Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Игорь Лиховый: Янукович все время предупреждал министров от НУ о больших неприятностях

"Мне приказали убрать с могилы Шевченко венок от Ющенко, потому что Виктору Федоровичу неприятно это видеть. Я сказал, что могила Шевченко большая, и здесь есть место для венков всех политических сил..."

"Мне приказали убрать с могилы Шевченко венок от Ющенко, потому что Виктору Федоровичу неприятно это видеть. Я сказал, что могила Шевченко большая, и здесь есть место для венков всех политических сил... Дикие свиньи, которых завел в заповеднике Бакай, подохли от чумки... Азаров забрал у нас со счета 51 миллион гривен..."

Экс-министр культуры и туризма ответил на вопросы УНИАН.

Игорь Дмитриевич, Вы внешне очень изменились за последний год, костюмы вам очень к лицу. Вообще на национал-демократах костюмы хорошо сидят...

Это, очевидно, говорит о соответствии формы нашему содержанию.

А как за это время изменилось содержание?

По-видимому, я больше начал понимать свое место в этом мире. И начал смотреть на мир несолько иначе, поскольку член правительства имеет возможность увидеть больше, чем директор Национального заповедника.

Не могли бы Вы просветить, как Вы попали на должность министра? Благодаря тому, что защищали заповедные земли от Бакая и Ко или имели какую-то особенную концепцию развития культуры?

Если брать хронологию, то это происходило приблизительно так: сначала был звонок Президента, который спросил, как дела в заповеднике, и сказал, что нужно увидеться и посоветоваться. На следующий день у меня была плановая поездка в Киев, и когда мы встретились на одном из событий в мире исскуства, Виктор Андреевич сказал: давай, принимайся за министерство.

К тому времени я шестнадцать лет проработал руководителем Шевченковского Национального заповедника, непосредственно подчинялся Минкульту и был достаточно осведомлен о его работе. Конечно, Канев не Киев и даже не Львов, однако он занимает в национальном пространстве культуры и исскуства высокое место, чтобы сформировать видение развития культуры как в Украине, так и в мире.

Но этому предшествовала история, когда власти отказались продолжать с Вами контракт. Что явилось причиной?

За четырнадцать лет можно было найти достаточно, но поскольку ни одного серьезного недостатка не подыскали, воспользовались поводом.

В мае 2003 года приехала группа депутатов из “Нашей Украины”, положила венок на могилу Шевченко с лентой, где было написано “Великому Кобзарю от Блока Виктора Ющенко”. Позже прибыл тогдашний премьер-министр Янукович, и заместитель губернатора попросил меня убрать тот венок, потому что “Виктору Федоровичу неприятно это видеть”. Я ответил, что поскольку я его не клал туда, то и убирать не стану. Могила Шевченко большая, и здесь есть место для венков всех политических сил, которые чтят отца нации. Опять таки приехал посланник, который сказал, что ему приказали убрать тот венок. Я ответил: вы его туда не клали, значит не будете и убирать.

Это даже не из-за моего расположения к “Нашей Украине”. Меня возмутил сам факт, что мне, Украинским государством назначенному хранителю национальной святыни приказывают убрать венок. Такая неуступчивость руководителя на территории, которую тогда полностью контролировала одна из провластных партий, стала предметом разговора на совещании в Министерстве культуры, что в то время отвечало формуле “Аннушка уже разлила масло...”

Но была еще одна причина моего устранения. На тот момент уже и Конча-Заспа, и Пуща-Водица, и Козин были распределены, Канев стал привлекательным для тех, кому было мало охотничьих угодий. Бывший руководитель ГУД стал первым, кто взял там четыре тысячи гектаров. Неподалеку начали строиться известные братья социал-демократы, которые подгоняли под свои владения всю инфраструктуру.

Те, кто вкладывал инвестиции, интересовались, что или кто может им помешать.

В 1990 году заповедник при поддержке украинских и зарубежных граждан остановил строительство огромного комплекса заводов Минэнерго и Мингазпрома Союза ССР. Я тогда через Бориса Олийныка дошел до Раисы Горбачевой и Дмитрия Лихачева. Раиса Максимовна была заместителем председателя Фонда культуры Лихачева. Благодаря Борису Олийныку она приняла меня. Горбачева сказала: я очень уважаю Тараса Шевченко, и я вам помогу. Пока я вернулся из Москвы, сюда уже Виталий Масол приехал – в то время председатель Совета Министров УССР, накричал на областную, районную и городскую власть - все решилось в пользу заповедника и украинского народа. 

В 2000 году в Каневе опять начали строиться. Тогда это уже был Интерсплав из Донбасса. Они хотели перенести из Свердловска завод по производству вторичного алюминия. Но на мое счастье, премьер-министром стал Виктор Ющенко. А министром экологии тогда был Иван Заец. Ющенко провел на Тарасовой горе выездное заседание Кабинета министров, и вопрос также был снят. Надеюсь, навсегда.

Мне показалось, что позиция власти была такая: если мы сломаем Лихового из Шевченковского заповедника, то и другие заповедники не будут упираться. Руководитель ГУД Бакай нашел форму, чтобы легально арендовать эти территории. Но это все выглядело смешно даже в глазах каневских крестьян. Оградил лес, поставил двадцать пять километров сетки-рабицы, охрану, построил вертолетную площадку, купил диких свиней и оленей. Но поскольку дикие свиньи живут по законам природы и не посвящены в бизнес-планы Бакая, они подохли от чумки, а другие пошли по крестьянским огородам. Впоследствии рассказывали, возникла идея создать ферму для гадюк, которые расползлись, люди сапками в огородах рубили ярких, невиданного цвета пресмыкающихся. Когда деньги даются даром, они и текут между пальцев. Жаль, что для таких опытов используют национальные достопримечательности и сакральные святыни. 

Возвращаясь к настоящему. Ваше министерство, которое объединило культуру и туризм, было мишенью для насмешек...

Как-то я был на приеме в посольстве Турции. Меня тогда своим многочисленным гостям представили как главного в Украине министра. И это не только дань протоколу - турки понимают, чем может стать туризм для экономики страны. А меня на одном из первых заседаний нового правительства спросили: “А что делает в вашем министерстве туризм?!”

С чем я категорически не согласен - так это с желанием определить туризм в отдельную отрасль. Это уже будет его десятая реорганизация. К тому же создаст благоприятные условия для финансовых злоупотреблений. Мы теряем материальную базу, наработанные контакты, уничтожаем веру людей в то, что нужно служить народу, а не отдельным личностям. И при всем при этом мы теряем объекты: туристические базы, ценные территории. Кто-то, конечно, преуспевает при этом...

Разве можно любить Украину, если ты не путешествуешь, не знаешь ее народа, не посещаешь святыни? Сейчас, кстати, в регионах также сворачивается деятельность станций юного туриста и школ искусств. Людей предупреждают, что финансирования не будет. А это огромный вред, мы теряем молодежь.

Игорь Дмитриевич, а кинематографисты на Вас обижались за то, что Вы, якобы, всегда недофинансируете какие-то их проекты. Могу назвать поименно: режиссеры фильма “Штольня”, потом молодые кинематографисты...

Не вижу оснований. Это уже такая украинская ментальность - еще на этапе рождения проекта нужно определить, кто будет назначен ответственным за его провал. Ни разу те, кто делал “Штольню”, не обращался ко мне непосредственно как к министру. Хотя большего количества посетителей, чем принял за это время я, не принимал ни один из моих предшественников. В кинематографе сохранилось инерционное мышление - что когда у нас есть гениальный проект, то государство должно его профинансировать. Государство лишь частично может принять участие в кинопроизводстве. И не потому, что мы не хотим, а потому, что имеем ограничения. Только для того, чтобы начать работу над фильмом, нужно пройти по меньшей мере четыре-пять тендеров. Это очень сложный процесс, и когда с 1 июля мы ввели тендерное законодательство, выяснилось, что некому в них участвовать - киностудии не готовы.

В прошлом году государство выделило на кинопроизводство 49 миллионов гривен, освоено - 26, в этом году - почти 50 миллионов... Когда я пришел в правительство, были сорок два фильма в процессе производства. Это немало. Сейчас, за месяц до увольнения, я подписал программу кинопроизводства. И при мне, кстати, была создана Государственная служба кинематографии.

А вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник говорил, что выделенные на кино деньги возвращаются назад в бюджет - причем в конце года - в декабре.

Потому что деньги поступают в конце года. В августе 2006-го пришел новый министр финансов (Азаров), который забрал у нас со счета 51 миллион гривен и возвращает только сейчас, в конце года. Кстати, об этом вице-премьер не вспоминал? Мы же тогда посреди года не успели проплатить даже выполненные для заведений культуры работы. Кинопроизводство - сложный процесс. Это не то, что пойти в магазин и купить готовый товар, его еще нужно организовать. Тем более на руинах украинских киностудий. Те, которые еще работают, выполняют заказы в основном заграничных партнеров.

Проекты фильмов проходят экспертный совет. Конечно, каждый автор считает свое произведение гениальным, но он еще должен убедить в этом экспертную группу и, извините, министра культуры тоже. Кстати, (я это считаю своей заслугой) каждый выпускник творческого факультета кино и телевидения имеет право реализовать свой первый проект за бюджетные средства.

Сейчас на одном из каналов показывают сериал, который мы шутя называем “технологией подготовки российского пушечного мяса”. Так или иначе воспеваются российские военные, российские амбиции. А у Вас были какие-то рычаги для создания украинских сериалов?

Когда в июне мы утверждали нормативный документ о службе кинематографии, премьер-министр Юрий Ехануров деликатно, но настойчиво посоветовал: господин министр, начните с украинского “мыла”. И я с ним согласился, но времени было маловато. Деньги пойдут только сейчас...

Сравните опыт работы в правительствах Еханурова и Януковича...

Это не для сравнения (смеется). В правительстве Еханурова была команда, было доверие. Мне импонировал демократизм, возможность свободно выражать свою позицию. Отметил бы интеллигентность манер Еханурова... Он говорил: коллега, я понимаю, почему вы так действуете, но ставим на голосование...

То с чем мы сейчас столкнулись, - это совсем другой подход.

Виктор Федорович не приветствует точку зрения, которая не совпадает с его виденьем, но он позволяет вступать в дискуссию, иногда даже соглашаясь с позицией меньшинства...

А какие инициативы вице-премьера Табачника вы поддерживаете?

А Вы сами могли бы назвать мне какие-то инициативы Табачника за это короткое время? Я хорошо помню инициативы Вячеслава Кириленко. Это то, что касалось дублирования и титрования украинских фильмов, развития культурного туризма, анимационного кино, чествования национальных героев...

Табачник хочет поднять украинскую русскоязычную литературу.

Я слышал эту фразу - нам, мол, не следует отказываться от русскоязычного украинского культурного наследия. Но в действительности я не знаю, что стоит за этой фразой. Поскольку министерство культуры имеет бюджетную программу, которая предусматривает удовлетворение культурных потребностей национальных меньшинств в Украине. Это всегда было составляющей частью украинской культуры...

Две недели тому назад суд принял решение об отмене постановления о субтитровании и дублировании фильмов на украинском языке. Кабмин тогда был ответчиком. А истцом - общество слепых из Херсонской или Николаевской области. К сожалению, Кабинет министров, ответчик, по этому делу ведет себя, как будто на выборах. Его поведение сопоставимо с поведением известного адвоката Василия Стуса, благодаря которому Стусу еще увеличили тюремный срок. Вот и Кабмин вел себя так, чтобы удовлетворить истца.

Истец и ответчик довольны. Чего не скажешь, о десятках миллионов граждан Украины, чьи права ограничены таким беспрецедентным для современной Европы решением суда. Постановление о дублировании и титровании кино отменено. А 18 статья закона о кино четко говорит, что на территории Украины фильмы должны дублироваться.

Кстати. Я с удовольствием посмотрел мультфильм “Тачки” и фильм “Пираты Карибского моря” на украинском. Украинский дубль пользовался большей популярностью, нежели российский...

А чего ожидать от Кабинета министров, члены которого между собой говорят не на украинском? Кабмин здесь действует в свете обещаний северному соседу, который господствует в информационном пространстве. Происходит также отток туристов в российские регионы на волне “протестов” против НАТО в Крыму.

Когда нам говорят, что при дублировании российских фильмов на украинский “искажается жестикулиция”, мне смешно. Весь мир дублирует иноязычные фильмы!

Приходилось ли Вам высказывать свое несогласие с официальной позицией правительства Януковича?

За это время стало ясно: мы принадлежим к разным мировоззренческим командам. Очень остро проходила дискуссия относительно подготовки офицеров украинской армии - где их готовить: во Львове или в Одессе? Я принимал участие в дискуссии, потому что считал, что это и моя компетенция. Я получил предупреждение от премьер-министра, как и при рассмотрении других важных для деятельности правительства вопросов.

А как он Вас предупреждал?

Для меня это было что-то вроде: “Обратите внимание на недискуссийность политической ситуации”. А для других “нашеукраинцев”: “Вам недолго осталось” или “Я вижу, у кого-то будут неприятности. Напоминаю вам: у вас будут большие неприятности”.

Странная позиция. Ведь Конституция четко определяет роль члена правительства, его права и ответственность. И первая моя реакция на сообщение, что мы должны выйти из правительства, была такая: без министров “Нашей Украины” жаль это правительство, без демократических принципов пользы от него Украине - мало. Тапер в правительстве будет действовать принцип: слушай старшего.

Порой происходили запрещенные ходы, когда на стол клали буквально за пять минут документы, и ты не имея времени, чтобы их прочитать, должен принимать решение.

Теперь кадровые вопросы пошли большими пакетами. Раньше порядок был такой: министр Кабинета министров зачитывает каждый пункт, и мы заслушиваем хотя бы фамилии кандидатов. Сейчас же обращаются с кадровыми вопросами, как с котом в мешке - никто не знает, белый он, или черный... И так по сорок фамилий в пакете проходят.

А чем Вы занимаетесь сейчас? Уже ощущаете себя киевлянином?

Я - Близнецы по знаку зодиака, поэтому привыкаю к изменениям очень быстро. Сейчас я обустраиваю быт, упорядочиваю архив. Привожу в порядок мысли и бумаги.

Чем планируете заниматься в будущем?

Тем, чем собирался всегда, - сохранением культурного наследия Украины.

А еще жить - очень люблю это занятие.

Справка. Игорь Лиховый экс-министр культуры и туризма. По специальности - инженер-электромеханик, закончил Одесский политехнический университет, также имеет квалификацию социолога. С 1989 года до назначения в правительство Еханурова Лиховый руководил Каневским государственным музеем-заповедником Т.Г.Шевченко, а также занимал должность генерального директора Шевченковского национального заповедника. В октябре 2005 года стал министром культуры и туризма, заменив на этом посту Оксану Билозир. 1 ноября 2006 года освобожден от должности министра в соответствии с поданным заявлением.

Лана Самохвалова

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение