вопросы отпадут сами по себе, «выработка критериев» не будет такой сложной. Виктор Вексельберг (один из акционеров «Газекса», контролирующего «Днепрогаз». – Авт.) говорит, мы подпишем договор с облгосадминистрацией о выплате пострадавшим помощи. Скажите, а при чем тут администрация? Хотите выплатить – выплачивайте. Понятно, что государству хочется поучаствовать в этой помощи: этого окрутили, того уговорили, и вот мы вас облагодетельствуем. Когорта чиновников пытается присоседиться к выплатам. Возможно, Вексельберг хочет «загарантироваться», чтобы государство Украина не начало их судить.

– Люди верят, что им дадут квартиры?

– Психологи говорят, что в такой страшной ситуации есть три стадии: шок, агрессия, примирение. Сейчас люди в стадии агрессии. У тех, у кого погибли родные, есть даже жажда физической расправы над менеджментом «Днепрогаза». Их можно понять: в один момент они лишились всего. И этого можно было избежать. Да, им дадут квартиры, но главное, чтобы пресса не оставила это вопрос вне контроля. Люди начали доверять СМИ, и их нельзя оставить.

– Какие еще возникли проблемы при распределении денег?

– Есть еще проблема. В доме жила девушка, беременная двойней, она не получит статуса пострадавшей, поскольку не была прописана. Власть должна формализовать процесс учета, это понятно, но жертводатели не должны идти по формальному пути власти, не должны бюрократизировать этот процесс.

– А как Вы собирали деньги? Легко ли люди жертвовали?

Борис Филатов– Мы же знаем, кому принадлежит рынки, гостиницы. Сели и обзвонили – простое сарафанное радио. Одни давали со скрипом, объясняли, что уже перечислили на счет власти, другие спрашивали: куда прислать водителя с деньгами? Вадим дал много, он подал пример: как можно помочь сегодня на сегодня. Но нам дороги все пожертвования. И двадцать гривен  от пенсионера, и десять тысяч долларов из рук среднего бизнесмена. Нам придется найти еще деньги. Будем звонить. Скажу: если не дашь денег, расскажу в своей программе, что ты жлоб (смеется). Есть ведь вопрос человеческой морали. Ну, если твой партнер и коллега уже пожертвовал средства, разве ты можешь не помочь гражданам своего города? Кто даст для них больше – это один из лучших видов человеческого соревнования.

Беседовала Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter