Пинзеник: Налоговый кодекс позволит управлять ставками в ручном режиме

Пинзеник: Налоговый кодекс позволит управлять ставками в ручном режиме

«Налоговый кодекс привнесет в нашу жизнь такое явление, как индивидуальное налогообложение, при котором ставки не имеют значения. А функции контроля настолько усиливаются, что фактически гражданские налоговые инспекторы приравниваются к сотрудникам правоохранительных органов»… Интервью экс-министра финансов Виктора Пинзеника

Налоговый кодекс – тема номер один уже не первый месяц. Дискуссии вокруг него обостряются на фоне ускорения продвижения документа для принятия Верховной Радой. Выводы экспертов и аналитиков во многом совпадают – фискальное давление возрастет, малому и среднему бизнесу уготовлен полный крах. Власть отрицает – предпринимателей ждут льготы и послабления. Чтобы разобраться достоверно, не хватает четких и системных комментариев. Экс-министр финансов Виктор Пинзеник пояснил это тем, что «тяжело дать системную оценку несистемному документу». В интервью УНИАН он проанализировал отдельные нормы «детища» нынешней власти, а также рассказал, почему, будучи в должности министра финансов, не стал инициатором создания фолианта под названием Налоговый кодекс Украины…

- Виктор Михайлович, как Вы оцениваете в целом проект Налогового кодекса?

Министр финансов В.ПинзеникТяжело дать системную оценку несистемному документу. Не понятно, какую цель преследовали авторы Налогового кодекса. Есть какие-то изменения, но они не упорядочены.

С одной стороны, декларируется, что налоги должны платить все, с другой – предусмотрен перечень освобождений от их уплаты. Это достаточно большой список в переходных положениях. Исчезла, правда, одиозная норма, которая наделяла правительство правом устанавливать практически в ручном режиме, кого следует освободить от налогообложения, исходя из личных симпатий.

- Власть постоянно заявляет о том, что с введением Налогового кодекса фискальное давление снизится. Так ли это?

Очень сложно оценить документ с точки зрения снижения налогов и смягчения контроля. Об этом заявляется, но в кодексе ничего подобного нет. Например, как воспринимать практику невозврата  НДС - как уплату налога, причем налога, которого не существует…

Налоговый кодекс привнесет в нашу жизнь такое явление, как индивидуальное налогообложение, при котором ставки не имеют значения. Особо интересен раздел администрирования. Функции контроля настолько усиливаются, что фактически гражданские налоговые инспекторы приравниваются к сотрудникам правоохранительных органов. Они наделяются полномочиями осуществлять следственные действия, что не относится к роду их деятельности.

Если административные функции будут усилены без введения инструментов защиты налогоплательщика, то это приведет к ручному управлению ставками, что коснется не только налога на прибыль, но и НДС.

Раздел об администрировании в целом разработан плохо. Не выписаны очевидные вещи - властные институты должны иметь механизмы влияния, но не должны наделяться инструментами злоупотребления. К примеру, Вы приносите налоговую декларацию с заявленной суммой прибыли в 50 тыс. грн., из которой должны заплатить 12,5 тыс. грн. налога. А я у Вас ее просто не принимают до тех пор, пока не задекларируете 100 тыс. грн. Остается вопрос, сколько Вы в таком случае заплатите налога с реально полученной прибыли в 50 тыс. грн.? Такой механизм стал практикой в Украине, а кодекс ее закрепляет.

- Как, по Вашему мнению, должен осуществляться контроль, и что еще обращает на себя внимание в разработанном правительством принципе администрирования налогов?

Необходимо четко разграничить добросовестных и нечестных налогоплательщиков, чтобы объектами контроля являлись только те, кто не платит налоги. Незачем терроризировать всех подряд.

Что касается администрирования, то в Налоговом кодексе нет даже намеков на цивилизованную систему администрирования налогов.

Немаловажен факт, что индивидуализацию ставок налога на прибыль позволяет осуществлять такая вещь, как приближение базы налогообложения прибыли к стандартам бухгалтерского учета. Если учесть, что стандарты утверждает Минфин, то это позволяет влиять на базу налогообложения, а, по сути, и на ставку. Все зависит, от какой суммы считать 20%…

Еще один момент - налог на зерно и не только. При второй перепродаже зерна предусмотрено освобождение от НДС. Получается следующим образом: Вы вырастили зерно. Я купил его у Вас и заплатил налог на добавленную стоимость, а дальше, куда я должен девать НДС? То есть, обязательства возникли, а кредита нет. Это, по сути, экспортная пошлина, удар по украинскому селу.

- Как Вы оцениваете нормы кодекса о налогообложении физических лиц?

Не вижу особой трагедии в дифференциации ставок налогообложения физических лиц. Не думаю, что небольшой рост ставок станет поводом для перехода этой сферы в “тень”.

Суть в другом. Ставка налога на доходы физических лиц будет превышать ставку налога на прибыль – 17% и 16%, соответственно. При этом у предприятий при формировании базы налогообложения учитываются расходы, а у физических лиц они не берутся во внимание, то есть, базой налогообложения фактически является валовый оборот. Это может стать одним из стимулов перетекания средств. Например, квартира, которую физическое лицо сдает в найм, оформляется как взнос в уставный фонд какого-либо  кооператива, а доходы - в виде распределения прибыли, а там совсем другие ставки.

Есть и ряд нелогичных норм, которые заимствованы из действующего законодательства. К примеру, налогообложение продаж автомобилей. Какая разница, перепродать воду, носки или автомобиль, что в этом случае может быть базой налогообложения?.. Это же касается и недвижимости. Когда-то была правильная норма, ее в свое время изъяли. Речь идет о налогообложении лишь разницы между стоимостью покупки и ценой продажи квартиры. Такая норма является хорошей базой для налогообложения реальных доходов, т.к. многие люди уже не рискуют приобретать имущество по фиктивным ценам, обжегшись на этом в прошлом. В проекте Налогового кодекса, к сожалению, данной нормы нет, сохраняется принцип налогообложения, по сути, валового оборота.

- Что может стать следствием налогообложения доходов с депозитов?

Я не ожидаю каких-либо серьезных доходов от налогообложения депозитов, они будут символические и не дадут существенного эффекта. Непонятно, почему часть депозитов облагается налогом, а часть нет. Налоговая система не признает подобных вещей. Налоги не являются элементом социальной политики.

Тоже можно сказать и о налоге на недвижимость. Почему определенная площадь не учитывается при налогообложении, почему ставка одинаковая в городе и селе? Кроме того, уникальное украинское понимание, что такое недвижимость - “дом в космосе”, без земли. Базой налогообложения должны быть и дом, и земля, на которой он стоит. Я также считаю, что налог на недвижимость должен быть отдан полностью в распоряжение территориальных общин.

Благодаря кодексу, создается возможность так называемого ручного управления  налогообложением, когда устанавливается для каждого в отдельности, сколько он должен платить.

- Вам в должности министра финансов такой Налоговый кодекс предоставил бы возможность увеличить поступления в бюджет?

Нет. Эти возможности не идут на пользу стране. Если налоговик имеет право карать и миловать, то остается вопрос, на кого он будет работать?

- В таком случае, возможно, нужно усилить контроль налоговых органов?

Министр финансов В.ПинзеникА сколько нам миллиардов людей для этого нужно? А над этими людьми не нужен контроль? Что дает контроль без прозрачности?

Контроль обеспечивается определенными инструментами, один из которых успешно похоронило после моей отставки предыдущее правительство. Речь идет об электронных декларациях (декларации по НДС в электронном виде – ред.). Каждый месяц были  очевидны «дыры». Такой метод давал ответ на вопрос, где эти 5 или 10% неплательщиков, с которыми нужно вести работу. Это - уникальный инструмент совсем другой системы контроля. Было выявлено 30 «ям» - вот вам поле для работы, и не нужно лезть туда, куда не следует.

Наибольшей проблемой у нас является не возмещение НДС. Немногие знают, что больше всего злоупотреблений в Украине происходит не на этапе возмещения, что возможно парадокс, а на этапе недопоступления, в этот момент создаются фиктивные схемы. Это мы увидели, когда в Минфине начали обработку электронных деклараций. Но у ведомства  нет полномочий привлекать к ответственности тех, кто эти инструменты запускает.

- В государственной машине есть другие структуры, которые это могут сделать, например, налоговая милиция. Разве они не уполномочены привлекать к ответственности?

Кого - налоговую?..

- Нет, создателей «серых» схем.

Возможно, они там и создаются? У нас ни налоговая, ни таможня никому в государстве не подчиняются.

- Вы хотите сказать, что Минфин не может влиять на налоговую?

Я даже сказал бы, что не только Минфин, никто не имеет такого влияния. Премьер имеет в подчинении министров, а налоговая кому подчиняется? Председатели таможни и налоговой не являются членами правительства...

Если мы говорим о системе контроля, то она должна быть выведена из-под подчинения ГНАУ и таможни и передана институту финансовой полиции при Министерстве финансов. Этот институт должен быть наделен правом не только проводить налоговые расследования, но и контролировать налоговые органы, потому что внутренний контроль, который есть на таможне и в налоговой милиции, ничего не дает.

- Будучи министром финансов, Вы могли выступить инициатором создания Налогового кодекса. Почему это не было сделано?

Нет, не мог, потому что не было понимания во власти того, что должно получится в итоге.

Работа велась, но, к сожалению, все могло закончиться документом, схожим с нынешним, но с некоторыми дополнительными «сюрпризами». Дело не в Минфине. Задевается большой пласт проблем, и на них должен быть заказчик, политический запрос.

Вы помните 2005 год, когда было упразднено право кому-либо не платить налоги, речь идет не только о ликвидации свободных экономических зон. Я всегда вел с этим войну, налоги должны платить все. В 2005 году были политические обстоятельства, которые позволили мне это сделать. К сожалению, во время последней каденции такой возможности уже не было.

Три ключевые цели должна преследовать, по моему мнению, налоговая система: налоги платят все (никаких исключений или льгот), ставки налогов должны быть низкими, что является результатом определенных действий (то есть, данный вопрос не решается только Налоговым кодексом), отказ от системы тотального и переход к новой системе контроля несоответствия (к примеру, доходов и расходов).

- Многие представители власти имеют отношение к бизнесу. Чем они  мотивируют принятие такого Налогового кодекса?

Сложно сказать. Очень часто я видел, когда руководствуются принципом - “нам бы ночь простоять да день продержаться”.

- Спасибо за беседу.

Беседу вел Дмитрий Бобесюк (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter