Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

8 декабря 2004 года: огромная историческая ошибка?

Антикризисная коалиция испытывает истеричный страх за юридическую сторону политреформы... Клерки Кабмина несут в массы закононепослушание... Тарасюк поступил правильно... Интервью с Александром Барабашом

Президент Украины Леонид Кучма подписывает изменения в Конституцию, принятые депутатами ВР в пакете. 8 декабря 2004р.
Два года назад, 8 декабря, парламент Украины принял закон номер 2222, которым внес кардинальные изменения в Конституцию.

Напомним, что в соответствии с указанным законом, политические силы, составляющие большинство в Верховной Раде, формируют правительство (по старому закону, это прерогатива Президента). Парламент назначает и освобождает премьер-министра, министров обороны и иностранных дел по предоставлению Президента, остальных членов Кабинета министров – по предоставлению премьер-министра. Кандидатуру главы правительства предлагает Президенту коалиция депутатских фракций, имеющая в Верховной Раде большинство голосов. Президент, по-прежнему, назначает глав местных администраций. Парламент избирают на пять лет (на один год больше, чем по старому закону).

Сегодня отменить те изменения “рука тянется” у многих политиков. О возможности отмены реформы разговариваем с Александром Барабашом, президентом Ассоциации народных депутатов, экспертом проекта “Выборы и политические процессы”.

У НАС КОНФЛИКТ ВСПЫХНУЛ БЫ ПРИ ЛЮБОЙ КОНСТИТУЦИИ

Недавно на круглом столе, где присутствовал весь “пенсионно-конституционный цвет” политики – два прежних Президента, Иван Плющ, Михаил Сирота и Виктор Мусияка... Иван Степанович сказал: мы все ошиблись, отменив “мажоритарку”. По его словам, раньше покупали округа, а теперь – партии и всю страну...

Когда Иван Степанович вместе, кстати, с Леонидом Макаровичем пролетели на выборах, то признали, что чистая пропорционалка имеет много рисков. У нынешнего варианта пропорциональной системы действительно много изъянов.

В целом мир знает свыше семидесяти пропорциональных систем. В Украине задействован наиболее жесткий для прав граждан и наиболее льготный, привилегированный – для партийного руководства.

Поэтому наше партийное строительство, это в чистом виде “философия дерибана”. Когда начались экономические реформы, она исповедовалась в экономике, а теперь дошла до самой вершины власти. Узкая элита приватизировала политические права граждан, и от их имени несколько партийных иерархов присвоили все депутатские места – от парламента до местных советов. Взял верх групповой партийный эгоизм.

А сама пропорциональная система может быть вполне демократической. Наша пропорционалка похожа на европейские системы только по форме. А в сущности она диаметрально противоположная.

Партийная конкуренция уничтожена, право выдвижения кандидатов приватизировано, партийные лидеры распределяют мандаты задолго до выборов. Это кардинально изменяет политическую культуру, политические отношения, политическую мотивацию для людей, которые хотят принимать участие в политике и бороться за депутатские мандаты.

Но избиратели должны влиять на персональный состав депутатов в списках. Вот почему партийные лидеры под любым предлогом никогда на это не пойдут, потому что не хотят лишиться возможности единолично распределять депутатские мандаты.

Почему изменения в Конституции стали причиной таких противоречий между ветвями власти?

Александр Барабаш
Когда у нас исповедуется философия борьбы, или даже войны, то конфликт вспыхнул бы при любой Конституции.

Если взять любую Конституцию – Германии, Италии, США – можно найти причины для конфликтов. Если политическая элита исповедует поиск консенсуса, то и наша Конституция могла бы быть не хуже остальных. Потому первопричина всего – это политическая культура и философия войны, исповедуемая нашей элитой. И я не знаю, сколько должно пройти лет, чтобы философия враждующих кланов сменилась на философию ключа и замка.

Сейчас Президент выступает политическим игроком, пусть и сильно урезанным в правах. Но у нас такая политическая культура, что если у политического лидера нет полномочий кого-то снимать и ставить, то, значит, у него нет полномочий вообще. Представьте, что эти конфликты между Президентом и правительством исчезли. Представьте, что все министры назначаются по одному алгоритму, руководители областей – избираются... Мы бы получили другую модель, из которой был бы выведен Президент.

Но тогда линия конфликта будет проходить иначе – внутри парламента. Поэтому проблема не в поиске идеальной Конституции. Ее в принципе не существует.

АНТИКРИЗИСНАЯ КОАЛИЦИЯ ИСПЫТЫВАЕТ ИСТЕРИЧНЫЙ СТРАХ В ОТНОШЕНИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОРРЕКТНОСТИ ПОЛИТРЕФОРМЫ

Есть ли юридические основания для отмены реформы?

Есть все юридические основания рано или поздно признать неконституционным закон о внесении изменений в Конституцию. В связи с нарушением процедуры его принятия. Нарушение связано не с пакетным голосованием. Пакетное – непакетное, это не имеет отношения к конституционности. А в связи с тем, что между первым и вторым голосованием в законопроект были внесены изменения, в том числе и в заключительные положения. Эти изменения можно считать косметическими, но они также должны были пройти проверку Конституционным судом. Это - родимое пятно на всем законе 2222, и в любой момент он может быть отменен, поскольку срока давности на отмену законов в связи с их конституционностью не существует. Это никак не ставит под сомнение два других решения, принятые одним голосованием.

Сейчас идет политическая борьба. И одни понимают, что закон 2222 стоит на очень зыбкой почве. Поэтому у противников ревизии все сводится к заклинаниям: не трогайте закон, а то в обществе будет катастрофа. Но срока давности для отмены таких законов не существует. Для примера могу привести указ Верховного Совета УССР о запрете компартии. Он был отменен через десять лет.

“Антикризовики” испытывают истерический страх в отношении юридической корректности закона 2222. Они даже приняли закон, которым запретили Конституционному суду прибегать к ревизии уже вступивших в силу законов о внесении изменений в Конституцию.

Меня здесь возмущает сам подход – ограничить полномочия Конституционного суда, которые закреплены Конституцией. Поэтому сегодня, с юридической точки зрения, данный закон – хромая утка.

Но, с социальной и политической точки зрения, трудно представить, что будет твориться в обществе в случае отмены реформы. Это может вызвать обострение политической и социальной обстановки. Это же не одномоментный процесс. КС получит представление, будет готовить его к рассмотрению. Можно представить, что будет делаться в прессе и в парламенте, на улицах. Потом КС возьмет паузу на несколько недель и будет готовить решение. Это действительно может стать страшным испытанием для общества.

Есть другой путь: принятие новой Конституции, предложенный Президентом. Президент в этом базируется на твердых юридических нормах. Одно из последних решений КС – это право народа устанавливать конституционный строй, и это может будет принято всеукраинским референдумом.

Разве это не безответственно – предлагать устанавливать конституционный строй на референдуме? Венецианская комиссия нашим юристам об этом неоднократно говорила...

Когда мы в нашей организации получили это решение КС, мы сами три дня его обсуждали и были в шоке. Но есть то, что есть. КС сказал, что поправки в Основной Закон можно вносить только по процедуре, где основную роль играет парламент, а новую Конституцию может принимать народ.

Это если будет собрано три миллиона подписей. И я думаю, что в окружении Президента эта мысль обсуждается: подготовить проект новой Конституции, под него собрать три миллиона подписей и провести референдум. Но страшно представить, что под этот проект без участия парламента, даже вопреки мнению парламента, начнут собираться подписи. Начнет волноваться общество. В правовом отношении отмена 2222 и принятие новой Конституции – безукоризненные варианты. Но в обоих случаях это может состояться только путем колоссального внутреннего и социального напряжения.

Не кажется ли Вам, что легче будет отменить должность Президента?

Для этого тоже нужно будет набрать триста голосов. И это тоже конфликт. Не будем забывать, что у нас Президент – главнокомандующий Вооруженных Сил и всех вооруженных формирований в Украине. А это – полмиллиона людей, в руках которых есть оружие.

Кстати, эта борьба за полномочия дала интересные плоды: юристы Президента пошли вглуб пункта 17 статьи 106-й полномочий Президента. Президент как главнокомандующий назначает все высшее военное руководство. Поэтому он издал приказ, которым требует согласовывать с ним кандидатуры начальников военных училищ, ректоров академий, должностных лиц в вооруженных силах, милиции. Перечитав указ, яснее понимаешь, какая сила стоит за президентом как главнокомандующим.

КЛЕРКИ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ НЕСУТ В МАССЫ ЗАКОНОНЕПОСЛУШАНИЕ

Значит, Ваше мнение: жить дальше по реформе?

Конечно. Идеальных Конституций не бывает в принципе. А для нашего общества и при нашей политической культуре невозможно найти идеальные законы. И если бы он был, то он обречен на невосприятие или восприятие через социальный конфликт.

Но если ситуация такова, что клерк Кабинета министров демонстративно отвергает указы Президента и говорит, что они неконституционны, когда министр юстиции заявляет, что решение суда это – беспредел, то простите...

В любой ситуации игроки обеих команд могли сесть за стол и договориться: хорошо, сегодня мы делаем так, но в дальнейшем будем делать вот так. А то у нас вопрос, в какое кресло сядет Президент на заседании Кабмина, выносится как политический вопрос номер один...

Опасность с указами Президента заключается в том, что правительство понесло в массы закононепослушание. Если указ есть, то его нужно выполнять. А если ты считаешь, что он незаконный, то отменяй его в установленном порядке. А пока он не отменен, его нужно выполнять и не рассуждать. Потому что иначе никакой сельсовет не будет выполнять постановления Кабинета Министров, если на заседании правительства, скажем, не было кворума...

Нельзя делать из пустяковых случаев политическое шоу. Наша политическая элита безответственно ведет линию конфликта, в который втягивает народ.

ТАРАСЮК ИМЕЛ ПОЛНОЕ ПРАВО ПРОВЕРИТЬ ПОСТАНОВЛЕНИЕ О СВОЕМ УВОЛЬНЕНИИ НА ЗАКОННОСТЬ

Как Вы прокомментируете ситуацию с увольнением-восстановлением Бориса Тарасюка?

Верховная Рада имеет право без представления Президента освобождать главу МИД. Так написано в Конституции. Так же, как Верховная Рада может отправлять в отставку министра обороны. Независимо от того, кто инициировал это постановление.

Но дальше, конечно, Тарасюк имеет право проверить это постановление на законность. Он правильно обжаловал его – по месту жительства – в Шевченковском суде.

Я вообще оставляю за скобками политическую составную конфликта. Вместо того, чтобы сесть и договариваться, начинается окопная борьба, обмен снарядами, готовятся термоядерные бомбы. Но так можно уничтожить правовой уклад в стране. Победить полностью на сегодняшний день шансов нет ни у одной политической силы. Все равно в той или иной политической комбинации будет представлена другая политическая сила и нужно будет искать компромисс. Как вы ни напишете Конституцию, как ни измените Основной Закон, а на следующих выборах изменятся политические роли - и компромисс нужно будет искать.

В целом голосовать за закон 2222 было огромной исторической ошибкой. “Нашеукраинцы” говорят, что это была цена, которую они заплатили за закон 2221 об особенностях применения закона о выборах Президента Украины (ограничивалась возможность голосования по открепительным талонам и за пределами избирательных участков. – Ред.). Но поверьте нашему опыту, воплощенному в пособия, семинары, наблюдения, результат был бы таким же. Боязнь и неверие в собственные политические силы привели к излишнему компромиссу. Но теперь, когда вы предприняли такой шаг, будьте ответственны. Раз вы приняли это сознательно, так выполняйте.

Известно, что Ваш проект “Выборы и политические процессы” уже пять лет помогает учить сотрудников избирательных участковых, районных и территориальных комиссий. Как Вы можете оценить результаты своего труда и уровень политической грамотности в стране?

Без лишней скромности скажу, мы выполнили огромную работу.

Мы дошли до каждой участковой, окружной избирательной комиссии. Перед местными выборами проводили семинары. У нас присутствовали руководители избирательных комиссий разных уровней.

Как человек, наблюдающий за выборами уже почти пятнадцать лет, скажу: уровень политической культуры у граждан на порядок выше, чем раньше. Общество готово проводить выборы честно. Вся грязь идет от тех, кого мы называем политической элитой.

Мы подготовили специальные пособия для теризбиркомов, наши схемы и методические материалы были у каждой избирательной комиссии.

Но после последних выборов в Кировограде я вернулся почти раздавленный. Я был на том заседании ТИК, где перед выборами с выборов мэра города снимали одного из кандидатов – Никулина. Не имею никаких сомнений, что члены ТИК, понимали, что они делают. Они знали, что для кворума нужно десять человек, а их девять, выдвигая смехотворные основания, они приняли абсолютно незаконные решения, а затем закрылись и не выдавали текст решения...

Интересно, что решение о снятии из регистрации Никулина развозил по участкам штаб одного из кандидатов.

Мы учим их играть в шахматы, действовать по закону, а они изо всех сил бьют по шахматной доске бейсбольной битой. Причем сознательно.

Наконец признали выборы недействительными. Основанием стало то, что вроде было невозможно установить волеизъявление людей, потому что некоторые избирательные участки не проставили штампы о том, что Никулин выбыл.

А следовало просто пересчитать бюллетени. Какая разница – проставлен штамп или нет, если на нем зафиксировано волеизъявление людей. Если кто-то голосовал за Никулина, то не считайте такой бюллетень.

Когда видишь рецидивы таких политических порядков, то становится больно за государство.

Беседовала Лана Самохвалова

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение