Четверг,
24 августа 2017
Наши сообщества

В Украине делят власть: хаос правления разрушает надежды

Когда слышишь Януковича и видишь его маневры на политической сцене, в воображении возникает честная колхозная лошадка, которая прилежно училась выступать на цирковой арене, но овладела лишь высоким искусством бега на месте...

В Украине все вопросы о будущем неизменно порождают экскурсы в прошлое. Скажем, путь, пролегающий через электронную рамку безопасности в Доме правительства: сначала в лифт советского стиля, потом на седьмой этаж, где окружение шепчется, просители терпеливо ожидают, а оббитые двери открываются бесшумно. Премьер-министр приближается из глубин своего кабинета.

„Привет”, - говорит Виктор Янукович.

На мгновение кажется, что время здесь остановилось. Янукович однажды уже был премьером, когда разразилась так называемая Оранжевая революция и сотни тысяч людей вышли на улицы Киева, с песнями, дрожа от холода, размахивая оранжевыми флагами. Их усилия в конце концов свергли коррумпированный режим Януковича. Это было два года назад.

Янукович был главной мишенью народной ярости, когда толпы выходили на улицы, чтобы протестовать против фальсификации выборов и кумовства, против коррупции и неспособности режима расследовать заказные убийства своих оппонентов. Украинцы протестовали против всего, что по их мнению поддерживала политика Президента Леонида Кучмы и его вероятного преемника Януковича.

После того, как Верховный Суд страны аннулировал результаты выборов ввиду их искажения нарушениями, Янукович был побежден в повторном втором туре голосования. Он признал поражение и ушел в отставку с должности премьер-министра в январе 2005 года. Но 4 августа 2006 года, всего через 19 месяцев, он вернулся в кресло премьера, после своего выдвижения лично Виктором Ющенко, новым Президентом и старым заклятым противником Януковича.

Эти два человека с тех пор правят совместно, в чем больше соперничества, чем отношений сотрудничества. Президент писал премьер-министру возмущенные письма („Я требую, чтобы Вы обратились к фактам, которые я предоставил”), публично критиковал маневры Януковича, направленные на блокирование членства Украины в НАТО, а в конце ноября напугал Вашингтон, угрожая отменить запланированный визит премьер-министра в США на тех основаниях, что тот почувствовал себя слишком самостоятельным.

Заклятые конкуренты

Премьер-министр, со своей стороны, настаивал на том, чтобы парламент, контролируемый его коалицией, стал ответственным за внешнюю политику. Когда в конце ноября Янукович поехал, чтобы встретиться со своим российским коллегой Михаилом Фрадковым, украинский министр иностранных дел, союзник Ющенко, лишь случайно узнал об этой поездке от журналистов. Хотя Ющенко чуть позже наложил вето на смещение с должности Януковичем прозападного главного дипломата страны, министру иностранных дел все равно не дают присутствовать на заседаниях Кабмина.

Янукович настаивает, что все это - похожее на работу любительского кукольного театра на общенациональной сцене - просто неизбежное следствие „коабитации (сожительства) по-украински” „переходного этапа” в процессе, через который должны теперь пройти прежде враждующих лагеря президента и премьер-министра. По мнению Януковича, эффекты трения между этими двумя группами не были серьезными. „Нет никаких враждебных маневров, нет и враждебного настроения. Есть лишь много эмоций”, - говорит Янукович.

И есть ощущение безразличия у большинства населения. Словно толстый слой лавы накрыл все, что произошло в Украине в 2004 году, создав корку, под которой почти похоронены мечты о большей свободе, правде и процветании. Больше, чем когда-либо эта разделенная страна, простирающаяся от Карпат до Азовского моря и от Крыма до Припятских болот, – некогда житница Советского Союза, а теперь критический трубопровод для природного газа в Западную Европу, – кажется, страдает от невозможности найти свое место на континенте.

Президент хочет вести свою страну к членству в НАТО, а премьер-министр выступает против этого плана. Президент обещал покончить со старой системой - А премьер-министр ее практически воплощает. Президент хочет видеть расцвет украинской экономики вслед за постреволюционным резким спадом, а премьер-министр благоволит угольным и стальным магнатам своей родной русскоязычной Донецкой области, и те ждут, что он оставит неприкосновенными как их самих, так и их миллиарды, которые они загребли в 1990-х годах.

Как говорят циники в Киеве, то, что похоже на хаос, на самом деле – демократия в действии. Разочарованные жалеют, что то, что началось как честное народное восстание, заканчивается как летаргический компромисс на высших уровнях управления.

Янукович настаивает, что не испытывает никаких проблем с Президентом – не имеет ничего против Ющенко, который в декабре в 2004 году, пострадав от серьезного отравления диоксином за обедом с руководителем национальной разведывательной службы, переложил часть вины за попытку „политического убийства” на Януковича.

„На человеческом уровне я чувствую симпатию к нему с того дня, когда я узнал о его отравлении”, - говорит Янукович, глядя на события с расстояния времени.  - „Но все, что я знаю об этом случае, я узнал в СМИ”.

Президентские выборы в ноябре 2004 – еще одна емкая проблема между ними двумя. Тогда раздраженный Ющенко сказал конкуренту: „Вы должны признать, что Вы и Ваша команда украли три миллиона голосов”. Сегодня Янукович настаивает: ясно, что не были никаких „массовых выборных фальсификаций” и что дело включает в лучшем случае „индивидуальные нарушения с обеих сторон – потому что люди еще не были привычны к демократическим стандартам”.

Трансформированный американским консультантом

Новый Виктор Янукович невозмутим даже больше чем в прошлом. Он подбирает свои слова тщательно, держит под контролем выражение лица и избегает использовать род тюремного жаргона, чем раньше славился. Крепкий мужчина под два метра ростом, родом из угольно-стального юго-восточного региона страны, Виктор Янукович усвоил этот урок.

Его советники сознательно делают незаметным свое присутствие в офисе на первом этаже дома номер 4 на Софийской улице в Киеве. Никаких надписей на дверях, никакого колокольчика, никаких охранников. Человек, который руководит офисом, – Фил Гриффин, как и большинство финансированных США участников „крестового походу” за рост уровня демократии и прозрачности в Восточной Европе, хранит молчание о своей работе.

Молчанка Гриффина понятно, потому что он работает на Пола Манафорта. Манафорт – тип кулуарного политического оператора, который действует, но никогда не появляется в заголовках. Осторожный гроссмейстер управления политическими кампаниями, Манафорт работал в Белом доме при президенте Джеральде Форде, а позже помогал руководить избирательными кампаниями президентов от Рональда Рейгана до Джорджа Буша. Он также сделал успешную карьеру лоббиста, решая вопросы таких клиентов как филиппинский диктатор Фердинанд Маркос и лидер ангольских мятежников Йонас Савимби.

в 2005 году Манафорт получил запрос из Украины. Его последнее назначение должно было повлечь трансформацию Виктора Януковича из неудачника-кандидата в президенты, призрака, изгнанного с позором с украинской политической сцены, в государственного деятеля, способного принести порядок в одну из крупнейших стран Европы.

Оказалось, что команда Манафорта встретилась с меньшими сложностями, чем она, возможно, ожидала. Бывший коммунист Янукович имеет репутацию человека упрямого, но открытого для советов – фактически идеальное соединение с американской политической точки зрения. Американские геостратеги во главе с Джоном Хербстом, послом США в Украине, высказали свои замечания в адрес Ющенко еще во время президентских выборов 2004 года. Хотя он выглядел респектабельным, но снискал репутацию эксцентричного одиночки.

Благодаря усилиям Манафорта и других советников Янукович был полностью „переупакован” как раз к парламентским выборам в марте 2006 года. Он теперь носит более динамичную на вид короткую стрижку, темно-синие костюмы и идущие к ним шелковые галстуки, он стал умело располагать к себе прессу. „Я был поражен, когда увидел его впервые после отсутствия”, – говорит журналист из пресс-пула премьера. „Он теперь говорит много, но не говорит ничего лишнего, – говорит другой журналист. - Раньше вы могли сказать, что он думает, следя за его глазами. Те дни прошли”.

Партия Регионов Януковича взяла в марте большинство в парламенте, обойдя альянс перессорившихся революционных героев Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко. В отличие от российских политических советников, которые были ответственны за его политическую неудачу в 2004 году „люди калибра Пола Манафорта никогда не дают советов, которые могут привести к нарушению закона, - утверждает Янукович сегодня. - Они говорят вам, чего ожидают избиратели”.

Новый Янукович стал осторожным, умело кружа свою риторику вокруг двух центральных тем – „демократия” и „реформи” – и порой забывая упомянуть, что будущая роль Украины - роль „моста” между Европой и Россией. Его цель заключается в том, чтобы послать Западу месидж примирения, не разочаровывая при этом своих друзей и сторонников на Востоке. Когда слушаешь сегодня этого бывшего функционера коммунистической партии и наблюдаешь его маневры на политической сцене, в воображении возникает образ честной старой колхозной коняги, которая прилежно училась выступать на цирковой арене, но овладела лишь высоким искусством бега на месте.

От тюрьмы до премьер-министра

Янукович прошел долгий путь, как для человека, считавшегося не более чем головорезом из района пивоварни в шахтерском городе Енакиево близ Донецка. Потеряв мать в раннем возрасте, Янукович рос у бабушки, пользовался дурной славой в техногененном угольно-стальном регионе своей юности.

Старые знакомые в Енакиево говорят, что Янукович и его компания были известны „пьянками, матерщиной и рывками меховых шапок”. Он был приговорен к заключению дважды, после двух серьезных инцидентов в 1967 и 1969 годах. Оба случая были связаны с насильственными действиями в споре, во втором случае были причинены телесные повреждения средней тяжести. В 1972 году, вскоре после выхода из тюрьмы, он женился и закончил свое образование.

Политические конкуренты Януковича считают, что понимают глубинные причины его сказочной карьеры, достигшей высшей точки в виде должности губернатора Донецкой области и премьер-министра. Григорий Омельченко, член парламента от Блока Юлии Тимошенко и ветеран разведывательной службы, говорит: „Янукович был из КГБ. Он был завербован после того, как вышел из тюрьмы”. Его однопартиец Александр Турчинов, возглавлявший СБУ - украинского преемника КГБ, - до сентября 2005 года говорил, что обязан хранить тайну и может комментировать только „неофициально”. По словам Турчинова „есть признаки того, что Янукович был связан с КГБ”.

Сам Янукович находит эти обвинения настолько абсурдными, что даже вспомнил о них в телевизионной программе вместе с Ющенко. Клеветнические кампании – обычный политический инструмент в постсоветской Украине, средство ограждения в борьбе за власть. „У каждого есть скелет в уборной или труп в аптечке”, – говорит один из ведущих украинских журналистов Юлия Мостовая (еженедельник „Зеркало недели”). Как симптоматичный она вспоминает последний хит „Океана Эльзы”, культового ансамбля, который стартовал в дни Оранжевой революции, – потому что это сигнал, лебединая песня революционеров, шедших на баррикады в 2004-м. В песне, которая произвела сенсацию национального масштаба, певец объясняет „почему я не пойду с ними дальше”.

Парламентские группы, говорит Мостовая, даже группы Тимошенко и Ющенко, были обмануты кастой политических деятелей, сформировавшихся как „рыночные дилеры” в 1990-х без малейшего понимания „нужд государства и общества в целом. Они провели всю свою жизнь, думая исключительно о себе”. Прежняя цифра – больше 300 миллионеров в парламенте, две трети всех его членов – была намного повышена в новом составе после мартовских выборов.

Ющенко предстает беспомощным

Споря в деталях, но почти беспомощный в целом, Виктор Ющенко наблюдал, как достижения народного восстания 2004 года постепенно демонтируются. Конституционные реформы декабря 2004 года, ратифицированные в последние дни эры Кучмы, сильно сократили президентские полномочия в интересах парламента и правительства. Вопрос, как интерпретировать эти реформы, стал предметом ожесточенного противостояния.

Журналист Мостовая считает, что есть также психологические причины слабости Президента. Ющенко, загадочный „милый мальчик с душой бухгалтера”, влюбленный в пчеловодство и народное искусство, мужчина, внешность которого была столь прекрасна, что заставляла „западноукраинских крестьянок слетаться, словно мух”, так и не преодолел разрушительного эффекта отравления диоксином на своем лице.

Однако в порыве храбрости Ющенко отдалил от себя „любих друзів” – бывших финансистов, товарищей по оружию или льстецов с непомерными „эго”, но малым политическим опытом, замещая их прагматиками. Замом главы президентской администрации теперь стал прежний министр экономики. Его боссом – бизнесмен из Карпат, человек, настолько же теневой, насколько и преуспевающий, которого западные спецслужбы связывали несколько лет назад с организованной преступностью.

Чем ожесточеннее становится их повседневная конкуренция, тем более похожи становятся Ющенко и Янукович в выборе методов и персонала. Новый человек Ющенко во главе Совета национальной безопасности и обороны Виталий Гайдук, мощный донецкий промышленник и бывший вице-премьер, до недавних пор был членом руководства партии Януковича. Кроме того, Гайдук был заместителем Януковича, когда тот был губернатором Донецкой области.

Несмотря на переход в противоположный лагерь, Гайдук, избегающий прессы, до сих пор не сталкивается с трудностями при необходимости встретиться с Януковичем каждый раз, когда просит об этом. Общий опыт уроженцев Донецка, индустриального сердца страны, продолжает их объединять даже через партийные границы.

Многие из умеренно дискредитированных индустриальных баронов Донецкой области, отчасти в окружении водителей, уборщиц и обслуги, теперь получили места и влияние в парламенте в Киеве. Парламент гарантирует им неприкосновенность от судебного преследования за прежние преступления. Эта стратегия была изобретена Ринатом Ахметовым, кардиналом Юго-Востока, самым богатым человеком страны и президентом донецкого футбольного клуба „Шахтер”, намеренным реорганизовать рынок стали, угля и кокса в своем регионе. Ахметов был достаточно любезен, чтобы предложить кандидатов своему другу Януковичу.

Защищенные миллионеры

Ахметов, рыжий татарин с мальчишечьим телосложением, известный своим хладнокровием, бесспорно видит в Януковиче человека, который может обеспечить его политическим влиянием, не будет стоять на пути его бизнеса, станет защищать рынок от жадных российских олигархов и не станет касаться правового статус-кво теневых приватизационных сделок 1990-х. Но Янукович может сделать все это, лишь находясь у власти.

Вот тут и появляется Пол Манафорт. Как утверждают, Ахметов нанял Манафорта в 2005 году, задолго до выборов, чтобы тот помог гарантированно вернуть Януковича к политической власти – и план сработал. Теперь, когда Янукович вместе с коммунистами и социалистами удерживает незначительное большинство в парламенте, риск того, что старые раны от новейшей истории страны опять откроются, незначителен. Достаточно говорит уже тот факт, что прежний руководитель государственной газовой компании, движущей силы скандала вокруг миллиардов, вложенных в строительные проекты, связанные с поставками российского газа в Украину, был назначен на пост министра энергетики. Глава Центральной избирательной комиссии, уволенный с работы в декабре 2004 года, вознагражден руководящей должностью в юридическом комитете. В парламенте он сидит плечом к плечу с генеральным прокурором эпохи Кучмы, чья прежняя роль заключалась в том, чтобы служить юридическим щитом для правящего класса.

Янукович, поддерживаемый проверенными сотоварищами в парламенте, обнадеженный „любовными письмами” из Москвы и дружескими переговорами в Вашингтоне две недели назад, кажется прекрасно чувствует себя и внутри страны, и за рубежом.

Но куда движется эта разделенная страна? „На Запад”, - говорит Янукович не моргнув глазом. „Сначала мы должны присоединиться к ВТО. Решение будет в феврале”. Следующий пункт его повестки дня, говорит Янукович, это „зона свободной торговли с ЕС”. Он также хочет нового десятилетнего соглашения о „дорожной карте Украины в ЕС”.

В качестве маленькой уступки тем, кто еще сомневается, премьер-министр, будучи в Вашингтоне, выдал фразу из своего нового „ящика с сюрпризами”. Есть предпосылки для дальнейшего поступательного развития, - сказал он. „Так же, как не может быть слишком много демократии в Украине, не может быть и слишком много свободы”.

Вальтер Майр Шпигель (Германия)

Перевод - Николай Писарчук

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение