По следам экологического бедствия: 174 работника Полтавского ГОК отравились неизвестным газом

По следам экологического бедствия: 174 работника Полтавского ГОК отравились неизвестным газом

В печати появилась информация о том, что карьер “накрыли” испарения фенола из пруда-выпарщика ЗАО “Укртатнефть”. Отравление фенолом констатировали и медики...

Пруд-выпарщик ЗАО “Укртатнефть” из года в год напоминает о себе резкими неприятными запахами. На прошлой неделе с испарениями фенола с пруда связывали отравление работников карьера Полтавского ГОК. В “Укртатнефти” же заявляют, что экологических норм не нарушают.

 В центре скандала  

В селе Бондари Кременчугского района есть промышленный пруд-выпарщик ЗАО “Укртатнефть”. Сюда уже свыше 20 лет предприятие сбрасывает воды с остатками нефтепродуктов. Пруд “ведет себя тихо” в холодное время года, а летом вдруг напоминает о себе резким неприятным запахом.

Две недели подряд нефтяной пруд — в эпицентре скандала. Средства массовой информации обсуждают подробности отравления неизвестным газом 174 работника карьера Полтавского ГОК (горно-обогатительного комбината). 30 июля в медицинскую часть комбината его работники обратились с одинаковыми жалобами на повышенное давление, головную боль и тошноту. Правда, к госпитализации не дошло. Администрация ГОК срочно вывела работников из карьера и обратилась к властям с просьбой выяснить причины загазованности и исследовать состав газов. Неприятный запах в карьере чувствовали четыре дня подряд: с 28 июля по 1 августа, сообщили на Полтавском ГОК. 

С подачи Николая Асаула, заместителя главного санитарного врача области, в печати появилась информация о том, что карьер “накрыли” испарения фенола из пруда-выпарщика ЗАО “Укртатнефть”. Отравление фенолом констатировали и медики.

Теперь с причинами отравления людей разбирается областная комиссия по чрезвычайным ситуациям.

9 августа ЗАО “Укртатнефть” категорически опровергла свою причастность к ситуации с загрязнением воздуха в карьере. Информация была обнародована на официальном интернет-сайте предприятия. Главный аргумент: “Все технологические объекты АО “Укртатнефть” (в том числе и пруд-выпарщик) расположены на значительном расстоянии от карьера ГОК”.  

Резкие неприятные запахи не первый раз “посещают” карьер ГОК — придется срочно выводить людей, чтобы они не отравились. Но это случается время от времени, в 2005-2006 году таких случаев не было, говорит руководитель пресс-службы ГОК Александр Довгалев. Однако от резких заявлений относительно происхождения запахов администрация Полтавского ГОК удерживается.

Действительно, карьер — на значительном расстоянии от “обвиняемого” пруда. Но практически рядом с ним живут люди — обитатели села Бондари, которые в разговоре с корреспондентом Укррудпрома жаловались, что уже давно пьют только привозную воду, а когда ветер дует из пруда, то неприятный запах чувствуется все больше и больше: “Такая вонь, что нельзя дышать” .  

А после посещения пруда весь вечер болит голова. Симптомы практически такие же, как и у описанных работников Полтавского ГОК.

Специалисты — о возможных причинах отравления работников ГОК 

Николай Асаул, заместитель главного санитарного врача области: 

— 28-30 июля была так называемая инверсия — перепад температуры, и все испарения прижимались в приземный слой, а не рассевались в воздухе. Фенол тяжелее воздуха. Глубина же карьера достигает 300 м, у него сложная конфигурация, потому не происходит вентиляция карьера. Фенол накапливался. Когда изменились метеорологические условия — он выветрился, и проблема исчезла. Другого источника загрязнения фенолом в этом регионе нет. 25 июля СЭС проводила исследование, и фенола мы не нашли, то есть он был, но в предельно допустимых концентрациях (ПДК). Но в этот же день “Укртатнефть” сбросила 30 тонн щелочных стоков. Вероятно, это нарушило нормальное испарение из пруда и загазировало атмосферу, в том числе и в карьере. Чтобы уменьшить влияние на окружающую среду, я рекомендовал “Укртатнефти” перенести два приемных резервуара нефтепродуктов от ставка на промышленную площадку НПЗ, а в пруд сбрасывать другие промышленные стоки, которые не влияют на воздух и условия обитания людей. Также я посоветовал руководству ГОК заключить соглашение с медицинским институтом экологического направления, чтобы специалисты провели исследование и сделали выводы. Прогнозирую, что они подтвердят: пруд-выпарщик является источником загрязнения воздуха, в том числе и в карьере. Экспертиза эта — в интересах всех людей.

Татьяна Козловская, доцент кафедры экологии Кременчугского государственного политехнического университета, кандидат химических наук: 

— Как химик скажу: вряд ли сброс щелочных стоков мог быть причиной появления фенола в воздухе карьера. По моему мнению, фенол мог попасть туда лишь из почвы карьера. Ведь много лет подряд шло загрязнение подземных вод и почвы от пруда-выпарщика, это до того, как “Укртатнефть” провела укрепление дна пруда. Есть карта нефтяного загрязнения. На ней видно, что часть нефтепродуктов, которые содержат фенол, “поползла” в Днепр, в сторону ГОК. Следовательно, моя версия — ситуация в карьере может быть связана с вытеснением фенола из почвы. В результате знойной погоды, прогревания почвы фенол начал попадать в воздух карьера. А поскольку нет ветра, то он накопился в концентрациях, которые превышают норму. Кроме этого, люди могли чувствовать запах метилмеркаптана, который более токсичен, чем фенол. В смеси с фенолом он усиливает эффект от неприятного запаха. Оба газа действуют на верхние дыхательные пути: вызывают духоту, головную боль, тошноту.

Валерий Станкевич, заведующий лабораторией гигиены почвы и отходов института имени Марзеева (г. Киев): 

— Пруд-выпарщик создан и функционирует с нарушением норм украинского законодательства. Потому что ни один экологически опасный и опасный для здоровья населения объект не может функционировать без установленной санитарно-защитной зоны. А ее для пруда никто не устанавливал!... Все токсиканты (а там кадмий, свинец, соли тяжелых металлов) идут в колодцы. Когда мы проводили исследование относительно будущего влияния комбината “Ворскла-Сталь”, мы должны были оценить уже существующую экологическую ситуацию. И мы написали в своем выводе, что наиболее экологически опасным объектом является именно этот пруд-выпарщик. К такому выводу мы пришли на основании результатов анализов проб, которые отбирали в прошлом году.

“Катастрофы там никто не обнаружит” 

Так считает Николай Беседин, главный специалист из охраны окружающей естественной среды ЗАО “Укртатнефть”.

— Николай Васильевич, что делается, чтобы уменьшить вредное влияние пруда на окружающую среду, ведь запах возле пруда таки ощутимый? 

— Запах, скорее всего, дает мектилмеркаптан. Порог чувствительности для него у человека очень низкий. То есть мы чувствуем запах даже при концентрациях, которые намного меньше нормы. И измерения возле пруда не показывают никаких превышений.

— Вы хотите сказать, что людям не вредно этим дышать?  

— Я не хочу сказать, что это полезно.  

— Я походила возле пруда-выпарщика где-то час, и у меня весь вечер болела голова. 

— Весьма возможно. В свое время отселили жителей села Крамаренки, которое находилось вблизи пруда. 

— А с Бондарями что делать? 

— В настоящий момент мы проектируем биологическую систему очистки стоков на пруд-выпарщик. Благодаря ей будет практически полное очищение от органики (в том числе фенола, сероводорода, аммиака), останутся только соли, которые будут сбрасываться в пруд-выпарщик. Проектирование займет шесть месяцев и еще 18 месяцев — на строительство.

— Оценивали ли независимые эксперты масштабы экологического вреда? 

— В настоящее время решение о такой экспертизе принято. Заказчиком должна выступить Полтавская облгосадминистрация, ни ГОК, ни НПЗ не будут знать, какой институт будет выполнять эти работы. Но сразу говорю: запахи найдутся, но катастрофы там никто не обнаружит. И отселять Бондари не придется.  

— А санитарно-защитная зона? Почему ее нет? 

— Расчет показал, что вредные вещества от пруда-выпарщика не достигают населенных пунктов. Поэтому научные сотрудники сделали вывод, что санитарно-защитная зона не нужна. А контролирующие органы поставили свои печати. Это было в 1994-1995 годах.

Татьяна Донченко, Укррудпром

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter