По словам Евгения Булаха, до конца года 4G будет доступным для 70% населения / фото: пресс-служба

Директор по продажам и абонентскому обслуживанию Vodafone Евгений Булах: В Австралии еще два года назад Vodafone в принципе отключил 2G… В Украине мы тоже к этому придем

Директор по продажам и абонентскому обслуживанию одного из крупнейших украинских мобильных операторов – компании «ВФ Украина», работающей под брендом Vodafone, Евгений Булах рассказал УНИАН о возможностях, которые открывает перед абонентами развитие связи 3G и 4G, перспективах расширения покрытия, особенностях связи пятого поколения и «умных» технологиях, которые уже сейчас становятся доступными для украинцев.

По словам Евгения Булаха, до конца года 4G будет доступным для 70% населения / фото: пресс-служба

Какие преимущества открывает перед пользователями 4G-связь, и как ее внедрение влияет на бизнес?

Преимуществом для пользователей был запуск 3G-связи, потому что она открыла для людей полноценный мобильный интернет. Абоненты смогли пользоваться многими сервисами, смотреть видео с телефона. Но мы пришли к тому, что 3G не везде и не всегда справлялся с нагрузкой, потому что увеличивалось количество пользователей, объем потребляемых услуг. Особенностью технологии 4G является то, что она позволяет сохранить для абонентов доступ к скоростному мобильному интернету на привычном уровне.

Если говорить о бизнесе, запуск 4G – это платформа для внедрения, в первую очередь, IoT-решений (Internet of Things - интернет вещей – УНИАН), которые позволят автоматизировать производство. Например, комбайны могут выезжать на поле и обрабатывать его без человека. Одно устройство может отдавать следующему сигнал о том, что его производственная часть закончена, а значит следующее может приступать к работе.

И, конечно, это возможность для нового витка в тренде, который мы называем big data (большие данные – УНИАН). Когда устройства начнут «общаться» между собой, а для этого как раз нужен 4G, данных станет еще больше.

Как продвигается внедрение 4G-связи в Украине? Когда этой мобильной технологией можно будет покрыть всю территорию страны?

Vodafone с 4G-покрытием уже присутствует во всех областях. Наша цель – дать широкополосный мобильный интернет каждому гражданину, при этом неважно, на какой технологической основе это будет сделано. И это не обязательно должен быть 4G, где-то и 3G может хватить.

По нашим оценкам, сегодня 90% населения пользуется 3G от Vodafone, и 60% населения сегодня уже может пользоваться связью четвертого поколения. Согласно нашему плану, до конца года 4G будет доступным для 70% населения.

Какие возникают препятствия на пути расширения покрытия? Что тормозит этот процесс?

Сегодня 4G в Украине работает в двух самых популярных в мире диапазонах: 2600 мегагерц и 1800 мегагерц. Населенные пункты эффективно и разумно закрывать базовыми станциями, которые работают именно в этих диапазонах. Но в телекоме есть особенность – чем выше частота, тем больше базовых станций нужно построить, чтобы покрыть определенную территорию. Для одной и той же территории количество базовых станций 2600-го диапазона будет больше, чем 1800-го, ну а 1800-го - больше, чем 900-го.

В населенных пунктах телеком-услугами пользуются много людей, и там логично строить сеть. Но на территориях между населенными пунктами ставить станции диапазона 2600 мегагерц и 1800 мегагерц – все равно, что закатывать дороги золотом вместо асфальта. Именно в этих местах абоненты чаще всего жалуются на отсутствие качественного интернета. Потому для того, чтобы мы могли полноценно покрыть больше территории, нам нужен более низкий диапазон.

Идеальным для этого диапазоном в Украине для 4G был бы 900 мегагерц – он может работать уже в текущей сети и не требует построения новой.

В таком случае, почему вы до сих пор не развиваете диапазон 900 мегагерц?

В нашей стране использование радиочастотного ресурса регулируется государством, и это нормально. С одной стороны, сегодня все операторы понимают, что это перспективная частота для развития 4G. А с другой стороны, реалии таковы, что в результате предыдущих слияний и поглощений, покупки 900-х частот у государства у операторов накоплено очень неравное количество этого радиочастотного ресурса. Так сложилось, что у «Киевстара» этого спектра около 60%, у нас – 26%, остальное – у lifecell. Перспектива развивать LTE (4G – УНИАН) в текущих условиях доступа к низким частотам нас не устраивает. Но, в первую очередь, это должно не устраивать государство. Потому что мы и так имеем компанию, близкую к монопольному положению, рыночная доля которой достигает 50%. Очевидно, что необходимо перераспределить радиочастотный ресурс.

Сейчас «Киевстар» предлагает разделить частоты между операторами пропорционально доле абонентов, но в таком случае ситуация мало изменится.

А чем плоха инициатива о пропорциональном разделении частот?

Наша идея в том, что частоты должны распределиться между тремя операторами таким образом, чтобы каждый из них имел инвестиционные задачи и возможности отрабатывать эту нишу. Подобно тому, как было сделано с 1800 диапазоном, какая-то часть 900 спектра должна быть выставлена на продажу, чтобы все операторы имели возможность купить частоты на открытом конкурсе. Если сегодня «Киевстар» получит большее количество спектра 900-го диапазона, у него не будет надобности много инвестировать в развитие сети, потому что он и так сможет использовать имеющиеся частоты под любую технологию. Монополист на рынке – это всегда плохо, он диктует условия.

Но смотрите, вы настаиваете на том, что все операторы должны получить равные возможности, а «Киевстар» хочет, чтобы у них оставалось больше спектра. Не возникнет ли ситуация, что операторы попросту не могут договориться и будут состязаться в перетягивании каната? Собственно, через это в нашей стране переходят все телеком-реформы…

Это может произойти. Но в этой ситуации, я считаю, самое время вмешаться государству. Тут нужно смотреть не с точки зрения операторов, а абонентов. Для пользователей интересно, чтобы на рынке была конкуренция, чтобы операторы друг друга на куски рвали. А рвать друг друга на куски мы сможем только в том случае, если будем в равных условиях. В этом основная идея. Это необходимо, в том числе, для эффективного и прозрачного внедрения реформ диджитализации и информатизации, которые анонсирует команда нового президента.

Булах отмечает, что в сравнении с европейскими странами Украина идеально покрыта голосовой связью / фото: пресс-служба

На каком этапе сейчас находятся обсуждения формата будущего распределения частот?

Предложения всех сторон уже услышаны. Мы озвучивали свою позицию регулятору, она известна. Сейчас проходит этап консультаций регулятора с игроками рынка, и уже нужно принимать какое-то решение. Но, однозначно, каким бы оно ни было, невозможно сделать так, чтобы довольны остались все компании.

Операторам нужно пойти на компромисс. У нас уже были прецеденты. Например, рефарминг 1800-го диапазона: у всех были разные частоты, разный интерес. Но регулятору в итоге удалось всех посадить за стол переговоров.

«Киевстар» заявлял, что после обмена частотами следующим шагом должно стать внедрение на телеком-рынке Украины принципа технологической нейтральности. Что значит этот термин? Какие перспективы технейтральность открывает перед украинскими операторами и пользователями мобильной связи?

В Украине при развитии каждой новой технологии государство выделяет радиочастотный диапазон, который может быть использован только для этой технологии. Если ты получил лицензию от государства, например, на 900-ый диапазон под 2G-стандарт, то ты имеешь право его использовать только под эту технологию. И даже если люди из 2G-сети уходят в 3G и 4G, и у тебя высвобождаются частоты, ты не имеешь права их использовать по другой технологии. А принцип технейтральности предполагает, что, единожды купив эти частоты, ты можешь свободно их использовать в любых целях. Но частоты – это природно ограниченный ресурс. Потому тут очень важна функция регулятора в сбалансированном подходе к тому, чтобы обеспечить интерес потребителей, который сохранится только при условии существования жесточайшей конкуренции на рынке.

Сама по себе технейтральность – это правильный подход, но важны условия ее предоставления.

Мы с вами сейчас говорим о будущем распределении частот для расширения покрытия 4G. Но нынешние реалии таковы, что в некоторых местах по Украине даже обычная голосовая связь работает с перебоями. В чем причины этого явления? Почему такие места еще существуют?

Таких мест осталось очень мало. Возможно, виной тому особенности ландшафта. Деревья могут не очень хорошо пропускать волну. Трудности со связью могут возникать в горной местности.

Но вообще в сравнении с европейскими странами, Украина идеально покрыта голосовой связью. К примеру, в Тоскане в Италии есть места, фермы, где со связью глухо, как в танке, ее попросту нет, но никто в истерике не бьется. Исторически так сложилось, что у нашего общества слишком большие ожидания и завышенные требования. Человек едет в лифте, у него нет покрытия, и он уже возмущен. Но нужно понимать, что тот же лифт – это шахта, там бетон, пробить который сигнал не может.

Дырки в покрытии есть у всех мобильных операторов. Но, если мы достигнем компромисса и будем развивать 900-ый диапазон совместными усилиями, мы сможем качественно покрыть все населенные пункты, в том числе в отдаленных местах.

И давайте скажем честно. Нет ни одной страны в мире, которая бы за год построила 4G для 60% населения. Vodafone только за последние четыре года вложил 23 миллиарда гривен в развитие технологий. Мы через три года после начала стройки 3G уже внедряли 4G, хотя во всем мире минимальный разрыв между технологиями – 4-5 лет. Это период, за который ты начинаешь возвращать инвестиции, вложенные в технологию. А мы, имея один из самых низких уровней оплаты за телеком-связь в мире, даже не ждали, пока выйдем на окупаемость инвестиций. Мы были вынуждены выходить на международные рынки и заимствовать 90 миллионов евро, чтобы участвовать в тендере, купить частоты и выполнить все требования регулятора на этом этапе.

Я считаю, что нас, операторов, и рынок, в целом, нужно хвалить. Если 99% населения может пользоваться голосовой связью, это круто.

Но иногда проблемы со связью могут возникать даже в Киеве. Почему так происходит?

К примеру, на митингах, когда много людей собираются в одном месте, с высокой степенью вероятности будет какой-то затык в сети. Или другой пример. Вы купили прекрасную квартиру с видом на Днепр, и тут перед вами начинается стройка. Вчера еще был интернет, а сегодня построили еще два этажа и бетонной стеной перекрыли сигнал базовой станции. В результате у вас дома стало плохо с интернетом. Мы готовы строить новые сайты, но не всегда получается быстро найти подходящее место, особенно в условиях плотной городской застройки.

Сеть – это живой организм. Она зависит и от нашей деятельности, и от количества трафика, и от количества людей, которые обслуживаются. Поэтому компания вкладывает деньги в обслуживание сети, которое требует значительных инвестиций, даже если ты ничего нового не строишь, из-за увеличения нагрузки на сеть.

Какие новые технологии, инновационные решения внедряет ваша компания для улучшения качества связи? Расскажите о последних разработках.

У нас есть повод похвастаться. Совместно с компанией Huawei мы внедряем проект «Золотой кластер». В Харькове настраиваем свою сеть таким образом, чтобы она в разное время работала в разных направлениях, как дорога с реверсным движением. То есть, когда мы понимаем, что сейчас заходит мало трафика, а выходит много, мы расширяем канал на выход, и наоборот. Канал работает в обоих направлениях. Эта технология позволяет в режиме построенной сети расширить ее емкость. То есть, сеть остается та же, но есть умное решение, которое позволяет «втиснуть» в нее больше трафика, чем раньше. И стоит это точно дешевле, чем построить новую базовую станцию. Для абонентов такое решение обеспечивает более высокую скорость и доступность сервисов. Думаю, мы будем продолжать развивать этот проект в других городах.

Вы сказали, что реализовываете этот проект совместно с Huawei. Не возникнет ли проблем из-за ситуации, которая сложилась вокруг этой компании из-за американских санкций? Не отразится ли это на качестве предоставления услуг абонентам?

Это сложный вопрос. Я уверен, что не будет принято никаких решений, которые могут нанести вред нашим абонентам. Может стать вопрос будущего развития наших отношений с компанией Huawei, так как мы биржевая компания, наши акции котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже. Если будут введены ограничения, мы будем стараться их выполнять. Но это может касаться только развития каких-то новых технологических решений. На данный момент мы работаем с Huawei, как одним из вендоров. Он у нас не единственный. Работаем также с Nokia, ZTE, Ericsson. Понятно, что, если у нашего партнера будут сложности мирового масштаба, это вызовет определенные неудобства, но мы точно не остановимся, и наши абоненты продолжат получать качественные услуги. Закон обратной силы не имеет.

Булах напомнил, что Украина – страна с одной из самых низких цен на интернет-услуги в мире / фото: пресс-служба

Давайте перейдем к следующей теме. Сейчас активно обсуждают будущее внедрение 5G-связи в Украине. Каковы ее перспективы в нашей стране?

Помните, мы с вами говорили о 4G, и отмечали, что это не преимущество для абонентов, а некая особенность. Вот 5G для потребителя – это даже не особенность. С точки зрения сервисов он не почувствует разницы между 4G и 5G. Связь пятого поколения – это про промышленный прогресс. Если 3G и 4G обеспечивают качественный интернет для людей, 5G имеет уже сугубо индустриальное применение.

Разница между 4G и 5G заключается в скорости отклика в интернете. Для кого нужна эта скорость на уровне доли секунды? Это, в первую очередь, беспилотники, некие обучающие программы, когда человек надев VR-очки может физически присутствовать в аудитории и получать знания. Это позволит делать операции на расстоянии, когда скорость отклика должна быть на уровне терабайта в секунду. Меня пугают эти цифры, но это так. Таким образом, врач, имея специальное оборудование, сможет делать операцию дистанционно!

Скажу честно, у меня сегодня нет ни одного корпоративного клиента, который пришел бы ко мне и сказал: «Слушай, я уже готов делать вот это, мне только 5G не хватает». А теперь возвращаемся к вопросу про инвестиции и то, что мы только год строим 4G. Мне кажется, что сейчас намного важнее дать интернет там, где его сегодня нет вообще. Дать скорость и качество там, где сегодня 3G не справляется, и достроить там 4G. Это более важные вопросы для общества и наших потребителей, чем пиар на теме того, что сегодня не актуально.

Если мы заговорили об интернете вещей, уже сейчас в Украине используют сим-карты для IоT-технологий. Насколько часто у вас покупают сим-карты для этих целей? Отличаются ли они от сим-карт, которые используются для звонков и мобильного интернета?

Сим-карты, которые используются для интернета вещей, - абсолютно такие же, как мы используем в наших мобильных телефонах. Они не отличаются по размеру, структуре чипа. Просто их можно вставить в автомобиль, видеокамеру, сигнализацию, холодильник и даже чашку и чайник. Точно так же их можно вставить в телефон и совершать звонки, просто это будет невыгодно – этот пакет услуг не предусматривает голосовые разговоры.

Сейчас мы протестировали в нескольких городах и будем активно развивать новую технологию передачи данных – Narrow Band IоT (NB-IoT). Мы еще не запустили ее в промышленную эксплуатацию. Это технология, которая не имеет широкую полосу. Объем информации, который передается по этой технологии, небольшой. При этом, это абсолютно защищенный канал, который обеспечивает очень высокую доступность, у него сумасшедшая пробивная способность – он пробивает шахты лифта, подвалы. В мире эта технология используется, в первую очередь, для газовых, водяных счетчиков, датчиков температуры и прочего.

NB-IoT – это отдельная сеть, которая строится на 4G сети для интернета вещей, она обеспечивает бесперебойную стабильность и надежность, чтобы не возникло ситуации, при которой устройство стало в очередь из-за того, что сеть загружена, и отправило сигнал через две минуты.

И эти карты тоже выглядят как обычные сим-карты. Основное отличие заключается в том, что в сети для таких карт прописываются специальные настройки.

Если я хочу вставить сим-карту, к примеру, в автомобиль, каким образом я могу это сделать?

В автомобиле есть специальный датчик, который находится в блоке сигнализации. В него вставляется эта карта. У меня в машине именно такая сигнализация. Изначально, компания, которая устанавливала эти устройства, предлагала мне разные варианты сигнализаций. Были варианты и без сим-карт. Но я решил себя дополнительно обезопасить. Я могу в любой момент зайти в приложение и посмотреть, где находится мой автомобиль, все ли там в порядке. Если что-то будет сбоить, информация об этом поступит ко мне тоже через приложение.

Какие еще интересные сферы применения интернета вещей уже на сегодня существуют в Украине?

Если у кого-то в доме умный холодильник, чайник, телевизор, как правило, это все работает через вай-фай. Но есть домашние устройства, которые требуют доступности всегда, даже когда пропадет электричество. В таком случае, сим-карту можно поставить, к примеру, на видеокамеру, и, таким образом, человек может в любой момент увидеть, что происходит у него дома.

Такие сим-карты активно используют в аграрном бизнесе. Например, ставится датчик, который измеряет влажность почвы, передает эту информацию через сим-карту, и при понижении влажности до определенного уровня агроном включает полив.

Но мы хотим быть не просто трубой, которая передает данные с поля агроному. Мы хотим, чтобы полив включал не агроном, а IoT-платформа. Она будет отслеживать, когда уровень влажности в почве понизится, передавать соответствующий сигнал на другой датчик, который будет автоматически включать полив. При этом еще один датчик может отслеживать, насколько солнечная погода, какая температура воздуха, учитывать прогноз погоды. Исходя из набора этих данных искусственный интеллект будет принимать решение, когда полив необходимо отключить. Здесь завязаны все три истории: интернет вещей, сбор и анализ данных и искусственный интеллект.

Развитие подобных технологий возможно не только в агробизнесе. У нас есть крупный клиент, с которым мы ведем переговоры, и у него вероятно уже в этом году автомобили будут ездить без водителей.

В прошлом году интернет-трафик впервые превысил голосовую связь в структуре доходов операторов. Расскажите подробнее об этом тренде. С чем он связан и как в дальнейшем повлияет на предоставление услуг?

Действительно, в прошлом году доход от даты обогнал доход от голоса. В этом году объем интернета, который мы предоставили нашим клиентам, уже вырос в два раза. Сегодня, по большому счету, звонить можно и через месседжеры, используя, тем самым, интернет-трафик. Потому в классическом GSM-канале уже нет такой необходимости.

В Австралии еще два года назад Vodafone в принципе отключил 2G. То есть, у них даже голосовой трафик идет уже либо в 3G, либо 4G сети. Качество голоса, таким образом, значительно выше, в Украине мы тоже к этому придем.

Как этот тренд отображается на тарифах? Планируете ли вы их повышение в ближайшей перспективе?

Давайте будем честными. Сегодня Украина –страна с одной из самых низких цен на интернет-услуги в мире. При этом, мы находимся в состоянии постоянного развития, а это значит постоянные валютные инвестиции. Вендоры, с которыми мы сотрудничаем, не продают нам оборудование за гривну. Потому незначительного повышения не избежать.

Ближайшее повышение тарифов у нас произойдет летом. Повышение в среднем на 10-15 грн (в зависимости от тарифа) за ежемесячный пакет. Так, например, тариф SuperNet Start стоит сейчас 80 грн в месяц, после 1 августа будет 90 грн в месяц. Но мы все равно планируем оставаться дешевле конкурентов.

При этом, важно понимать, что любое повышение тарифов сопряжено с новыми возможностями для клиента: это объемы трафика, качество, скорость работы сервисов, их доступность.

Надежда Бурбела

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter