Четверг,
17 августа 2017
Наши сообщества

Министр урегулирования конфликтов Грузии: Сейчас доверие к России – на нулевой отметке

Российские «миротворцы» на Кавказе служат для провокаций… Если Россия под любым предлогом прекратит поставки газа, мы к этому будем готовы…Интервью

Мераб Антадзе – одна из знаковых политических фигур сегодняшней Грузии. В стране, вступившей в неравное противостояние с Россией, ему выпала непростая роль переговорщика, а урегулирование политических конфликтов стало профессиональным долгом. Антадзе возглавляет министерство с одноименным названием. О том, чем может закончиться схватка Грузии с РФ, и какие козыри в этой игре еще не разыгрывались, Антанадзе рассказал в интервью УНИАН.

Г-н Мераб, знаю, что Киев стал для вас случайным местом визита: из-за отсутствия прямого авиасообщения с РФ, которую вы навещали, грузины вынуждены пользоваться авиалиниями других стран, в т.ч. и украинскими. Ваш визит в Москву был попыткой улучшить межправительственный диалог с Россией?

Первое, что мы ожидали от нашего визита, – это восстановление контактов. Думаю, в любое, даже в самое сложное время дипломаты должны встречаться, обмениваться мнениями, оценивать ситуацию и перспективы двухсторонних отношений. Сейчас главный вопрос – что дальше?

И хоть нам удалось установить нужные контакты, прорыва в отношениях нет. Но появилось понимание, что нужно чаще встречаться. Нашей задачей в Москве было начать диалог. Начать хотя бы двигаться в направлении нормализации отношений. Возможно, уже в конце месяца, на саммите глав стран СНГ, состоится встреча президентов двух стран.

То есть Грузия планирует  принять участие в саммите СНГ?

Да. Михаил Саакашвили собирается приехать. Мы надеемся, что встреча с президентом РФ снизит накалившуюся температуру в отношениях между двумя странами. Кроме этого, Саакашвили планирует ряд двусторонних встреч с руководителями стран содружества.

Россия может ужесточить давление на Грузию?

Я думаю, у России есть еще кое-что в ее арсенале. Возможности у нее не малы. В первую очередь, это энергоресурсы, которые мы у них закупаем. Можно необоснованно повысить цены, а можно перекрыть кран под любым предлогом. В прошлом году, зимой, несмотря на наличие всех необходимых договоренностей, вдруг взорвался газопровод, были повреждены линии электропередачи, причем на территории России.

Эта страна сделает все возможное, чтобы каким-то образом на нас воздействовать.

И как вы собираетесь решать этот вопрос? Вы готовы противостоять?

Мы готовимся к этому. Главным образом, к повышению цен на энергоносители. И Грузия уже ведет интенсивные переговоры об их получении из альтернативных источников. Например, мы рассчитываем на газ из Ирана, Азербайджана. Кроме того, идут переговоры об импорте электроэнергии из Азербайджана, Армении и Турции. Все это делается с целью минимизировать возможные проблемы, которые, как мы предполагаем, возникнут.

Когда Грузия станет независимой от энергоресурсов России?

Сложно сказать, я знаю лишь, к каким трудностям надо готовиться. Естественно, самым сложным будет зимний период. Хотя за последние годы мы много сделали, чтобы стать менее зависимыми. Если Россия под любым предлогом прекратит поставки, мы к этому будем готовы. Такие трудности для нас не новы.

Грузия согласна с предлагаемой Россией ценой в 230 долларов за тысячу кубов газа?

Это прерогатива других ведомств, но, думаю, вопросы будут решены в комплексе – в зависимости от того, какие договоренности будут достигнуты с другими поставщиками. 

Каковы убытки Грузии после прекращения экономического сотрудничества с Россией?

Такая политика России существенно сказалось на экономике Грузии. Сейчас это компенсируется различными другими проектами, диверсификацией рынков. В целом идет интенсивная работа по выходу на рынки других государств. У нас серьезные проекты в Украине, а также со всеми соседними государствами и Европой.

С одной стороны, это был серьезный удар по нашим экспортным отраслям, а с другой – мы начали активно работать, чтобы найти другие рынки, и в этом есть большой позитив. Теперь мы не зависим от рынка только одной страны.

Что касается вина, то российские власти ввели бы санкции на любой продукт, экспортируемый из Грузии, независимо от его качества. Это политика, и все анализы нашей продукции делались не в лабораториях, а исходя из политических заказов.

Ваш прогноз – сколько будет продолжаться экономическое давление на Грузию?

О! Это вопрос к российским представителям. Но хотел бы сказать, что одна из основных причин возникновения сегодняшнего кризиса – это, в первую очередь, конфликты на территории нашей страны. Именно они определяют наши двухсторонние отношения. Конечно, есть и другие факторы, но эта – главная. Россия, используя механизмы воздействия на конфликтные регионы, в том числе и на их лидеров, создала сегодняшнюю ситуацию.

Речь идет об Абхазии и Осетии. То, что Россия занимается далеко не миротворчеством и не посредничеством в конфликтах – очевидно. Напротив, эти вопросы используются для грубого вмешательства во внутренние дела Грузии. Это не способствует сближению сторон.

Другими словами, депортация российских шпионов не была главной причиной обострения отношений с РФ?

Высылка российских военных – вершина айсберга. Основной причиной стали конфликты в Осетии и Абхазии, которые, Россия использует для достижения своих политических целей. Впрочем, как и на Северном Кавказе.

Вы хотите сказать, Россия целенаправленно дестабилизирует ситуацию на Кавказе?

Во всяком случае, старается сохранять эти конфликты в их сегодняшнем состоянии, чтобы вести ту или иную политику.

Какие аргументы Грузии в этом конфликте?

Речь идет о том, чтобы Россия заняла ту позицию, какую она декларирует, апеллируя к миротворческому статусу, а не, ту которую мы наблюдаем на самом деле. Именно это будет содействовать переговорам. Сейчас же слова о готовности помочь наладить диалог с лидерами конфликтных регионов – не более чем декларации. Все делается, чтобы этих результатов не было достигнуто.

Мы уже не однократно заявляли, что у нас есть четкое понимание того, что улаживать эти конфликты мы будем только мирно и путем переговоров. Уже сегодня имеются соответствующие предложения и инициативы – план мирного урегулирования, который был одобрен в Любляне относительно южноосетинского конфликта. Также есть дорожная карта по Абхазскому направлению.

Последняя наша инициатива – планируемая встреча Саакашвили с главой Южной Осетии Эдуардом Кокойты. Мы должны договариваться с представителями конфликтных зон, а после вместе обеспечить выполнение двухсторонних решений. В частности касательно вопросов экономики, безопасности, деятельности миротворческих подразделений.

Гарантами выполнения договоренностей должны быть, в первую очередь, стороны конфликта. При этом мы подчеркиваем, что не планируем вытеснять Россию. РФ будет и далее участником переговоров. Но не единолично, как это происходит сегодня.

Очевидно, что в сложившейся ситуации доверие грузинской стороны к России фактически на нулевой отметке. Поэтому к проблеме должны подключиться и ЕС, и США, которые могут сбалансировать эту ситуацию. Кстати, участие в переговорном процессе ЕС и США уже гарантирует выполнение и тех обязательств, которые возьмет на себя Грузия.

Наша позиция проста: Россия, США и ЕС вместе должны стать гарантами тех договоренностей, которых мы достигнем с представителями зон конфликтов. Естественно, при условии, что Россия прекратит деструктивные действия.

А США и Европа готовы стать арбитрами в урегулировании ситуации?

Эти страны в той или иной мере уже участвуют в процессе. Например, в серьезных экономических проектах по реабилитации территорий в Южной Осетии. В частности, в этом году на международной конференции в Брюсселе ЕС выделила для этих целей  определенную сумму денег. Для реализации этих проектов созданы структуры, где активно участвует ЕС.

Другими словами, участие в экономических проектах, вложение денег и есть свидетельством того, что страны-доноры заинтересованы в переговорах. А это – предтеча участия в политическом переговорном процессе.

На какой результат Вы рассчитаете?

Мы говорим об автономиях, то есть более широком разграничении полномочий между центром и регионами. Какие они примут формы, загадывать сложно, но однозначно это будет более серьезный политический статус в составе Грузии. Исходной точкой переговорного процесса будет сохранение этих регионов в составе единой Грузии, при этом речь об унитарном государстве не идет. Мы готовы предоставить широкие права, которые на сегодня не имеют даже субъекты РФ.

До конца этого года мы представим нашим коллегам и мировому сообществу  детальные предложения по поводу урегулирования южноосетинского и абхазского конфликтов  по всему спектру вопросов – политика, экономика, сфера безопасности. То есть план подготовлен, и сейчас идет его доработка. Основные тезисы этого мирного плана были представлены в Любляне.

Сейчас мы готовим более детальный документ – по всем пунктам. Будет представлена четкая программа и виденье того, что мы предлагаем сделать. Это касается и статуса этих регионов, и механизма разграничения полномочий.

Расскажите, какая сейчас обстановка в группе российских войск в Грузии?

Первое, что касается российских баз, то мы имеем соглашение, согласно которому эти базы выводятся. До конца года из Тбилиси будет выведен штаб российских войск – этот объект выводиться раньше чем предусматривалось нашими договоренностями, а  остальные базы – согласно графику. По соглашению этот процесс должен закончиться  в течение 2008 года. Предусмотрены этапы – тяжелая военная техника выводиться раньше –  в первой половине 2007 года, потом амуниция и личный состав. В целом вывод российских войск идет по графику, даже есть опережение по отдельным направлениям.

Что касается российских миротворцев – это другой вопрос. Каким образом уйдут миротворцы – тут у нас есть серьезные претензии. Они работают не на решение существующих проблем, а на сохранение ситуации, в которой в любой момент может возникнуть провокации, способствующие осложнению военной ситуации. Мы делаем все возможное, чтобы исключить такое развитие ситуации. 

Как Вы считаете, Украина может помочь в урегулировании этих конфликтов?

В Украине действует законодательство, которое определяет, где и в каких условиях могут участвовать украинские военнослужащие в статусе миротворцев – под эгидой ООН или других международных организаций.

Если будет принято такое решение о миротворческой миссии под эгидой ООН и будет согласие сторон конфликта, – Украина может участвовать в его урегулировании.

Намерены ли грузинские дипломаты провести этот вопрос через ООН?

Этот вопрос в процессе проработки грузинской дипломатии. Не только Украина, но и другие страны готовы помочь нам в случае изменения формата миротворческой миссии, то есть интернационализации этих сил. А для этого нужно соответствующие решение Совета Безопасности ООН.

В контексте урегулирования конфликтов – что Грузия хочет получить от членства в НАТО?

Для нас основной вопрос – это присоединение к системе безопасности, которая включает далеко не только военный аспекты. Всем известно, что сегодня  альянс – это не только военная организация. Сам процесс вступления в НАТО для Грузии очень выгоден потому, что способствует проведению тех реформ, которые необходимы не только в военной части, но и во многих социальных, политических и других сферах.

Стремление стать членом НАТО помогает Грузии как можно быстрее адаптироваться и гармонизировать свое законодательство с европейскими структурами.

Одна из основных задач вступить в систему безопасности, где мы будем чувствовать себя защищенными.

А неурегулированные конфликты на территории Грузии станут проблемой на пути в НАТО?

Вопрос этот очень актуальный. Хотя по этому поводу у нас уже были консультации. Процесс урегулирования путем переговоров не является препятствием для государств, изъявивших желание вступить в НАТО.

Сейчас мы готовимся присоединиться к плану относительно членства в НАТО, и в недалеком будущем это произойдет. Мы на этапе завершения предыдущего этапа интеграции.

Говорить о конкретных сроках присоединения к плану относительно членства сложно – возможно, это произойдет через 6 месяцев, через год или полтора. Все зависит от нашей работы. Но хотел бы подчеркнуть, что до этого мы очень эффективно выполняли все наши обязательства, и надеюсь, что так будет продолжаться.

Какие реальные перспективы ГУАМ?

Очень важно, что эта организация начала свою работу. Вопросы безопасности, стабильность поставки энергоресурсов, политические и экономические вопросы актуальны для всех стран – членов ГУАМ. Понятно, что в этом плане ГУАМ находиться на этапе становления. Скоро активно начнет роботу секретариат организации. В этом отношении ГУАМ имеет очень хорошие перспективы. Об этом говорит заинтересованность многих государств, имеющих статус наблюдателей в ГУАМ, – это страны Восточной Европы.

На каком этапе переговоры относительно создания миротворческого контингента в рамках ГУАМ?

Сейчас только начальный этап... Эта идея появилась с самого начала существования ГУАМ, и, по всей видимости, в недалеком будущем – после согласования всех деталей – такой организм может быть создан и задействован в миротворческих операциях. А также для оказания гуманитарной помощи.

Работа в этом направлении через какое-то время принесет свои плоды. Вопрос о том – реализовывать или нет эту идею, – не стоит на повестке дня: это решение уже принято, дело касается уточнения деталей.

Про детали я не могу рассказать, поскольку этим занимаются другие ведомства.

Что думают руководство и население Абхазии и Южной Осетии по поводу возможности привлечения украинских миротворцев?

Высказывания руководства Абхазии и Южной Осетии, естественно, негативные. Совершенно ясны причины этого. Я уже говорил о полном контроле России всех решений, принимаемых в зонах конфликта.

Что касается виденья населения на урегулирования конфликтов – это вопрос отдельный. Получить точную информацию в сегодняшней ситуации очень сложно. Фактор страха очень сильный, он действует на любые опросы и так называемые референдумы. Люди просто вынуждены высказываться так, как это рекомендуют лидеры. Поэтому высказывания отдельных людей или общественных организаций дублирует позицию лидеров.

Экономическое давление со стороны России не приведет к падению рейтингов действующей власти в Грузии?

Рейтинг правительства и Президента очень высок, и последние выборы в местные органы власти это подтвердили. За три года после революции Роз население абсолютно четко видит нашу работу, реальные шаги по строительству независимого демократического государства.

Кстати, именно этот выбор Грузии является одной из причин давления, которое мы чувствуем со стороны России. Мы имеем определенный экономические успехи. Хотя понятно, что, начиная практически с нуля, сложно решить многие проблем быстро. Но мы уверенно идем по этому пути.

Своих целей в этом вопросе Россия не достигла.

Михаил Саакашвили, естественно планирует, баллотироваться на выборах в президенты. Это его первый срок. Мы говорим абсолютно открыто, что в течение его первого и второго президентских сроков мы максимум сделаем для строительства независимого демократического общества.

Записал Роман Цымбалюк

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение