ОО vs ПР: разные мины при схожей игре

ОО vs ПР: разные мины при схожей игре

Партсъезды Партии регионов и Объединенной оппозиции кардинально различались внешне, но были, как ни странно, весьма схожи по содержанию...

Два прошедших партсъезда топовых политсил, Партии регионов и Объединенной оппозиции, кардинально рознились обертками (дворик на Подоле против громадных павильонов МВЦ, несоизмеримое количество охраны и потраченных на организацию денег), но были, как ни странно, весьма схожи по содержанию: критика оппонентов вместо новых идей и отсутствие кардинальных кадровых изменений в обоих случаях.

Съезды Партии Регионов и БЮТа (теперь объединенной оппозиции) я всегда обожала. У них есть одна общая черта: делегаты, рядовые члены, искреннее боготворят своего лидера, Януковича и Тимошенко соответственно. С другой стороны, у них настолько кардинально разные стилистики партийных форумов, разные тексты, разный декор, разные подходы к музыке, агитпропу и партийной символике, что всегда было забавно сравнивать. Это было забавно, пока оба лидера были плюс-минус в одинаковых обстоятельствах (периодически меняясь местами в связке «власть – оппозиция»). Сейчас, когда Тимошенко в тюрьме, для сравнения партийных форумов необходимо другое слово. Это уже не забавляет.

Съезд ”Батьківщини” прошел во дворе партийного офиса

Съезд Объединенной оппозиции планировался в здании Выставочного центра на Броварском проспекте, там же, где вечером «съезжались» регионалы. Но, в последний момент, буквально за день, штаб ОО срочно объявил переаккредитацию и пригласил делегатов и журналистов в свой партийный офис на Туровскую. Никому так и не пояснили толком, почему оппозиционеры решили сменить место дислокации. Может, пожалели денег на такое чисто процедурное мероприятие, как утверждение партийного списка и списка мажоритарщиков на округах.

Вся Туровская на Подоле с семи утра была заставлена машинами. Ворота партийного офиса БЮТ – съезд проходил во дворе – были открыты. Аккредитация носила условный характер. Но пробиться сквозь толпу делегатов и партийцев, найти место, где можно было бы работать – задача была не из простых. В углу двора разместился столик звукооператоров. За ним работал один человек, еще двое спали рядом на стульчиках. На установленные во дворе экраны выводилась презентация «достижений правящей команды» - например, слайды об одном километре построенной властью дороги по цене трех километров американской.

Во время оглашения первой двадцатки партсписка стала очень заметной попытка лидеров оппозиции никого не обидеть, и собрать всех более-менее популярных у интеллигенции политиков.  Позвали сюда Джемилева, договорились таки с Гриценко. Но, в тоже время, не покидало и ощущение, что старый депутатский актив  корнями и зубами врос в партийный список. Почему столько действующих народных депутатов отказались идти по мажоритарке? Людей, заявленных на округах, никто толком не знал.

С этими вопросами УНИАН обратился Ивану Кириленко. Тот стал горячо убеждать, что молодежь идет по округам, и это очень нужно для них – почувствовать такую работу. Иван Кириленко также стал убеждать, что в списке нет миллиардеров (но там есть миллионеры, ранее стававшие героями журналистских расследований). Кириленко в ответ призывал поверить, что списки обновятся.

Позже, после завершения оглашения списков, стало очевидно: у оппозиции на грядущие выборы нет явно новых лиц, нет признаков ротации, нет людей с улицы, гражданских лидеров. Снова в списке – все «свои». После съезда Турчинов призвал идти в парламент одной колонной. По случаю съезда колонна делегатов – сто тридцать шесть – у него была. Но, что оппозиционеры возьмут на выборах? Посмотрим, это зависит от того, насколько убедительными будут их специалисты по пиару. Людей из народа, диалога с улицей, обществом, у объединенной оппозиции явная нехватка.

Янукович рапортовал о социальных достижениях

...Тремя часами позже УНИАН навестил на Броварском проспекте регионалов. Здесь все было по-богатому, приехали больше двадцати автобусов с делегатами, пригнали двадцать маршруток с милицией. «Ребята, президента охраняем?» - любопытствую. «Его, и вас тоже».

Среди респектабельных авто – рэнджровер с номером… «Газпром». Заходим в здание центра. Охранна регионов так осматривали сумку, что им позавидовали бы самые придирчивые секьюрити Франкфуртского аэропорта. «Можно, я айпад не буду разбирать?» - ворчал какой-то журналист, включая-выключая по требованию охраны планшет. Я, в свою очередь, тоже продемонстрировала все возможности своего нетбука, и собралась идти. «Минуточку, - остановил меня охранник и извлек из моей сумочки бутылку с духами, - Это что?!» «Это Серж Лютен, хотите подушиться?», - предложила я. «Они же женские», - обмяк охранник. «Это унисекс, - объяснила я и, открыв, колпачок направила на охранника, - давайте подушу, заодно убедитесь, что это не взрывчатка». «Спасибо, не надо. Но, чтоб в последний раз», - приказал он. А через час стало известно, что один из уличных секьюрити чуть не избил Мустафу. Да, теперь на съездах надо быть осторожнее.

...Внутри здания были развешены плакаты «От благополучия к стабильности». Фото – моднячие римейки советского агитпропа. Янукович в палате больницы, осматривает помещение, Янукович разрезает ленточки. Лидера много не бывает.

Осмотревшись, идем в пресс-центр. Съезд разрешено смотреть отсюда, прямо в зале сидеть нельзя. Из плюсов – тут можно перекусить. Бутерброды, печенье, кофе – в избытке, к журналистам в пресс-центр периодически забегали поесть даже рядовые делегаты из регионов, которым, очевидно, было накладно питаться в буфете МВЦ.

...Начинает звучать начитка об успехах правительства. И тексты о том, как «оранжевые миллионеры превратили страну в барахолку чужих товаров...» И далее – что качество украинских оранжевых миллионеров никуда не годится. И что государство оранжевого периода делало все в полном соответствии с принципами долговой пирамиды. «Разрушены судостроение, приборостроение. Этот террариум единомышленников превратил принятие бюджета в шоу, а любой законопроект – в клоунские репризы». Говоря о фейерверке достижений, анонимный спикер правящей партии сообщил, что страна должна стать не главной барахолкой, а «большой мастерской единой Европы». И плавно перешел к тому, что Хартия о языках даст право миллионам русскоязычных граждан почувствовать себя равноправными строителями гражданского общества.

В пять вечера всех делегатов пригласили в зал. Там они еще час должны ждали прихода президента. В шесть вечера съезд открыл премьер-министр Азаров. После короткого вступительного слова Николая Яновича стал говорить президент. Виктор Янукович гордо рапортовал о социальных достижениях, о том, что у нас на треть вырос экспорт, что украинские граждане поверили банкам и мы прошли модернизацию, а также приняли новый налоговый кодекс, провели пенсионную реформу, спасли пенсионный фонд. Президент придумал фразу «Управляемая интеграция», объясняя, что сотрудничество со странами Евразии должно обеспечивать наше развитие. А потом пообещал прозрачные расследования, справедливость и независимость судопроизводства…

Николай Азаров снова взял и слово, и, чуть ли не вытирая слезу, сказал, что все  перечисленные президентом успехи – это-де, «выполнение вашей, Виктор Федорович, программы». Виктор Федорович потупил взгляд.

Затем – отдельная часть выступления – критика Оранжевой власти. Экскурс в прошлое с 2005 года, в которое отправил нас премьер, выглядел крайне печальным: «ничего не двигалось, все стояло...» А сейчас объединенная оппозиция, по словам Азарова, это – пещерная национальная нетерпимость, а оппозицонеры – те, кто видят Украину сквозь прицел. Они сеют ветер и пожинают бурю. «Правда на нашей стороне, это дает нам силу побеждать», - припечатал премьер-министр.

Украшением стола региональной политической кухни стала Таисия Повалий. Она заявила, что только сейчас, после прихода к власти ПР, ей стало не стыдно принимать гостей из Чикаго. Когда у Таи отключился микрофон, то она стесняясь, посмотрела в глаза Виктору Федоровичу: «Простите, я первый раз, волнуюсь»... Он смеялся. Потом микрофон включился, и Повалий похвалила его еще и как верующего человека.

Затем на тот или иной лад похвалили Януковича и Партию Регионов еще девять выступающих на съезде (включая представителей Компартии Китая и Единой России), после чего президент покинул съезд.

После началось выдвижение кандидатов, в процессе которого все решения проходили единогласно. Но, список кандидатов в народные депутаты даже не зачитывали. Проект программы прорабатывавлся во всех партсобраниях, однако, с ней делегатов и наблюдателей тоже знакомить не стали. Сразу поставили на голосование. В итоге, на голосование списка кандидатов и программы ушло три минуты. И никто поначалу не увидел фамилий будущих нардепов, кроме первой пятерки – Азарова, Повалий, Тигипко, Клюева и Ефремова. Список удалось добыть некоторым журналистам лишь спустя еще полчаса. Затем, спустя еще некоторое время, делегаты из областей стали устало расходиться по автобусам.

В понедельник, по итогам  съездов, проявилось самое большое и существенное сходство оппозиции и власти, красноречиво характеризующее всю нынешнюю отечественную политическую систему: и для ПР, и для ОО съезды стали чистой формальностью. Ни споров, ни дискуссий, ни особых обсуждений, на съездах нет. Сор, как говорится, из избы не выносят. Списки, программы, оргвопросы и в случае оппозиции, и в случае власти, решаются кулуарно, непублично, в узком кругу «своих». Задача съезда – легитимизировать решения договорившихся между собой элит. Примерно так, как сейчас делается в Верховной Раде, когда кучка кнопкодавов голосуют законы, формально одобряя решения. согласованные группой провластных лоббистов.

…Поэтому, к сожалению, кто бы не победил на выборах этой осенью, при текущем раскладе верить в радикальные изменения украинской политической реальности как-то не приходится. Но, у лидеров партий еще есть пара месяцев, чтобы убедить электорат в обратном.

Лана Самохвалова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter