Межигорье: на чем стоит домик оппозиционера

Межигорье: на чем стоит домик оппозиционера

По свидетельствам участников строительства правительственных дач на руинах монастыря, найденные в 1934 году рукописные фолианты так и остались под землей... Следы библиотеки Ярослава?..

По свидетельствам участников строительства правительственных дач на руинах монастыря, найденные в 1934 году рукописные фолианты так и остались под землей... Следы библиотеки Ярослава?..

Вот уже свыше восьми десятилетий высшие правительственные чиновники Украины живут в имениях, возведенных на обломках древнего Межигирского монастыря и монашеского кладбища близ Киева. Я писал об этом не раз, а сейчас поводом для новой публикации послужило недавнее распоряжение премьер-министра Юлии Тимошенко о возвращении резиденции «Межигорье» в собственность государства.

Что спрятано в землях Межигорья

Двадцать пять лет назад я впервые услышал о драматичной истории Межигорского монастыря, основанного во времена киевских князей, а через тысячу лет разрушенного по приказу вождей коммунистического режима Советской Украины.

Много уникальных сооружений осквернены и стерты в пыль большевистскими вандалами. Но этот монастырь был отмечен гневом еще российской императрицы Екатерины ІІ, так как в свое время именно здесь находился духовный центр ненавистного Москве Запорожского казачества. Вероятно, именно из-за приказа императрицы ликвидировать обитель монахи когда-то замуровали в подвале своих келий монастырскую библиотеку.

Эти спрятанные рукописные книги нашли в 1930-х годах при строительстве правительственных дач на месте взорванного монастыря.

Об этой невероятной находке рассказал мне когда-то светлой памяти Николай Петрович Визирь, который занимался тогда собранием старинных рукописей в Центральной научной библиотеке украинской Академии наук.

Что это были за книги? Несомненно, среди них лежали казацкие летописи, королевские и гетманские грамоты, считал Николай Петрович. А может, и какая-то часть библиотеки киевского князя Ярослава Мудрого, державшего загородное имение в Вышгороде, – всего в пяти километрах от Межигорского монастыря. Именно там Великий князь писал «Русскую правду» – кодекс законов Киевской Руси, вероятно, пользуясь юридическими кодексами Византии и других европейских государств. Именно там Ярослав отошел в лучший мир, и почему бы ему было не завещать большому соседнему монастырю часть тех книг, которые по княжескому приказу переписывали и переводили с латыни и греческого ученые монахи?

Однако, по свидетельствам участников строительства правительственных дач на руинах монастыря, найденные в 1934 году рукописные фолианты так и остались под землей.

Эта «Межигорская тайна» на самом деле тайна лишь для широкой публики. Но она была известна многим деятелям науки и культуры, с которыми мне пришлось по этому поводу общаться. Среди них – Борис Олейник, Дмитрий Павлычко, Лесь Танюк, академики Петр Тронько, Николай Жулинский, Петр Толочко. И обычно, в курсе дела были все украинские властьимущие, которые на протяжении последних восьмидесяти лет один вслед за другом жили в имениях правительственной резиденции «Межигорье». Каждый из них, видимо, надеялся жить там вечно. Поэтому каждый следующий хозяин Межигорья приказывал снести дом ненавистного предшественника и возводил новую усадьбу. Хрущев, например, распорядился о сносе дома Постышева, Щербицкий велел разрушить дачу Хрущева.

 

Не нарушил традиции и нынешний хозяин Межигорья, лидер Партии регионов Виктор Янукович – серый дом Владимира Щербицкого исчез. В правительственной резиденции на территории почти в 140 гектаров главный “регионал” обжился давно, построив там свое уютное жилище, еще будучи премьер-министром времен президентства Кучмы. Однако по завершении премьерской каденции выезжать из живописного Межигорья Виктор Федорович почему-то не захотел, а о своей тамошнем поместье особо не распространялся.

Лишь однажды, весной позапрошлого года, Виктор Федорович решил попиариться перед очередными парламентскими выборами, и пригласил в свое жилище группу журналистов, показал им кое-что из своего хозяйства, пообщался и даже сыграл на гитаре.

Домик оппозиционера

Однако трехметровый глухой забор и бдительная охрана в эпоху Интернета уже не составляют препятствия для любопытных глаз. Во всемирной сети можно легко найти изображения околиц Киева, сделанные космическими спутниками.

На побережье Киевского водохранилища, чуть выше дамбы, хорошо видно территорию Межигорья, которая очертаниями напоминает остров Кипр. На увеличенном изображении вырисовываются здания и другие объекты резиденции Виктора Януковича, здесь же дается их подробное описание. Кроме самого дома, здесь есть боулинг-клуб, физкультурно-оздоровительный комплекс с теннисными кортами, бассейн и фонтаны, искусственное озеро с водопадами, площадка для вертолета, причал на берегу Днепра, винный погреб и вспомогательные сооружения – оранжереи, насосная станция, дома для размещения персонала – охранников, садовников и прочая, прочая.

По приблизительным оценкам экспертов, стоимость только земельного участка резиденции «Межигорье» достигает 300 миллионов долларов.

Выбор чекиста Балицкого

В начале 1934 года Совнарком Украинской ССР принял решение перенести столицу республики из Харькова, где большевистская верхушка находилась со времен гражданской войны, в Киев. Вскоре Петровский, Косиор, Постышев, Затонский и другие лидеры тогдашней Советской Украины с интересом осматривали город. Партийные боссы были неприятно поражены многочисленными киевскими соборами и церквами. Секретарь ЦК КП(б)У Павел Постышев заявил, что Киев должен быть пролетарским городом, а культовые сооружения портят очертания города строителей коммунизма.

За несколько следующих лет в Киеве взорвали десятки храмов. Спецкомиссию по ликвидации культовых сооружений возглавил глава НКВД Украины Балицкий. Его ведомству было поручено еще одно важное дело – подыскать уютное место близ Киева для постройки дачных коттеджей новых хозяев столицы.

Не удивительно, что для отдыха партноменклатуры народный комиссар выбрал именно Межигорье – живописное урочище на берегу Днепра, с трех сторон окруженное зелеными холмами.

Тысячу лет назад это прекрасное место пришлось по душе и первому Киевскому митрополиту Михаилу, прибывшему к князю Владимиру из Цареграда. По преданию, греческие монахи из окружения святителя учредили здесь Киево-Межигорский монастырь, ровесника Киево-Печерской Лавры.

Свидетельства очевидцев

Благодаря уже упомянутому Николаю Визирю у меня сохранились письменные свидетельства нескольких участников тех событий – жены профессора-строителя Надежды Алексеевны Дамиловской, архитектора строительного подразделения украинского ГПУ Нины Давидовны Манучаровой, Густавы Ефимовны Сафоновой, работавшей в управлении делами Совета народных комиссаров Украины.

Это драматичные свидетельства пожилых людей, которых трудно заподозрить в сговоре о мистификации. Все они говорят о находке старинных книг во время сноса строений Межигорского монастыря.

Надежда Дамиловская: В подвале найдены рукописные фолианты

“Мой муж, профессор Дамиловский Николай Александрович, заведовал кафедрой архитектурных конструкций Киевского художественного института. Он консультировал много новостроек в Киеве. Весной 1934 года его пригласили возглавить комиссию, которая изучала возможность перестройки сооружений Межигорского монастыря для членов правительства Украины, переезжавших из Харькова в Киев.

Обследуя фундамент одного из зданий, комиссия натолкнулась на подвальное помещение, заполненное книгами. Когда некоторые фолианты достали и передали моему мужу, он увидел, что это были переплетенные рукописные книги. Профессор предложил известить о них Академию наук. Однако представитель строительной организации категорически возражал, поскольку строительство было срочным, и просил о находке никому не рассказывать”.

Нина Манучарова: Тайник с книгами засыпали

При обследовании фундамента здания, предназначенного для дачи П.Постышева, под снятым полом был найден тайник со старинными книгами в кожных переплетах. По приказу прораба, который боялся срыва сроков строительства, книги оставили на месте, а тайник засыпали.

Густава Сафонова: Заключенные закопали книги

“На территории Межигорского монастыря, где началось строительство правительственных дач, мы с мужем жили с 1934 по 1937 год включительно. Он был главным инженером строительства правительственных сооружений при Управлении делами Совета народных комиссаров УССР. Я работала там референтом. Строительство находилось в ведении органов государственной безопасности. Наркомом госбезопасности Украины был тогда Балицкий. Начальником строительства правительственных дач был чекист Журавицкий, на петлицах он носил три ромба. Его заместителем был Каллер Александр Лазаревич, с двумя ромбами.

В 1934 году на моих глазах упали стены Межигорского монастыря. Первый заряд взрывчатки лишь покачнул его стены, и только второй превратил его в кучу камней. Люди из окружающих сел видели это преступление, крестились и плакали. Всеми этими работами руководил мой муж. Такая была его должность. Он был вынужден подчиняться своим начальникам, высоким по рангу гебистам, а они, в свою очередь, были подчинены секретарю ЦК КП(б) Украины Станиславу Косиору.

В начале 1935 года начались земляные работы, шла перепланировка местности под строительство дач для Косиора, Павла Постышева, Григория Петровского и других правителей украинских земель...

Наступил 1937 год. Давно уже шли аресты. Каждую ночь кто-то из знакомых исчезал. Я тогда была беременна, муж не хотел оставлять меня в городской квартире одну. Я безвыездно жила на правительственной даче Косиора, который перестал туда приезжать.

Как-то в субботу вечером на территорию дач въехала черная тюремная машина и остановилась возле дачи Косиора. Из нее вышли двое заключенных. Я стояла у окна в неосвещенной комнате и видела, как с этих людей сняли наручники. В сопровождении 5–6 рядовых гебистов, заместителя начальника строительства Келлера, начальника Лукьяновской тюрьмы Михаила Гутмана и моего мужа они направились к лесу. Я волновалась за мужа и около двух часов ночи вышла во двор, немного прошла и увидела их всех возле выкопанной ямы. Мой муж объяснял, как нужно заворачивать каждую книгу в толь (строительный материал), чтобы смола не давала воде испортить книги, он говорил, что глина, в которую их закапывали, имеет особенные свойства и обеспечит надолго сохранность книг.

В понедельник утром я пошла к тому месту. Оно было запорошено желтыми сентябрьскими листьями. Возле ели мои высокие каблуки вошли в свежую почву. Здесь стояла садовая скамейка, краска на ней еще не высохла.

Муж потом рассказал мне, что тех двух заключенных расстреляли, как только они вернулись в тюрьму”.

К этим свидетельствам добавлю еще один факт из более давней истории. Известно, что московский патриарх Иоаким, который в свое время принял в Межигорье монашеский постриг, в 50-х годах ХVII века послал в подарок монастырю какие-то книги, а в сопроводительном письме писал: «В приращеніе къ наслъдію Ярослава». Возможно, это посвящение указывает на то, что Иоаким знал о наличии в монастырской библиотеке книг, каким-то образом связанных с Ярославом Мудрым.

Духовный центр запорожцев

О том, что в Межигорской библиотеке хранилось немало книг и документов, связанных, как минимум, с казацкой эпохой, известно точно. В середине ХVІІ века, после уничтожения польскими войсками казацкого Трахтемировского монастыря, в Межигорье переместился духовный центр православного Войска Запорожского. Сечевые приходы с тех пор относились к ведению межигорского клира. По специальному соглашению межигорский архимандрит ежегодно отправлял священников для службы в Сечевой церкви Покрова и других казацких храмах. Запорожцы щедро делились с монастырем военной добычей, регулярно посылали духовным отцам скот, телеги с рыбой, солью, зерном и другим провиантом, делали солидные денежные взносы, дарили ценные церковные вещи и наряды, помогали украшать и перестраивать обитель.

Так, кошевой Калнишевский построил в Межигорье на свои средства колокольню, каменные врата, а над ними церковь во имя апостолов Петра и Павла. Богдан Хмельницкий и другие гетманы даровали монастырю угодья и села. В Межигорье действовал и казацкий военный госпиталь, содержавшийся на деньги Сечевой казны. Здесь проводили последние годы жизни старые запорожцы, ушедшие за монастырские стены «спасаться» в молитвах.

Подарочные издания с автографами

Нередко монастырю дарили книги «во искупление грехов» или же «на вечную память». А известный церковный деятель, историк и писатель Иннокентий Гизель (1600–1683) завещал Межигорскому монастырю свою огромную библиотеку, которую собирал всю жизнь. Интересно, что Гизель решил пополнить именно Межигорское книжное собрание, а не библиотеку, скажем, Киево-Могилянской академии, которую он в свое время возглавлял в должности ректора, или же Киево-Печерской Лавры, где впоследствии был архимандритом.

Некоторые из книг Межигорской библиотеки, хоть и рассеяны повсюду, все же дошли до наших времен. Например, в Краснодарской краевой библиотеке хранятся несколько книг, которые были когда-то собственностью Межигорского монастыря. Среди них – Евангелие, которое, согласно надписи украинской скорописью, «купилъ Євстафій Гоголь, полковник війська Запорожського ... и за отпущеніе грєховъ придалъ храму».

Украинский Пантеон

Позже полковник Гоголь (пращур великого писателя) стал гетманом, а дни свои закончил, по казацкому обычаю, здесь-таки в Межигорье. Об этом свидетельствует другая запись на том же Евангелии, сделанная 7 января 1697 года: «Погребенъ єсть во монастірі Общежительномъ Межигорсько-Кіевськомъ, в церкві Господня Преображенія в склепі, Благочестивий і Православний рабъ Божий Євстафій Гоголь, гетьманъ войска Его Королевской Милости Запорожського». Дальше неизвестный автор на полях нескольких страниц подает список сокровищ, которые гетман передал монастырю «на вечные времена». Среди них – напрестольное Евангелие в ценном окладе, серебряные бокал, чарка и крест, серебряная гетманская булава, военный бунчук и хоругвь, сабля, гетманская шапка, образ Богородицы в окладе с жемчугами.

Под каменными плитами межигорского Белого Спаса нашли последнее пристанище легендарный полковник Семен Палий, гетман Самусь и много других выдающихся запорожцев. Это был настоящий украинский Пантеон.

Гнев императрицы

Однако духовный патронат над казаками делал Межигорский монастырь очень опасным для московських царей. Полномочия монастыря постепенно сужались. С падением Сечи ему было запрещено посылать священников на земли Запорожья. Во время визита в Киев в апреле 1784 года императрица Екатерина ІІ выразила желание осмотреть Межигорский монастырь. Той же ночью в обители возник пожар. Говорили, что монастырь подожгли старые запорожцы, доживавшие там свой век.

Разгневанная царица запретила восстанавливать повреждения от огня и упразднила монастырь, а его земли и угодья отошли царской казне. Межигорских монахов и духовенство перевели сначала в Крым, а затем – на Кубань, в Екатеринодар (ныне – Краснодар). Именно они и привезли туда упомянутые выше фолианты.

Впоследствии в Межгорье обнаружили солидные залежи качественной глины и построили там крупнейшую в империи фарфоровую фабрику. Здесь делали изысканную посуду и керамические украшения, а плоский огнеупорный кирпич, из которого выложены печи во всех старых киевских домах, и поныне называют «межигоркой».

Монастырь был восстановлен в конце ХІХ века. С утверждением советской власти в Украине его опять закрыли, на этот раз навсегда.

О широкой славе монастыря напоминает и улица Межигорская, которая начинается от Контрактовой площади на Подоле. Когда-то там находилось представительство, или по-современному – центральный офис монастыря в Киеве.

От выборов до выборов

Но вернемся в наше время. Осенний ветер опять раскачивает предвыборные лозунги, развешенные на киевских улицах. И мне вспоминается, что во время прошлой избирательной кампании, 7 сентября 2007 года, еженедельник «Корреспондент» опубликовал авторскую колонку Юлии Тимошенко под названием «Честно о главном», где лидер оппозиционного БЮТ рассуждала о неотложных проблемах незаконной приватизации.

«Все, что нагло украдено у государства, должен быть государству возвращено», – заявила тогда госпожа Тимошенко. И в ряду с другими темными сделками тогдашнего правительства отметила, что «Виктору Федоровичу приглянулась государственная резиденция Межигорье – именно сейчас он пытается передать ее на баланс НАК «Недра Украины» с целью последующей приватизации, причем вместе с остатками одноименного монастыря».

В последние дни своего правительства Виктор Янукович все же успел это сделать. Но уже через два месяца, в начале деятельности правительства Юлии Тимошенко, одним из первых решений нового Кабинета министров была отмена постановления предшественников о передаче на баланс НАК «Недра Украины» правительственной резиденции. «Мы уже 140 гектаров земли вернули государству. Это – Межигорье», – победно сообщила тогда премьер-министр Тимошенко. Однако Юлия Владимировна несколько погорячилась. Виктор Федорович и поныне живет за высоким межигорским забором.

И вот теперь, в беспощадной борьбе за президентское кресло, лидер БЮТ не моргнув глазом опять целит в главного конкурента бронебойным скандалом вокруг сомнительной приватизации правительственной резиденции. Межигорье превратилось в грозное политическое оружие. Актуально ли здесь вести разговор о какой-то научной археологической экспедиции?

Дорогой Руины

...Перед въездом в село Новые Петровцы поворачиваю направо, прохожу знак «Въезд запрещено» и медленно еду по обочине добротно заасфальтированной дороги, по которой на межигорские дачи в течение десятилетий проехало так много правительственных машин: «эмки» Постышева и Косиора, «чайки» Хрущова и Щербицкого, «мерседесы» Кучмы и Януковича. Черных, блестящих и траурных, словно катафалки...

Контрольно-пропускной пункт дачи Януковича - резиденции ”Межгорье”

В этом действительно есть что-то траурное. Старые жители села как-то рассказывали мне, что эта дорога мощена обломками храмов, стен и келий разрушенного монастыря. Там, под асфальтом, лежат битые фрески с ликами святых. Набожные старики здесь всегда крестятся.

Останавливаюсь метров за сто до въезда в Межигорье, закуриваю и сажусь на капот своей машины. За забором зеленеют верхушки каких-то деревьев. Надеюсь, что это те же дубы, которые помнят межигорский Белый Спас. Под ними – могилы сотен монахов, которые в молодые годы носили казацкие сабли. Люди говорят – много древних дубов на правительственных дачах давно посрезали, а на монастырском кладбище стоят то ли теплицы, то ли теннисные корты. Над деревьями зеленеет Виноградная гора. Когда-то давно старая жительница села бабушка Елена рассказывала мне, как девчонкой стояла среди людей на той горе и смотрела, как взрывают межигорские церкви.

– Первый взрыв они выдержали, только купола взлетели в небо, – чуть слышно шептала она. – Люди молились и плакали. Тогда солдаты заложили еще больше взрывчатки... Белый Спас поднялся над землей и рассыпался в пыль.

Пытаюсь представить очертания колокольни и врат, построенных запорожских гетманов, блеск золотых куполов храма, возведенного киевскими князьями. Где-то там Тарас Шевченко любил рисовать и мечтать, сидя под вековыми дубами. Кобзарь вспоминает Межигорье и в своем «Дневнике».

Рядом с воротами открываются двери, и ко мне направляются два охранника. Они долго рассматривают мое журналистское удостоверение. Служба есть служба. На спецобъекте «Межигорье» ничего не изменилось...

Спрашиваю охранников, известно ли им, что здесь когда-то стоял древний монастырь. Нет, об этом служащие не знают. Они неприветливо смотрят мне в глаза, подозрительно разглядывают вокруг – нет ли, случайно, у меня сообщников. Сообщников нет...

Владимир Шаров, для УНИАН

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter