Когда умрет последний избиратель, или Как остановить депопуляцию и улучшить здоровье украинского народа

Когда умрет последний избиратель, или Как остановить депопуляцию и улучшить здоровье украинского народа

Как ведущие политические силы собираются медицину сделать более доступной и качественной...

Столь пессимистичное, более того, мрачное название круглого стола — очередного из серии встреч с представителями ведущих политических сил вполне объяснимо. Самая высокая в Европе (за исключением России) смертность, один из самых низких в мире уровней рождаемости, стремительное сокращение численности населения (и это, как говорится, без войны и чумы), низкая продолжительность жизни, высокие темпы старения населения, что приводит к исчерпанию потенциала демографического роста — все это вызывает серьезную обеспокоенность ученых, политиков, общественности — всех неравнодушных людей. К перечисленным тревожным тенденциям нужно добавить непрекращающийся рост заболеваемости населения, разгул опасных инфекций, снижение уровня здоровья нации и жизнеспособности поколений. Сегодня 60-летний рубеж не преодолевает почти треть населения и, по наблюдениям ученых, вероятность умереть, не дожив до пенсионного возраста либо в расцвете сил, для последующих поколений все больше увеличивается. Это наводит на грустные размышления о том, какую несравнимо высокую цену платит украинский народ за низкую эффективность экономических реформ, за недоброкачественные продукты питания, плохие условия жизни, недоступность качественной медицинской помощи.

Перед парламентскими выборами у наших политиков происходят просто-таки тектонические сдвиги в сторону электоральных проблем. В это время они особо проникаются бедами и чаяниями народа, щедро раздают обещания о создании чуть ли не социального рая, соблазняя избирателя социальными пакетами, в которых находятся — ни много ни мало — «ключи от достатка». В своих предвыборных программах партии и блоки, пытаясь завоевать электоральные симпатии, устроили своеобразное соревнование по увеличению государственной помощи при рождении детей. Бедный избиратель растерялся и сомневается, куда ему в коротком перерыве между тремя работами направить свои усилия — то ли на «украинский прорыв», то ли на «демографический прорыв».

Во всем мире перед выборами политики обещают электорату золотые горы. Одну из вершин обязательно посвящают здравоохранению. Говорят, рейтинг Хиллари Клинтон подскочил до небес именно благодаря этому. Наших политиков почему-то больше волнуют вопросы НАТО, статуса языка соседней страны в Украине и т.п. Правда, в предвыборных программах имеются пункты о доступной и качественной медицинской помощи, кандидаты в нардепы обещают начать реформирование медицины. Ознакомившись со всеми предвыборными программами, мы попытались отыскать рациональное зерно в этом ворохе вульгарного популизма. Очень хотелось выяснить, как ведущие политические силы собираются осуществить на практике то, что обещают, а именно: как приостановить процесс вымирания народа в Украине, а медицинскую помощь сделать более доступной и качественной? К сожалению, в программах мы не обнаружили системного видения реформы здравоохранения. Или же здоровье нации может подождать? Более десяти лет не принимается закон о медицинском страховании. Почему в таком случае нельзя узаконить хотя бы гарантированный пакет (перечень) медицинской помощи, который во всех государственных (и коммунальных) медучреждениях предоставлялся бы бесплатно? Ведь сегодня ни для кого не секрет (для коммунистов также), что «бесплатная медицинская помощь» встречается только в формулировке 49 статьи Конституции. И, наконец, мы хотели услышать от наших политиков, которым близки проблемы медицины и здравоохранения, как в нынешних условиях пациент может защититься от недобросовестных эскулапов. К сожалению, нравственная эрозия в системе здравоохранения зашла слишком далеко, а отсутствие правовых и других механизмов защиты прав и интересов пациентов нередко приводит к весьма драматическим последствиям.

Итак, за круглым столом наболевшую тему обсуждали: Людмила Леон­тьевна ДЕНИСОВА, экс-министр финансов АР Крым (БЮТ), Александр Николаевич ОРДА, заместитель министра здравоохранения (Партия регионов), Юрий Алексеевич ПАВЛЕНКО, экс-министр по делам семьи, молодежи и спорта («НУ—НС»), Ни­колай Ефремович ПОЛИЩУК, председатель Национального совета по вопросам здравоохранения, экс-министр здравоохранения Украины («НУ—НС»), Сергей Владимирович ШЕВЧУК (БЮТ). Коммунистическая партия Украины своего представителя на круглый стол не направила (министр здравоохранения Ю. Гайдаев, вошедший в первую пятерку КПУ, прийти не смог, сославшись на то, что он не в отпуске и его участие могут расценить как злоупотребление служебным положением).

«ЗН»: — Хотелось бы услышать, что ваша партия (блок) реально предлагает сделать для того, чтобы люди в Украине не вымирали такими ужасающими темпами, а жили дольше и лучше.

 

Александр Орда

А.О.: — Начну с демографической ситуации. Прежде всего хочу обратить ваше внимание на следующее: сколько бы мы ни увеличивали помощь при рождении ребенка, желаемого уровня достичь не сможем. В то же время наша политическая сила заинтересована в том, чтобы рождаемость росла. Вам, вероятно, известно, что предложила Партия регионов.

Но я как медик вижу еще одну составляющую процесса. К величайшему сожалению, сокращается количество людей трудоспособного возраста. Увеличивается количество инвалидов среди трудоспособного населения. Именно на этот показатель должна влиять медицина. Качественной медицинской помощью, реабилитационными мерами. Сейчас это — наша основная задача.

В текущем году правительство запланировало в бюджете

200 млн. грн. на улучшение неонатальной помощи. Сегодня почти все регионы определились с созданием межрегиональных центров — их будет пять или шесть. К сожалению, в свое время в этой отрасли было допущено много ошибок, когда мы перестали готовить педиатров, изменили порядок подготовки неонатологов. Сегодня пытаемся это возродить. Надеюсь, что до конца года почти все регионы получат методику, оборудование. Мы просчитали, что когда все это заработает, смертность детей до года сократится.

«ЗН»: — Сколько средств выделяется на создание одного такого центра?

А.О.: — Смета областного неонатального центра — почти полтора миллиона.

«ЗН»: — А почему нет элементарных аппаратов для вентиляции легких?

А.О.: — Для этого и создаются неонатальные центры.

«ЗН»: — Но пока они не созданы, этими аппаратами можно обеспечить хотя бы роддома, не такие уж это большие деньги! Ведь в Кировоградской, Черновицкой, Черкасской областях высокая смертность именно из-за того, что у малыша не раскрываются легкие. Почему эта проблема тормозится?

А.О.: — Думаю, она просто не попадала в поле зрения. Но это не только медицинская проблема. Вероятно, и местные власти должны обращать на нее внимание.

С нынешнего года мы начинаем оснащать районные, центральные районные и городские больницы. Планируем в течение 2007—2008 гг. полностью переоборудовать реанимационные и хирургические отделения. Впервые за всю историю Украины мы получили из бюджета миллион евро на обучение наших специалистов за рубежом. И туда поедут не чиновники, а в первую очередь неонатологи и кардиологи.

«ЗН»: — Миллион евро — не многовато ли для таких командировок?

А.О.: — На лечение детей за рубежом выделялось 860 тысяч. И очень сложно было определить, кого из детей направляем, а кого — нет.

«ЗН»: — Но белорусы строят у себя такие центры и наших детей спасают...

А.О.: — Только по одному профилю — пересадка костного мозга.

 Сергей Шевчук

С.Ш.: — Считаю унизительным соревноваться в том, кто больше даст за рождение ребенка. Нужно дать людям, которые собираются стать родителями, возможность зарабатывать столько, чтобы они могли воспитывать детей.

Существует два процесса, на которые никакое правительство не может серьезно повлиять. Это, во-первых, всеобщие глобализационные процессы и трудовая миграция населения. Украинцы стремятся работать в Польше, поляки — в Германии, потому что там выше зарплата. Немцы хотят попасть в скандинавские страны. Скандинавы предпочитают ехать в Великобританию — там меньше налоги и т.п. Количество мигрантов не будет уменьшаться, что бы там ни говорило руководство страны.

Второй момент — уменьшение рождаемости. Это характерно не только для Украины, но и для Европы в целом. Мы можем только пытаться повлиять на рост рождаемости, но не так, как это делают политические силы, наперегонки обещая увеличить помощь при рождении ребенка. Ею пользуется сегодня половина нормальных семей, другая половина — наркоманы, алкоголики, люди с психическими отклонениями. Таким образом, делая вроде бы хорошее дело, мы в действительности подталкиваем процесс дебилизации. Социально дезадаптированная женщина после того, как медицина выходит ребенка, сдает его в приют. У нас сто двадцать тысяч бездомных детей! Это дети, пережившие насилие. Сколько среди них зараженных СПИДом и гепатитом С?..

И, наконец, третье — смертность населения. За это нужно спрашивать не только с медиков, но и с санэпидемслужб, природоохранных служб, прокуратуры. Данные ОБСЕ: 6% чистой территории, остальные 94% загрязнены. А теперь, что касается питания. Прошли те времена, когда украинские товаропроизводители по качеству были лучше зарубежных. По данным Госкомстата, каждый четвертый работает в условиях, не соответствующих санитарным нормам. Семь тысяч аварийных складов с пестицидами по Украине. Все это попадает в поверхностные воды. 80% украинцев пьют воду из загрязненных источников. Практически все они не соответствуют санитарным нормам, в том числе и бассейн Днепра.

«ЗН»: — Скажите лучше, как с этим бороться?

С.Ш.: — В плане рождаемости БЮТ предлагает не ограничиваться только материальными стимулами, а предоставлять полный пакет: материальная помощь, кредит на жилье, первое рабочее место — минимум три составляющих для молодых семей.

Для улучшения экологической ситуации необходимо воспользоваться известной в Европе практикой — производитель платит за вред, причиненный окружающей среде.

И, наконец, должна быть проведена реформа здравоохранения.

Людмила Денисова

Л.Д.: — Как у финансиста и юриста, у меня несколько иной взгляд на проблему. Считаю, что главная причина демографического кризиса — курс реформ, избранный властью. Вспомним, какую модель развития Украины взяла за основу власть 15 лет назад. Модель, предложенная Международным валютным фондом, была разработана для латиноамериканских стран, у которых для старта реформ не было ни собственной промышленности, ни науки. А у нас было все. Украина входила в десятку наиболее развитых стран с точки зрения научно-технического прогресса. 75% экономического потенциала просто потеряно. Это вдвое больше, чем за Вторую мировую войну.

Почему женщины не хотят рожать? Думаю, не потому, что роддома не оборудованы надлежащим образом. Мы в таких в свое время рожали. Но сегодня молодежь задумывается, стоит ли плодить нищету.

Считаю, что, прежде всего, следует бороться с низким уровнем жизни. Каждая партия декларирует программу преодоления бедности. Сегодня 30% многодетных семей и 8% тех, у кого один ребенок, находятся за чертой бедности.

Вторая причина, с которой должны бороться медики, — высокая смертность от социально опасных заболеваний. Если СПИД будет распространяться у нас такими же темпами, то к 2010 году каждый 50-й будет инфицирован. Наркомания, туберкулез...

Пенсионная система несовершенна. Ведь работающая женщина думает: если я рожу, то меньше отработаю, меня ожидает обеспеченная старость.

«ЗН»: — Вы действительно считаете, что молодая девушка именно поэтому не решается рожать?

Л.Д.: — Да. Я езжу по округам и слышу, что говорят люди о пенсионной реформе. И если мы сегодня не отрегулируем демографическую ситуацию в стране, то в 2035 году закроется «демографическое окно». И к чему мы с вами придем? Я давно занимаюсь пенсионной реформой в Украине, отработала семь лет в пенсионном фонде АР Крым. Скоро пенсионеров у нас будет больше, чем работающих.

Я бываю на местах и вижу, что такое ФАП. У них нет элементарного — аппаратов для измерения давления.

И, наконец, последнее — отсутствие здорового образа жизни. Информационное пространство заполонила реклама с призывами: пейте пиво, курите сигареты!..

«ЗН»: — Кстати, у нас все спортивные новости сопровождаются подобной рекламой.

Л.Д.: — Значит, следует комплексно подойти к решению проблемы. Что сегодня предлагает наша партия? Необходимо обеспечить людей рабочими местами, особенно молодежь. В государственных вузах образование должно быть бесплатным.

К сожалению, мы, политики, не честны по отношению к собственному народу. Каждый раз, приходя в парламент, принимаем законы популистского характера, которые не могут быть обеспечены финансовым ресурсом. Ведь на сегодняшний день принято социальных законов на три государственных бюджета Украины!..

Николай Полищук

Н.П.: — Со многими высказываниями моих коллег я согласен, с некоторыми — нет. Изложу основную позицию нашей политической силы по вопросам здравоохранения. Блок «НУ—НС» рассматривает проблемы здравоохранения намного шире, чем предоставление медицинских услуг. Согласно данным ВОЗ, от медицины здоровье человека зависит только на 10%, остальные же 90% определяют другие факторы: 17% — экология, 20% — наследственность и 50—53% — условия и образ жизни. Экономика должна работать на здоровье людей. ВВП растет, а продолжительность жизни сокращается. В Польше рост валового национального продукта на тысячу населения дал прирост продолжительности жизни один год, в Румынии — 0,7 года, в Украине — минус 0,9 года. Таким образом, сегодня можно сказать, что экономика не работает на общество.

По поводу медицинской помощи. За период 2000—2007 гг. финансирование отрасли увеличилось почти в пять раз — с 4,4 млрд. грн. до 21,6 млрд. грн. С учетом инфляции, почти втрое, но на эффективности работы отрасли это не сказалось. Поскольку финансирование направлено не на пациента, а на содержание системы. Наша политическая сила планирует осуществить реальные реформы здравоохранения, чтобы финансировалась медицинская помощь пациенту, при этом создавались бы условия для эффективной работы медиков.

Лешек Бальцерович говорил: «Выгоды от затрат на дорогостоящее лечение близки к нулю». Затратная высокотехнологичная специализированная помощь на демографический кризис не повлияет. Что же делать, как уменьшить депопуляцию? В первую очередь, экономика должна работать на людей. Здесь упоминали, что в прошлом году родилось на 34 тысячи детей больше, чем в позапрошлом. В 2006-м на 24 тысячи сократилась смертность. В 2005 году минимальная заработная плата стала выше, повысились пенсии, возможно, поэтому и людей умерло меньше, больше детей появилось на свет.

Хотел бы отметить, что демографический кризис начался еще во второй половине 60-х годов. В 1960—1961 гг. украинцы занимали третье место в Европе по продолжительности жизни. С начала 70-х и до обретения независимости мы отставали от стран Европы по этому показателю на 4,5—5 лет. Самая низкая смертность в СССР и Украине была в 1985—1987 годах, что, очевидно, стало результатом антиалкогольной кампании.

Наша политическая сила планирует внедрять здоровый образ жизни, используя для этого как экономические механизмы, так и социальную рекламу, соблюдение законов. Спиртные напитки и табачные изделия не должны продаваться молодым людям до 18 лет. От курения в Украине умирает 100—110 тыс. человек в год, 10—12 тыс. из них — пассивные курильщики. От СПИДа в прошлом году умерло 2600 человек, от отравления алкоголем — около 10 тыс., от туберкулеза — около 11 тыс., от полученных травм — около 25 тыс.

Мы планируем оздоровление детей дошкольного, школьного возраста, юношей, подростков и сохранение здоровья здоровых. Сегодня смертность людей пенсионного возраста увеличилась на 7—8%, детская смертность сократилась на 20%, в то же время смертность людей работоспособного возраста возросла на 34%, и слишком много людей умирает в возрасте от 15 до 40 лет.

Следующий фактор — сбалансированное питание. На Кубе живут дольше, хотя им нечего есть. У нас люди злоупотребляют копченостями, жирными продуктами, солью, животными жирами. Не пропагандируется увеличение в ежедневном рационе процента растительной пищи и растительных жиров. К примеру, финны за 30 лет на 80% сократили смертность от сердечно-сосудистых заболеваний благодаря пропаганде рационального питания, в том числе уменьшения употребления соли.

Сегодня 74% людей в Украине страдают от гиподинамии. Нужно отстроить спортивные площадки в каждом населенном пункте. Мы добьемся того, чтобы в законодательство были внесены нормы, запрещающие массовую застройку без сооружения спортивных площадок.

И последний фактор — пьянство. Его нужно ограничить и экономическими рычагами в том числе, так, как говорили мои коллеги.

«ЗН»: — Означает ли это, что вы будете выступать за отмену разрешения рекламы табака и спиртного?

Н.П.: — Такой законопроект есть. Готовили его мы с Николаем Томенко от БЮТ. В парламенте он не прошел, но одним из первых будет представлен на голосование в Верховной Раде следующего созыва.

«ЗН»: — Телевизионное лобби не пропустит такой закон.

Н.П.: — Лобби не пропускало закон о вредности табакокурения, но он прошел. Правда, он не действует так, как нам хотелось. По крайней мере, производство сигарет в Украине не увеличилось.

Сегодня программы, финансируемые в области здравоохранения, неэффективны, поскольку в них предусмотрены только оснащение медицинских учреждений и закупка оборудования, но ни слова не говорится о профилактике. Необходимо внедрять здоровый образ жизни, ввести институт семейного врача, направить большинство средств на первичное и вторичное звено медицинской помощи.

И такой факт. В 2005 году на потребности села выделили 40 млн. грн., в 2006-м — 200 млн. грн., в 2007-м — 100 млн. грн. (субвенция из спецфонда). То есть на 2007 год для села не выделили ни копейки. Таким образом, сегодняшние программы и экономика не работают на здоровье населения.

«ЗН»: — Более десяти лет ведутся разговоры о необходимости реорганизации системы здравоохранения в соответствии с новыми экономическими реалиями. Вышло более 230 нормативно-правовых документов, законов, постановлений, распоряжений, концепций, программ, даже «Дорожная карта», а ничего не меняется. Чего не хватает, чтобы начать реальные реформы в здравоохранении?

А.О.: — Если мы начнем реформы, не меняя при этом систему финансирования, ничего не изменится. До тех пор, пока средства не будут «ходить» за пациентом и мы будем финансировать медицинские заведения, а не определенные медицинские услуги, ничего не будет. Один из ключевых моментов программы Партии регионов — бюджетно-страховая медицина и изменение приоритетов финансирования отрасли. И такие законопроекты есть в парламенте. Кстати, законопроект о защите прав пациентов также был внесен на рассмотрение ВР в прошлом году.

Необходимо собраться и решить, что делать с 49-й статьей Конституции. Заключение Конституционного суда таково, что страховая медицина не может быть введена, поскольку положение данной статьи является серьезным препятствием на пути к этому. Во-первых, медицинские услуги в государственных и коммунальных заведениях должны быть бесплатными. А это значит, что застрахованный пациент формально не имеет права платить даже страховые взносы. Таким было разъяснение КС. Во-вторых, сеть лечебно-профилактических мероприятий не может быть изменена или сокращена.

«ЗН»: — На самом деле сейчас сокращается все, что можно и чего нельзя...

А.О.: — Формально Консти­туция это запрещает. Следовательно, если мы пойдем на реформы, то столкнемся с правовыми преградами.

Далее — проблема финансирования. Кто только об этом не говорил, но все так и осталось без изменений. Турция расходует на здравоохранение 8,2% ВВП, страны Прибалтики — не менее 6% ВВП. Это индикатор — не менее 6%. Когда наш президент говорит, что Украина расходует уже аж 3,6%, то это надо говорить не с гордостью, а с печалью. А также посоветовать ему исполнять положения законодательства об охране здоровья и как гаранту Конституции ежегодно отчитываться о состоянии здоровья нации. Ведь ни предыдущий, ни нынешний президент такого отчета перед своим народом не делали.

С.Ш.: — Также хочу привлечь внимание к тому, как государство оценивает труд медика. Средняя зарплата по области до 2004 года была ниже минимального прожиточного уровня для трудоспособных. А с 2004 г. — на 7% выше. Неужели государство считает, что такая зарплата достойна медика? Врачи оказались в ситуации почти полной зависимости от фармакоиндустрии.

К сожалению, сегодня моральная эрозия приобретает безобразные формы. Молодые хирурги не хотят оперировать. Ведь можно выписать рецепт на дорогостоящий препарат и получить свои проценты.

Сейчас отсутствует общественный контроль за медициной. Возможно, уже в новом созыве примут закон о правах пациентов. Это надо проводить параллельно со страховой медициной. Тогда ответственность будет нести и страховая компания.

«ЗН»: — А что вам мешает лоббировать повышение зар­платы для медиков? Ведь Николаенко это делает для педагогов.

С.Ш.: — Да. У просвещенцев более упорные и министр, и профсоюзы.

А.О.: — Медики не могут себе позволить выходить на митинги. До 2004 года по уровню оплаты труда мы были с просвещенцами на одном уровне, потом начался разрыв. Сейчас он увеличился.

«ЗН»: — Но ведь, если быть откровенными, сейчас в Киеве меньше, чем за 300 долларов, родить нельзя. 500, а то 1000 долларов стоит кесарево сечение, 300 долларов — удаление аппендикса и тому подобное. Вы говорите, что врачи «берут» от плохой жизни. Но ведь даже в частных клиниках существуют двойные стандарты: платишь сначала в кассу, потом — врачу.

С.Ш.: — Если будет система узаконенных гонораров для врачей высокого уровня, тогда эта система будет легальной, с этой системы он будет платить налоги, а пациенты будут иметь право выбора — идти к тому, кто берет очень много, или к тому, кто меньше.

«ЗН»: — Недавно городская прокуратура проверила частные клиники. Из 20 проверенных каждая имела нарушения. Лицензия выдается на помещение 50 кв. м, а в лицензии — 36 специализаций. Медсестра без диплома врача ведет прием. А проблема в чем? Городское управление здравоохранения подписывает бумаги, которые потом утверждает МЗ, и никто за это не отвечает.

А.О.: — Министерство создало, укомплектовало департамент лицензирования, который начал инспектировать лечебные учреждения. Он работает только полгода. Первые проверки в Киеве обнаружили много нарушений в частных клиниках. Также проверили соблюдения условий лицензионной деятельности в государственных медицинских учреждениях. Там не меньше проблем.

«ЗН»: — И какое наказание за это предусмотрено?

С.Ш.: — Составляется протокол и отзывется лицензия.

«ЗН»: — А предусмотрена ли ответственность чиновника, который дал добро на открытие такого медицинского учреждения?

С.Ш.: — Есть такая организация как Госпредпринимательство, которая требует, чтобы получение лицензии происходило в явочном порядке. Например, я собираюсь открыть частную клинику. Готовлю пакет документов, в котором есть справка о материально-техническом состоянии, в которой собственноручно отмечаю площадь помещения, наличие туалетов и тому подобное. Ставлю подпись. То есть я засвидетельствовал это. А так ли это на самом деле?

«ЗН»: — А что, это никак не проверяется, не составляются надлежащие акты?

А.О.: — Нет. Катего­рически запрещено Госпредприни­мательством. Мы шесть месяцев согласовывали с ними нормативно-правовой акт в виде приказа МЗ и не смогли убедить их, что это нужно поручить хотя бы местным органам власти.

Л.Д.: — Хочу заметить, что 48 млрд. грн. в год будут израсходованы на содержание системы здравоохранения. Из них 18,8 млрд. грн. из государственного бюджета, 15,6 млрд. — из местных бюджетов, и 13,7 млрд. грн. наши пациенты потратят на лечение в государственных клиниках. Следовательно, это 8% ВВП. На что расходуются эти средства и как планируется бюджет? Финансирование планируется на койко-место, а не на то, сколько людей придет лечиться или сколько вылечат. Например, районная больница с огромным зданием и огромным бюджетом. Но ее главный врач думает не о том, как вылечить людей, а о том, как с выгодой для больницы сдать помещения в аренду. Как обеспечить комфортные условия промоутерам, которые ходят и реализируют какие-то пилюли.

Поэтому мы подготовили закон об обязательном медицинском страховании. В нем предусматривается медицинское страхование, но сохраняется четкий перечень государственных медицинских услуг. Сегодня никто не может гарантировать, что, попав в больницу, человек получит помощь бесплатно. Приведу пример. Я работаю первым заместителем в республиканском штабе БЮТ. Так случилось, что на моего заместителя совершили нападение. «Скорую» ждали 40 минут, в конце концов в больницу его доставил брат. Так вот, из-за того, что у человека не было при себе денег, ему зашивали рану без наркоза, по живому.

Поэтому, когда закон о медицинском страховании войдет в силу, неотложная помощь должна входить в перечень государственных бесплатных медицинских услуг. Ведь имеются соответствующие медицинские стандарты: что, чем надлежит лечить. Этот закон также предусматривает обеспечение каждого медицинской страховкой независимо от уровня его достатка. И тут важно социальное партнерство, о котором мы много говорим, но никак не доведем до конца. Работодатель должен оплатить страховку, тогда налоговое бремя на него должно значительно уменьшиться.

Относительно медикаментов. С моей точки зрения, должен быть создан социальный рынок лекарств для категории населения, не способной за свои средства их приобрести.

А.О.: — Хочу добавить. Начиная с 2004 года система финансируется из расчета на одного жителя, так же планируется бюджет. А вот уже на уровне местного бюджета средства начинают экстраполировать на койко-место. Это же принципиально иной подход.

Л.Д.: — Я приводила пример как раз районной больницы.

«ЗН»: — А сколько средств из госбюджета выделено из расчета на одного человека в этом году?

А.О.: — 450 грн. Даже не сто долларов. Хотя перейти на бюджетно-страховую медицину можно в том случае, когда общий объем финансирования на одного жителя превышает триста долларов.

Н.П.: — В 2000 году вышло постановление Кабмина, подписанное В. Ющенко, относительно реформирования здравоохранения. 6 декабря 2005 года президент издал указ о реформировании системы здравоохранения. Часть положений этого указа на бумаге выполнена с опозданием на год-полтора, остальное не выполняется. Не потому, что не хочет МЗ, а потому, что сегодня политическая воля на какое-то время появляется, а потом исчезает...

Проведение реформы невозможно, во-первых, без внедрения института семейного врача. Врач первичного звена должен быть фондораспределителем подушного финансирования больных. Его заработная плата будет зависеть от того, что у него больше здоровых, меньше затрат. Он должен быть менеджером сохранения здоровья семьи. Необходимо разделить заказчика медицинских услуг и исполнителя. Заказчиком выступают власти, исполнитель — врач. Также необходимо разделить медицину на три равные части: первичную, вторичную, третичную — областные больницы, и высокотехнологическая специализированная помощь. Также надлежит четко определить финансирование: первичное, вторичное — районные бюджеты, при необходимости дотация из государственного бюджета, третичный уровень — областной бюджет, и высокотехнологическая специализированная помощь — государственный бюджет.

Необходимо принять закон не о страховании, а о медицинском социальном страховании, в котором определить пакет гарантированной медпомощи каждому пациенту, создать условия производителям, работодателям, чтобы они страховали людей. Вместе с этим создать условия поощрения добровольного страхования, так как пакет обязательного медицинского социального страхования, медицинскую помощь или услуги абсолютно всем группам населения обеспечить нельзя.

Учреждениям здравоохранения надлежит предоставить статус самостоятельных субъектов хозяйствования и ввести контрактную форму найма на работу между заказчиком и исполнителем медицинских услуг. Только тогда медицинское учреждение эффективно будет использовать те деньги, которые выделены на тысячу или на две тысячи больных.

Необходимо развивать врачебное самоуправление. Министерство здравоохранения не должно «сидеть» на деньгах, оно должно разрабатывать политику в области здравоохранения и инспектировать, как выполняются те или иные функции. В законе о врачебном самоуправлении обязательно прописать защиту прав медицинского работника, так как, когда будет страховая медицина, медики будут страдать от недобросовестных пациентов.

Также необходимо принять закон о защите прав пациента. Это то, что мы лоббируем не первый год. Все эти законопроекты уже существуют.

Параллельно необходимо провести закон об изменениях налоговой системы и изменение 49-й статьи Основного Закона. В

93-й статье Конституции Украины записано: социальные и прочие программы финансируются согласно бюджету. Следовательно, 49-ю статью нетрудно изменить. Медпомощь в учреждениях здравоохранения государственной коммунальной собственности предоставляется бесплатно соответственно закону. А закон — бюджет. В бюджете каждый год прописывается гарантированный уровень медпомощи.

Что касается финансирования отрасли. Эксперты однозначно считают, что медицина должна финансироваться на уровне 7—8% ВВП. И средства необходимо расходовать не на закупку дорогостоящего оснащения, а уже в следующем году существенным образом увеличить заработную плату медицинским работникам. Программы, существующие сегодня, например, по борьбе с туберкулезом, финансируются неплохо. Например, согласно данным экспертов Всемирного банка, на преодоление туберкулеза в Украине выделяется вдвое больше средств, чем надо. А используются они неэффективно. Не применяются международные стандарты, действенные схемы, эффективные лекарства, рекомендованные ВОЗ. Кроме того, мы направляем больного в стационар, и это обходится от шести до 12 тысяч гривен за курс лечения. Если лечить амбулаторно, на сэкономленные средства можно еще и патронажную сестру нанять, и паек получать, и вылечиться втрое дешевле.

«ЗН»: — Куда же деваются эти деньги, в чьих карманах оседают? Наверное, мы имеем проблему с крупными фондами, такими, как «АнтиСПИД», фонд Ахметова, который борется с туберкулезом. Ведь они привлекают специалистов, которые не могут эффективно распорядиться этими бешеными средствами.

Н.П.: — Нужно менять экономические подходы во всем. Если будет добровольное социальное страхование, то многое изменится.

«ЗН»: — И все-таки, куда идут средства, предназначенные для борьбы с туберкулезом, СПИДом?

Н.П.: — Они не оседают в карманах руководства министерством. Это ведь контролируют эксперты Всемирного банка.

А.О.: — Вы же знаете ситуацию — за пять лет работы Минздрава сменились пять министров и 32 зама. Плюс дважды менялись все начальники управлений здравоохранения облгосадминистраций и их замы.

Юрий Павленко

Ю.П.:

— Я согласен с Николаем Ефремовичем в том, что семейный врач должен быть, прежде всего, ориентирован на здорового человека. Проблема только в одном: этих здоровых людей уже не осталось. Поэтому сегодня медицина должна быть направлена на каждого человека. Я каждый день встречаюсь с людьми, в частности в сельской местности. Поэтому мне близка тема «ФАП — амбулатория — районная поликлиника». Статистика свидетельствует: при эффективной работе этих учреждений можно спасать каждую вторую жизнь. И повысить продолжительность жизни минимум на пять лет при условии правильной профилактики. В каком состоянии сегодня у нас ФАПы? Да, они открываются, есть соответствующая государственная политика. В Житомирской области планировали 15 за полгода, открыли 19, понимая, насколько это важно. Но полноценного оборудования у ФАПов нет, достаточного количества квалифицированного медперсонала тоже, более того, транспорта для семейной медсестры или семейного врача тоже нет. Вчера у меня была встреча с медперсоналом Радомышльского района. 90 процентов тамошних ФАПов на печном отоплении.

Амбулатория охватывает три-пять населенных пунктов. Способен ли один врач объехать их все, в лучшем случае имея автотранспорт времен Чернобыльской катастрофы, когда для области делались большие закупки? Кроме того, существует проблема финансирования: амбулаторию обеспечивает средствами сельсовет того села, где она расположена, а сельсоветы других сел, которые обслуживает этот врач, в финансировании не участвуют!

Районная больница и поликлиника сегодня вообще оказались вне внимания государст­венной политики. ФАПам, амбулаториям предоставляется хоть какое-то оборудование. Хотя здесь тоже Минздраву стоит проанализировать, что сделано, и посмотреть, какое оборудование этим ФАПам на самом деле необходимо. Ведь делаются масштабные закупки, а оно стоит потом в амбарах, потому что нет персонала, который может на нем работать, и вообще оно им не нужно.

Районные больницы, например, в Житомирской области не имеют ни рентген-аппаратов, ни флюорографов. А если и имеют, то как минимум 20-летней давности.

А.О.: — В этом году мы впервые изменили концепцию. По программе «Туберкулез» будем закупать рентген-аппараты, УЗИ не для туберкулезных диспансеров, а для центральных и районных больниц.

Ю.П.: — Возьмем родильное отделение, где, собственно, и начинается жизнь будущего избирателя. Сегодня они преимущественно в заброшенном состоянии. Хотя в Коростышеве собрали средства и купили на 160 тысяч оборудования для родильного отделения районной больницы. 1 января силовым методом я заставил всех глав райгосадминистраций обратить внимание на родильные отделения и сделать везде капитальный ремонт.

А машины скорой помощи? Их закупают за средства местных бюджетов. А мы, как всегда, сделали все наоборот: сначала возложили на сельские советы ответственность за финансирование целого ряда учреждений, от которых зависит жизнь людей, после чего начинаем говорить о финансовой самодостаточности территориальной общины и изменении бюджетных отношений с тем, чтобы ее финансово обеспечить.

Н.П.: — Законы есть, и они не выполняются. В октябре 2004 года была проголосована и подписана Верховной Радой 88-я статья Бюджетного кодекса, согласно которой ФАПы и сельские амбулатории финансируются и подчиняются районам. Эта норма закона не введена до сих пор, и это обуславливает дальнейшее разрушение сельской медицины. Не Минздрав должен закупать лекарства и оборудование для ФАПов и районных больниц. Государство должно выделить эти деньги, и пусть покупают на месте именно то, что нужно.

С.Ш.: — По-моему, не важно, будут ФАПы подчинены сельскому голове или главному врачу района, поскольку ни тот, ни другой не имеют надлежащих средств, чтобы содержать фельд­шерско-акушерские пункты. Сегодня в Житомирской области на неотложную помощь приходится 25—28 копеек в квартал, то есть примерно гривня на год. Можно ли за эту чисто символическую сумму обеспечить хотя бы минимальную бес

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter