Костенко выступает за прозрачную работу ГАСИ / Фото: УНИАН

И.о. главы Государственной архитектурно-строительной инспекции Елена Костенко: ГАСИ в нынешнем виде нужно ликвидировать

Назначенная в конце 2019 года исполняющей обязанности главы Государственной архитектурно-строительной инспекции Елена Костенко рассказала УНИАН об основных проблемах в работе ГАСИ и о том, поддерживает ли идею правительства о ликвидации этого ведомства.

Костенко выступает за прозрачную работу ГАСИ / Фото: УНИАН

Государственная архитектурно-строительная инспекция многие годы находится в числе госорганов, на которые поступают многочисленные жалобы и обвинения в коррупции.

С такой оценкой согласны и первые лица государства, которые предлагают радикальный вариант решения проблемы. В январе на совещании с представителями строительного бизнеса премьер-министр Алексей Гончарук заявил о необходимости ликвидировать ГАСИ в нынешнем виде. Аналогичное желание выразил и назначенный в начале февраля вице-премьером, министром громад и территорий Денис Шмыгаль.

В конце декабря 2019 года правительство возложило обязанности главы Государственной архитектурно-строительной инспекции на Елену Костенко.

Она рассказала УНИАН, согласна ли с планами о необходимости ликвидации ведомства и каким видит решение многих проблем строительного рынка Украины.

Первый и главный вопрос: нужно ли ликвидировать ГАСИ в нынешнем виде, о чем заявляли премьер Гончарук и вице-премьер Шмыгаль?

После полуторамесячного пребывания в кресле главы ГАСИ я могу подтвердить слова премьера и вице-премьера. Да, ГАСИ в нынешнем виде нужно ликвидировать.

Когда я пришла в инспекцию, то поняла, что она находится под внешним управлением. Я сейчас с этим борюсь, но пока мы не зачистим все ниточки, которые ведут к коррупции, а это могут быть люди на разных должностях, в разных департаментах и на разных уровнях, то мы не сможем организовать в ГАСИ прозрачную работу.

Поэтому ликвидация будет правильной уже в том плане, что у нас получится сделать новый чистый орган. Я не говорю о том, что в новом органе не смогут работать профессиональные и честные сотрудники ГАСИ. Конечно, нужно сохранить ценные кадры. Нужно поработать со штатной численностью. За счет ее уменьшения мы сможем выйти на увеличение зарплат, чтобы было меньше возможностей влиять на людей, которые будут работать с документами и принимать решения.

Но главное в ликвидации даже не это, а то, что это возможность поменять функционал, потому что нужно разграничить функции контроля и надзора. И если мы идем по пути диджитализации выдачи разрешительных документов, то мы, соответственно, должны и организационную структуру инспекции строить по-другому. Нужно будет больше технического персонала, если мы хотим уйти от влияния конкретного инспектора на принятие решения о выдаче разрешения или о принятии в эксплуатацию.

В целом же, ликвидация ГАСИ должна стать элементом комплексной реформы в градостроительной сфере, о чем заявил вице-премьер Шмыгаль.

Ранее была озвучена идея отдать рынку часть функций ГАСИ. Что вы об этом думаете?

Это возможно, если мы поднимем уровень реальной ответственности каждого субъекта, который принимает участие в процессе проектирования и предоставления документов, в частности, экспертиз. Тогда мы можем прийти к тому, что инспекция будет автоматически выдавать разрешения. Но при этом четко должно быть понимание, что реальная ответственность за каждый участок работы лежит на конкретном профессионале: архитекторе, проектанте, эксперте, подрядчике и так далее.

К сожалению, сейчас имеет место ситуация, что некоторые профессионалы в сфере градостроительства допускают нарушения при выполнении своих функциональных обязанностей. Это связано с тем, какие диктуют условия заказчик и застройщик, это связано с желанием получить сверхприбыль, но при этом нарушаются строительные нормы и частично допускаются нарушения законодательства.

Мы должны от этого уходить. А уйти от этого мы сможем тогда, когда начнем повышать ответственность тех субъектов, которые принимают решения, ведь инспекция получает исходные материалы от архитектора, от органов местного самоуправления, проектанта, экспертизы, которые могут быть несовершенными. Мы в таком случае становимся заложниками ситуации.

Правительство отменило обязательное получение подрядчиками разрешений на начало работ по строительству дорог от ГАСИ. Это начало переформатирования работы инспекции? Чем это может обернуться? Кто будет отвечать за введение дорог в эксплуатацию?

Инспекция только приветствует борьбу правительства с излишней бюрократией и поддерживает программу, которая даст Украине новые и качественные дороги.  У меня сейчас нет никаких замечаний по этому эксперименту. В любом случае принятие в эксплуатацию, скорее всего, будет возложено на инспекцию. Я очень надеюсь, что все участники процесса строительства дорог будут вести себя профессионально и не будут допускать нарушений, чтобы при принятии в эксплуатацию не было никаких вопросов.

Вы не исключаете, что в будущем может быть давление, чтобы инспекция побыстрее вводила эти дороги в эксплуатацию?

Я бы не забегала вперед. Но хочу рассказать об одной ситуации. На одном из недавних заседаний разрешительной комиссии рассматривали вопрос ввода в эксплуатацию дороги в одной из областей после капремонта. Мы сейчас ввели практику фотофиксации перед вводом в эксплуатацию, чтобы видеть, что мы вводим в эксплуатацию, и в каком состоянии находится объект. Так вот, дорога отремонтирована некачественно, что видно даже невооруженным взглядом. Дорога только вводится в эксплуатацию, а на фотографиях заметны большие трещины и места примыкания к бывшему дорожному покрытию некачественно и неровно сделаны. Имеет место нарушение наклонов дороги, неправильное расположение водоотводов. Такого мы допускать не будем.

На совещаниях с премьер-министром демонстрировали, как должны выглядеть отремонтированные дороги, а то у нас привыкли подавать ямочный ремонт под видом капитального.

От участников строительного рынка часто можно услышать жалобы на медлительность ГАСИ в выдаче разрешительных документов, а также на то, что много отказов. Что вы можете ответить на эти претензии?

Действительно, когда я пришла в ГАСИ, то увидела, что некоторым участникам рынка могли отказывать по десять раз. И это часто касается компаний с западными инвестициями. Иногда замечания абсолютно незначительные, а документы все равно возвращали на доработку. И я понимаю, что эти компании просто принципиально не шли к «решалам». Такие вещи я беру под личный контроль, и мы восстанавливаем справедливость.

И. о. главы ГАСИ обратилась к бизнесу / Фото: УНИАН

Теперь подход такой: не нужно идти искать «консультационные центры», вспомогательные компании, «покупать билеты», а важно соблюдать законодательство, формировать полный пакет документов с нужными разрешениями от заинтересованных органов, которые предусмотрены в градостроительных условиях и ограничениях. И не будет отказов.

Я хотела бы обратиться к бизнесу: новые правила заключаются в том, что, если вы добросовестный заявитель, и у вас в порядке документы, вам не нужно искать варианты: как, где и с кем «порешать».  Мы неуклонно сокращаем количество необоснованных отказов.

А какие шаги были для этого предприняты?

Первое – мы написали письмо на территориальные подразделения с требованием, чтобы при рассмотрении документов о предоставлении разрешения на строительство инспектор руководствовался исключительно законом, изучал документы на предмет полноты и достоверности сведений и соответствия поданной информации законодательству.

Зачем нужно было это письмо? Потому что мы видим, как инспекторы на этапе рассмотрения начинают анализировать документы в части их соответствия строительным нормам, еще каким-то другим классификаторам. Но данные полномочия возникают у инспекторов только тогда, когда разрешение уже выдано и начинаются контрольные мероприятия. Поэтому мы обратили внимание инспекторов на это и требуем, чтобы они и их руководители не продуцировали постоянные отказы с новыми замечаниями.

Второй шаг, который мы сделали, дали отдельное поручение об улучшении показателей работы территориальных подразделений: чтобы разрешений было больше, чем отказов. Формальные недостатки, связанные с отсутствием знаков препинания в тексте, допущением грамматических ошибок, некорректной формулировкой названия объекта строительства в заявлении и так далее должны отрабатываться с заказчиками в оперативном режиме и не становиться главной причиной отказа в выдаче разрешения. По результатам месяца будем смотреть, какие области имеют тенденцию к увеличению или сохранению прежнего количества отказов. Исходя из этого, будем изучать ситуацию на предмет давления на бизнес. И, соответственно, будем принимать кадровые решения в отношении таких областей.

На встрече премьера Алексея Гончарука с представителями строительной отрасли в январе было много нареканий от бизнеса, что в инспекцию вернулись так называемые «решалы» времен Януковича. Это действительно так? Вы эту ситуацию изучили?

Таких людей в ГАСИ при мне не будет. Я сейчас веду активную кадровую чистку. Поступило очень много жалоб на работу центрального аппарата, на людей, которые могут быть связаны с разными группами влияния. Я уже отстранила от исполнения служебных обязанностей шесть должностных лиц, в том числе, директоров трех департаментов – контроля и надзора, разрешительных процедур и нормативно-правового обеспечения. 

Это люди из старой системы. Именно на них поступило максимальное количество жалоб от общественности, активистов и журналистов. По ним сейчас продолжается дисциплинарное производство.

Важно, чтобы госорганы постоянно очищались и приходили новые люди, с новым виденьем, новыми подходами к работе. Я за то, чтобы кадровая политика была основана только на новых людях.

А что вы скажете о работе территориальных органов инспекции? Например, я сам родом из Николаева – там точно были претензии к ГАСИ, как, впрочем, и во многих других областях? Вы уже успели ознакомиться с проблемами в регионах?

Да, я уже провела предварительный анализ состояния дел и работы терорганов. Первые действия уже предприняты: я отстранила от исполнения должностных обязанностей директоров департаментов ГАСИ в Одесской, Запорожской, Харьковской и Херсонской областях. Также были отстранены заместители руководителей в Запорожской и Николаевской областях. Я дала поручения открыть дисциплинарное производство и провести проверку относительно действий всех этих чиновников.

В регионах поступало очень много жалоб граждан на нарушения во время выдачи разрешений и сертификатов о готовности принятия объекта в эксплуатацию, который фактически не достроен. То есть объект еще не достроен, а сертификат уже выдали.

Правоохранители также отмечают злоупотребления при выдаче разрешений, проведении контрольных мероприятий, неэффективность осуществления контрольных и надзорных функций в регионах.

Граждане жалуются, что застройщики не выполняют свои социальные обязательства по строительству школ и садиков.

Почему это происходит? Потому что застройщик вправе подать обращение о внесении изменения в проект. Таким образом, разрешение было получено на два-три дома и предусматривало в проекте строительства детского сада. А внесение изменений в проект может привести к тому, что на месте детского сада появляется еще одна многоэтажка. Есть примеры, когда в проекте заложены места для парковки, а потом проект изменяется и вместо парковки появляются многоэтажки. При этом плотность застройки и плотность пребывания населения увеличивается в разы, что нарушает все нормы.

Этой информацией владеют территориальные подразделения. Только люди, которые фактически знали о возможности таких изменений, могли как-то это остановить, но не делали этого. Поэтому сейчас мы требуем от терорганов четко описывать, какие именно изменения вносятся в проектную документацию, и действовать, если там есть отклонения от норм.

Давайте вернемся кпроблемам ведомства. На сайте ГАСИ сообщалось, что вы обнаружили «слепые лицензии». Можете рассказать о них? Как эта схема действовала?

Это история о том, что, когда мы упрощаем правила для бизнеса, некоторые бизнесмены начинает злоупотреблять. Когда я пришла в ГАСИ, сразу же начала изучать документацию. И тогда же я обнаружила эти «слепые лицензии» на осуществление строительной деятельности. Их выдавали в ГАСИ достаточно длительный период времени. Это своего рода декларативное лицензирование.

Для того, чтобы получить лицензию на строительную деятельность, необходимо заполнить форму, куда должны вносится полные данные о технических возможностях и кадровом составе предприятия. В документах, на основании которых выдавались «слепые лицензии», абсолютно отсутствуют фактические сведения о лицензиате. Например, отмечается, что в компании пятнадцать прорабов, но их личные данные отсутствуют, подтверждение, что это их основная работа - стоит пробел. Также просто писалось - техника есть. А должны содержаться балансовые справки на машины, механизмы и на другое оборудование. Никому не известно, есть ли там техника, которая позволяет строить объекты с высоким уровнем рисков. Ничего этого нет в «слепых лицензиях». Отсутствовала какая-либо информация, подтверждающая наличие системы контроля и качества. Любой мог получить лицензию на строительную деятельность. А это уже риски для безопасности людей во время строительства и после введения в эксплуатацию.

При этом существует мораторий на проведение проверок после выдачи лицензий – целый год. После года компания может просто исчезнуть. А когда мы выходим на проверку через год, то статистика такая, что более 50 процентов выданных лицензий приходиться отменять из-за недостоверности поданной информации.

Поэтому мы сейчас очень надеемся на добросовестную подачу документов и будем теперь за этим очень внимательно следить.

Также вы обратились в СБУ с заявлением о возможном постороннем влиянии на реестр разрешительных документов и систему «Прозрачная ГАСИ». Вы сообщали о том, что системы искусственно блокируются. Расскажите подробней об этом.

ГАСИ действительно отправила письмо в департамент контрразведывательной защиты информации интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ о возможных правонарушениях в процессе ведения реестра разрешительных документов.

Один из отстраненных чиновников, который отвечал за ведение этого реестра, не вернул ключи доступа. Сейчас есть проблемы с внесением информации и СБУ нам поможет вернуть законный контроль.

Когда я пришла на эту должность у меня был большой вопрос, а где же физически этот реестр находится? И на этот вопрос мне до сих пор никто не может дать внятный ответ. Но он точно физически не в ГАСИ. Есть информация, что реестр передан на хостинг и техническое обслуживание в частную компанию. Но нет информации о том, защищен ли он сейчас.

Мы также обращались в правоохранительные органы по поводу возврата реестра на ответственное хранение и администрирования в госпредприятие «Дія».

Е-кабинет застройщика, по словам Костенко, пока работает не для всех / Фото: УНИАН

И вообще, на сколько мне известно, реестр в какой-то момент был утерян, его находили даже на серверах за границей. Министерство цифровой трансформации подтверждало, что к реестру могли иметь доступ посторонние лица. Таким образом и работали группы внешнего влияния на ГАСИ. То есть, я так понимаю, можно было обратиться к так называемым «решалам», заплатить деньги, и в реестре могло появиться «нужное» решение.

Сейчас мы плотно работаем с Минцифрой над тем, чтобы создать абсолютно новый реестр, который будет работать по-новому. Он будет полностью защищенным.

Какие сроки выполнения создания такой новой системы?

У нас нет времени ждать. Первый этап введения такой новой единой электронной системы в сфере градостроительства, создание первой оболочки – мы планируем получить весной. А наполнить ее функционалом, утвердить на законодательном уровне ее работу и полноценно запустить – до конца этого года.

А как развивается проект электронного кабинета застройщика? Глава Минцифры Михаил Федоров в январе говорил, что его скоро полноценно запустят.

Е-кабинет застройщика уже работает. Но пока только для объектов незначительного класса последствий, то есть СС1. Это для строительства маленьких частных зданий. Эта система работает, люди довольны.

Мы не говорим о том, что через эту платформу будет работать объекты СС2-СС3. Но в любом случае, и для этих объектов будет создана система. У нее будет отдельный интерфейс.

У Минцифры есть детальный план действий по этому поводу, который мы должны выполнить.

Для меня одна из основных задач: полностью автоматизировать работу по выдаче разрешительных документов. Нам необходима новая электронная система, которая объединит е-кабинет застройщика и реестр разрешительных документов.

Вы создали новую разрешительную комиссию. Не все одобрили это решение, в СМИ сразу же появилось много критики. Расскажите подробнее об этой комиссии, как она работает, почему поступают эти претензии?   

Да, действительно, мной была создана новая комиссия по рассмотрению вопросов, связанных с реализацией полномочий ГАСИ по разрешительным процедурам. В нее были включены кроме должностных лиц ГАСИ, представители общественного совета, эксперты. В частности, представители Европейской бизнес ассоциации и помощники нардепов.

Для чего нужна эта комиссия? Когда я пришла на должность и.о. главы ГАСИ сразу же стал вопрос: как же все-таки защитить инспекцию от внешнего влияния, если нет полного контроля над реестром, о котором мы говорили выше.  Реестр и сейчас, и ранее был не защищен. На конец года правоохранительные органы сняли резервную копию информации в этом реестре. В случае, если реестр полностью «положат», будет возможность создать новый. Одновременно решения Комиссии фиксируются документально - на бумаге. То есть, если в реестре появляется что-то, что не прошло через комиссию, значит это появилось каким-то непонятным путем и надо разбираться. Комиссия дает определенную защиту и дает возможность избежать хаоса на строительном рынке. Это одна из главных целей создания комиссии.

Вторая цель – увидеть, как работает инспекция, в том числе, и на местах. Потому что по объектам СС3 решения принимаются в центральном аппарате ГАСИ в Киеве, а по объектам СС2 – в регионах. В связи с тем, что сейчас ведется масштабное строительство дорог и развивается социальная инфраструктура, необходимо очень четко видеть: какие решения принимаются на местах инспекторами. Поэтому мы сейчас рассматриваем абсолютно все документы. Только так можно увидеть полную картинку и отследить нарушения в работе.

Теперь решение принимается не единолично инспектором. Комиссия, как совещательный орган, рассматривает вопрос открыто и коллегиально, а потом уже принимается решение. Это быстро снимает надуманные и незначительные претензии, за снятие которых ранее бизнесу приходилось кулуарно договариваться. Мы на этой комиссии пытаемся разобраться: каким образом мы можем помочь заявителю исправить документы. Мы поднимаем вопрос о необходимости связаться с заказчиком, проконсультировать его, что нужно исправить.

Планируем скоро организовать трансляцию заседаний комиссии ГАСИ. Каждый заинтересованный сможет посмотреть, что и как там происходит.

Но хочу добавить, что эта комиссия нужна только в переходный период. До того времени, пока мы не перешли полностью в электронную систему.

Хочу вернуться к вашему назначению исполняющей обязанности. Вы претендуете на дальнейшее руководство ведомством?

Я подала документы на конкурс на должность главы ГАСИ. Я уже прошла тесты и собеседование на Комиссии по вопросам высшего корпуса государственной службы и попала в окончательную пятерку кандидатов. Впереди еще итоговое собеседование с вице-премьером Денисом Шмыгалем, после которого он и определится с тем, кто действительно достоин, кто больше готов и подходит для этой работы. После чего вынесет свое решение на Кабмин. Я готова к любому повороту, но, главное, я знаю, что перемены уже не остановить.

Дмитрий Шварц

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter